A+ R A-

Первое российское авто...

Содержание материала

 

 

 

 

 

• • •

Широко распространено мнение, что, для того, чтобы быть полезным своей родине, человек непременно должен жить в ее пределах. Но это не всегда так, и подтверждением то­му — судьба русского инженера Бо­риса Григорьевича Луцкого. Специ­алистам он известен как талантливый и самобытный авто- и авиаконструк­тор, разработчик двигателей внут­реннего сгорания, вот только широ­кая публика почти ничего не знала о нем во времена его деятельности, да и теперь достоверных сведений о Бори­се Григорьевиче мало. Судите сами, ведь даже при жизни в выходившей в России литературе он иногда имено­вался "германский инженер Луцкой", в то время как на самом деле фамилия его была Луцкий.

 

Луцкий Борис Григорьевич (с 1910 Луцкой; 1865 — 1920?), известный русский инженер-двигателист один из пионеров европейского автомобилестроения, конструктор автомобилей, моторных лодок, самолетов. Им созданы оригинальные стационарные газовые, керосиновые и бензиновые двигатели, двигатели для автомобилей, трициклов, надводных судов, подводных лодок, самолетов на мощности от 1 до 6000 л.с.

 

 

С тех пор все историки автомоби­лизма, повторяя эту ошибку, име­нуют Бориса Григорьевича Луцкой, а не Луцкий. Исправить ее помогла в общем-то случайность. В Цент­ральном Государственном Военно-Историческом Архиве сохранилось письмо инженера, в котором он со­общает о себе ряд биографических сведений. Там же имеется и подпись — Луцкий. Ценность этого письма еще и в том, что до сих пор биография инженера составлялась на основе статей о его деятельности, иногда появлявшихся в периодической пе­чати, а они, как уже говорилось, грешили множеством неточностей. И вот наконец возможность узнать обо всем из первых рук!

 

Один из первых автомобилей Б. Луцкого.

 

Родом Борис Григорьевич был из Бердянска Таврической губернии. Учиться же его определили в Сева­стополь, в Константиновское реаль­ное училище. Уже тогда, вероятно, проявилось недюжинное дарование будущего изобретателя, ведь не зря же директор училища — князь Уру­сов направил его в 1882 году в Мюн­хен для продолжения образования, как повелось в России еще со времен Ломоносова. Быстро освоившись в чужой стране, Луцкий поступил и в 1886 году закончил Политехниче­ский институт. Получив инженер­ный диплом, он возвратился в Рос­сию и, по его собственным словам, "отбыл там воинскую повинность". Вот тут-то и встал перед молодым инженером вопрос: "Остаться в Рос­сии и искать место инженера на ка­ком-нибудь из заводов или уехать в Германию, воспользовавшись од­ним из многочисленных приглаше­ний немецких промышленников, успевших оценить его талант"?

 

Электромобиль для развозки почты конструкции Б. Луцкого.

 

Луцкий выбрал второе. Почему? Возможно потому, что ясно пони­мал: в России его страсть к двигате­лям внутреннего сгорания вряд ли сможет реализоваться во всей пол­ноте, тогда как в Германии именно это его увлечение встречало наи­большее сочувствие со стороны предпринимателей. Так или иначе, но вскоре он уже работает в Мюнхене на заводах Лапдеса и Машино­строительной компании, где "имеет возможность применить свои позна­ния на практике". И практика эта была весьма успешной. В 1888 году конструктор разработал и построил новый газовый двигатель, "который в том же году был выставлен на Мюнхенской выставке". Двигатель Луцкого обратил на себя внимание профессоров Технологического инс­титута и, конечно же, предприни­мателей. А фабрика "Кеберс Айзенверк" даже купила привилегию на его машину. Действие привилегии, или, как мы бы сейчас сказали, па­тента, распространялось на всю Се­верную Германию, куда и пришлось переехать изобретателю. Два по­следующих года его жизни связаны с Гамбургом. Затем его приглашает на службу в качестве главного ин­женера Нюрнбергская Машино­строительная компания, купив предварительно патент на исполь­зование двигателя Луцкого. Так Бо­рис Григорьевич в возрасте двадца­ти пяти лет становится главным инженером крупнейшего в Южной Германии завода по выпуску двига­телей. К нему приходит извест­ность, уважение коллег, со всех сто­рон сыплются предложения о более перспективной работе, но Луцкого интересуют не деньги, а профессио­нальный рост, и он принимает пред­ложение нюрнбергских же предпри­нимателей заняться конструирова­нием автомобилей, тем более что автомобилизм интересует его само­го. Итак, с 1897 года Луцкий берется за разработку авто. Поначалу это трициклы, затем легкие колясочки и, наконец, сложные машины, в том числе и грузовики.

 

   Грузовик Б. Луцкого на испытаниях в Санкт-Петербурге.

 

Новое занятие потребовало мно­го времени, а потому, осознавая, что в России заниматься им будет невозможно, Борис Григорьевич окончательно решает переселиться в Германию, не меняя, однако, при этом русского подданства. Успех и здесь сопутствует изобретателю. На Берлинской выставке 1899 года его машины выходят в число первых и он получает высшую награду. Каза­лось бы, у Луцкого есть теперь все, о чем он мог только мечтать, но...

Даже живя на чужбине, Борис Григорьевич помнил о своей родине. И не просто помнил, а старался быть ей полезным, полезным именно сво­ими знаниями, своим инженерным талантом. В 1900 году, будучи уже известным двигателестроителем и автоконструктором, Луцкий пишет письмо русскому военному агенту в Берлине князю Павлу Николаевичу Енгалычеву. То самое, которое сыс­калось потом в военном архиве. В этом письме инженер предлагает свои услуги в качестве автоконст­руктора, а кроме того, и проект ав­томобиля, снабженного орудием. Луцкий, видимо, четко осознавал, что автомобиль может заинтересо­вать официальные круги только в качестве нового оружия, и был прав. Именно тогда Военное ведомство России обратило на него внимание.

 

 

Яндекс.Метрика