A+ R A-

Первое российское авто...

Содержание материала

 

 

• • •             

Вряд ли среди любителей исто­рии автомобилизма найдется чело­век, не слыхавший о "Руссо-Балтах". О них много писали, но утвер­ждать, что знает все об этих маши­нах и предприятии, где они выпу­скались, может далеко не каждый.

Поэтому пролить свет на некоторые подробности деятельности Акцио­нерного общества Русско-Балтий­ского вагонного завода, связанные с автомобилестроением и не только с ним, будет далеко не лишним. Хоро­шо известно также, что предприя­тие это было первым номером отече­ственного дореволюционного автомобилестроения, но о том, что на нем изготовлялись еще и различные типы стационарных двигателей, мо­торные лодки для спорта и рыбной ловли, баржи, сельскохозяйствен­ная техника, трамваи и, конечно же, вагоны — пассажирские и то­варные, известно гораздо меньше. Среди продукции "Руссо-Балта" были и аэропланы, в том числе зна­менитые "Ильи Муромцы" Сикорского.

 

  Бомбардировщик "Илья Муромец" конструкции Сикорского

 

Одним словом, предприятие, даже если сбросить со счетов авто­мобильное производство, достойно представляло российскую промыш­ленность не только на внутреннем, но и на внешнем рынке. Оно было одним из крупнейших в Европе ва­гоностроительным предприятием, продукция которого была известна даже в Италии, куда экспортирова­лись вагоны. Помимо вагонного от­деления в Риге, к моменту организа­ции автомобильного производства общество имело железо- и сталели­тейный заводы, завод крепежных изделий. Кроме того, в Риге сущест­вовало несколько отделений "Рус­со-Балта", которые в сущности мог­ли претендовать на самостоятельность — отделение сельхозтехники, судостроительное и двигательное. В 1912 году в столице было основано и авиационное отделение. Подумы­вало правление и об открытии фи­лиалов в других городах страны. Как видим, "Руссо-Балт" имел хо­рошо оборудованные заводы, ква­лифицированные кадры и мог по­зволить себе эксперименты с про­изводством самодвигателей, даже если на первых порах они и не су­лили скорой экономической отда­чи. Правление общества глядело в будущее, понимая, что оно за авто­мобильной и авиационной техни­кой, и не ошиблось!

 

  Общий вид на завод. 1909 год.

 

Известно, первый автомобиль покинул цехи завода 27 мая 1909 года, но события, приведшие к этому, начались еще в 1904 году. Именно тогда, во время русско-японской войны было организовано отделение по постройке военного обоза. Но кончилась война, и про­пал спрос на подобную продукцию. Что делать? Куда употребить осво­бодившиеся мощности? Один из членов правления общества — ин­женер И.А. Фрязиновский предло­жил попробовать выпуск автомоби­лей. Спрос на них рос с каждым го­дом, а потому предложение было принято. Одним из заграничных партнеров "Руссо-Балта" по произ­водству вагонов было бельгийское предприятие "Фондю". Оно уже с 1906 года осваивало выпуск автомо­билей. Туда-то и обратился Фрязи­новский, которому как инициатору было поручено возглавить новое от­деление. С "Фондю" в Ригу прибыл молодой инженер Жульен Поттера, ставший конструктором этого отде­ления. Двадцатишестилетний швейцарец, несмотря на молодость, оказался достаточно энергичным и, приступив к своим обязанностям в июне 1908 года, уже через год выпу­стил первую серию машин. В тот пе­риод у него в подчинении было 10 инженеров и 141 рабочий. Кроме того, в штате состояло 3 водителя-испытателя, которые в случае нуж­ды становились гонщиками и выво­дили продукцию завода на старты состязаний разных рангов.

При разработке своей модели ин­женеры "Руссо-Балта" задались целью построить автомобиль для русских дорог или, если хотите, для русского бездорожья. А это означа­ло, что все узлы и детали машины должны были выдерживать сильную тряску на проселках и большаках, что автомобилю придется преодоле­вать "расхлябанные колеи" и грязе­вые лужи, где вязли даже лошади. Поэтому-то у "Руссо-Балтов" был довольно большой дорожный про­свет и солидный запас прочности. Почти все необходимое для авто производилось различными отде­лениями предприятия, в том чис­ле и отливка блоков цилиндров. Причем на этой ответственной операции за короткий промежу­ток времени был достигнут та­кой прогресс, что брак, понача­лу составлявший до 50% литья, через год едва достигал 10— 12%, а это считалось тогда вполне допустимым.

 

   "Руссо-Балт" № 1.

 

Итак, "Руссо-Балт" № 1 вышел с завода, как уже говорилось, в кон­це мая 1909 года. Его появление не осталось незамеченным. Журнал "Автомобиль" по этому поводу пи­сал: "На днях на улицах Петербурга появилась изящная коляска с кузо­вом гоночного типа, серого цвета, привлекшая всеобщее внимание своим изящным видом и русским на­циональным флажком у переднего щитка... Коляска эта построена Русско-Балтийским Вагонным за­водом в Риге для опыта и является первым в России детищем русского автомобильного производства, где каждая часть мотора, шасси и кузо­ва построена полностью в мастер­ских названного завода, собираю­щегося уделить ему несколько кор­пусов для специального автомо­бильного отделения". Далее журнал извещал своих читателей, что само­ход, который они, возможно, виде­ли, был одним из трех, построенных на заводе автомобилей, имел 4-цилиндровый двигатель в 24 л.с. с кар­данной передачей и автоматической смазкой. Сообщались и подробности его биографии. Оказывается, сразу же после постройки в мае месяце ма­шина прошла ходовые испытания в Риге и после этого отбыла в Петер­бург, куда и прибыла через 8 часов 2 минуты, преодолев около 600 верст. С 30 мая по 20 июня она эксплуатировалась в столице, а за­тем ушла обратно в Ригу. Через ка­кое-то время машина вернулась в Петербург и 16 августа стартовала в пробеге Петербург—Рига—Петер­бург. До своей родины "Руссо-Балт" добрался без единого штрафного оч­ка и должен был участвовать в гонке на 1 версту. Здесь-то его и поджида­ла неудача: "машина вдруг встала". Тут же ее отправили на завод и, ос­мотрев, пришли к выводу, что оста­новка произошла "по вине шофе­ра". Поскольку поломок или по­вреждений обнаружено не было, то ее "без всякого ремонта и замены частей" отправили назад к линии старта продолжать гонку. Далее в статье говорилось, что "завод в на­стоящее время убедился в прочно­сти и полной пригодности своей про­дукции для русских дорог и присту­пил к выработке нескольких десят­ков машин". Там же обещалось, что в продажу скоро поступят коляски в 12—24 и в 40 л.с. с кароссери собст­венного производства типа ландоле, дубль-фаэтон и даже лимузин. Кро­ме того, упоминалось о выпуске гру­зовиков со специальными кузовами для развозки мелких товаров.

 

    Руссо-Балт С 24-30 № 2. 1909г.

 

Взяв таким образом старт, риж­ские автостроители повели наступ­ление на отечественный автомо­бильный рынок. И надо сказать, что здесь они, несмотря на неблагопри­ятные условия, развернули борьбу, чтобы занять подобающее "место под солнцем". Правление провело ряд исследований конъюнктуры русского автомобильного рынка. При этом изучался не только спрос на самодвигатели, но и проводились массовые анкетные опросы на тему "Какой автомобиль Вам нужен?" Отвечая на вопросы анкеты, авто­мобилисты тем самым помогали за­воду создать автомобиль, удовлет­ворявший требованиям большинст­ва пользователей.

На "Руссо-Балте" машины со­здавались не поштучно, как на дру­гих отечественных предприятиях того времени, а небольшими серия­ми. Каждая серия автомобилей пол­учала наименование буквой. Так существовали серии "К", "С" и дру­гие. Внутри серий имелась опреде­ленная стандартизация узлов и де­талей. Число машин в серии бывало различным. Так, по данным иссле­дователей из автоотдела московско­го Политехнического музея, в серии "К" было около 40 штук, в других сериях количество автомобилей до­стигало 60, но бывали и менее многочисленные. Стоимость продукции была довольно высокой и зависела в основном от силы мотора и типа ку­зова. Так, лимузин модели "С" сто­ил 8400 рублей, а самая скромная машина с открытым кузовом — 5,5 тыс. рублей. Высокие цены на русско-балтийские самоходы, ко­нечно же, мешали реализации про­дукции, и правлению фирмы при­шлось приложить немало труда, чтобы поправить положение. С этой целью было решено начать реклам­ную кампанию. Реклама, как известно, — двигатель торговли. А что может лучше рекламировать авто­мобиль, чем победы в гонках и рал­ли? И рижские самоходы становят­ся непременными участниками всех состязаний, проходивших в России. На многих из них они за­рекомендовали себя наилучшим образом, опередив заграничных конкурентов.

 

 

Яндекс.Метрика