A+ R A-

Первое российское авто...

Содержание материала

 

 

 

• • •

 

На Сампсоньевской набережной в Петербурге в начале нашего столе­тия располагался крупный завод, принадлежавший "Акционерному Обществу машиностроительного, чугунолитейного и котельного заво­да Г.А. Лесснер". Завод существо­вал с 1852 года и занимался произ­водством насосов, станков, паровых молотов. Это было крупное и уважа­емое предприятие, широко извест­ное в стране. Но известность — еще не гарантия высоких прибылей. Так случилось и с "Лесснером" — его продукция не пользовалась спро­сом, так как иностранцы предлагали то же самое, но по более низким це­нам. А попробуйте их снизить, если все необходимое приходится поку­пать втридорога! Именно поэтому в 1900—1901 годах убытки Общества составили более 170 тысяч рублей. Собралось правление, подумали о возможности поправить невеселое положение и кому-то (теперь уже вряд ли можно сказать, кому) при­шла в голову спасительная мысль: сменить продукцию и усовершенст­вовать систему управления. Для этого на должность директора-рас­порядителя предприятия был при­глашен инженер Люциан Антоно­вич Бишлягер, способный админи­стратор и талантливый изобрета­тель. Таким он проявил себя на дол­жности руководителя артиллерий­ской службы Путиловского завода. Кроме того, он участвовал в разра­ботке трехдюймовой полевой пуш­ки, принятой на вооружение рус­ской армией. Правда, приглашая Бишлягера, "Лесснер" надеялся не только на его инженерные и адми­нистративные способности, но и на связи в военных кругах, полагая, что с его помощью можно будет до­биться государственных заказов на военное оборудование, а возможно, даже и субсидий для его выпуска.

Новый директор пришелся ко двору. Особенно ценным оказалось то, что он сумел наладить контакт с рабочими, и забастовки, терзавшие завод, прекратились. Предприятие заработало стабильно. После этого Люциан Антонович обратился в Во­енное министерство и попытался выяснить, что из новых видов про­дукции больше всего интересует эту организацию. Как ни странно, та­кой продукцией оказались... авто­мобили. Сразу же после этого нача­лись переговоры о покупке привиле­гий на их производство с зарубеж­ными фирмами. Наконец, отобрали модели, наиболее подходившие за­воду, и заключили контракт с фир­мой "Даймлер". Произошло это 18 марта 1902 года. Согласно контр­акту, акционерное общество "Г.А. Лесснер" получало исключи­тельное право на выпуск в России автомобилей этой марки. Именно в это время на "Даймлере" работал известный автоконструктор Б.Г. Луцкий. Неизвестно доподлин­но, какова его роль в этом деле, но вполне можно предположить, что он оказал содействие в заключении этой сделки. Но так или иначе, "Лесснер" занялся автомобилями.

 

 «Лесснер» для доставки почты 1905 год.

 

Машины, выпускавшиеся на предприятии, были достаточно сложными и требовали солидного оборудования и высокой квалифи­кации специалистов. Судя по тому, что лесснеровские автомобили охот­но покупались как частными лица­ми, так и организациями, и то, и другое присутствовало. Если верить сохранившимся документам, завод выпускал 5 моделей легковых и 2 модели грузовых авто. Среди гру­зовиков были в основном фургоны, но делали еще и автобусы, пожар­ные автомобили и даже... тюремный автомобиль — эдакий предок "чер­ного воронка". На этой модели стоит остановиться особо, так как конст­рукция разрабатывалась специали­стами предприятия согласно требо­ваниям, выдвинутым Тюремным ведомством. Хотя писать о подобных машинах и не очень приятно, но коль скоро они существовали, то об­ходить их стороной было бы просто нечестно. Кроме того, создание та­кого автомобиля позволило "уте­реть нос" иностранцам. Дело в том, что подобная машина была заказана не только "Лесснеру", но и одной из многочисленных зарубежных фирм. Оба предприятия с заказом справи­лись. Так, в столице появился мрач­ный "черный автомобиль "-иностра­нец, в котором за версту был виден казенный экипаж. Но после непро­должительного пользования выяс­нилось, что он "не полностью при­способлен для данной цели". Пресса объясняла это тем, что в "Западной Европе еще не существует подобных автомобилей". О существовании второго экипажа для перевозки осужденных долгое время никто и не догадывался — лесснеровская ма­шина выглядела элегантно, почти респектабельно.

 

 Тюремный фургон "Лесснера" так называемый "Воронок"

 

Ее шасси, типа "Даймлер", оборудовалось двухци­линдровым двигателем и несло на себе кузов синего цвета, покрытый лаком. "Имей он по бокам окна, его можно было бы принять за лиму­зин" , — писала пресса того времени. Но кузов изнутри был обит желе­зом, вмещал 6—8 человек и "был идеально приспособлен для пере­возки арестантов". Тюремное ве­домство осталось довольно и поду­мывало о заказе еще одного такого самодвигателя, ведь экипаж от "Лесснера" обошелся ему на 20 про­центов дешевле, чем "заграничная штучка".

Не нужно думать, что фабрика выполняла заказы исключительно столь мрачных организаций. Когда на Санкт-Петербургском почтамте случился пожар и сгорело 12 авто­мобилей, построенных у Фрезе, именно "Лесснер" подготовил им замену. Машины оказались доброт­ными и пробегали до 150 верст в день, развозя корреспонденцию, посылки и т.д. Снабжались они дви­гателем "Даймлер" в 8—10 л.с, бы­ли рассчитаны на 20—25 пудов на­грузки и имели за сидением водите­ля специальный ящик с откидной дверцей для перевозки почтовых грузов. Предельная скорость дости­гала 30 верст в час. Окрашенные в желтый цвет, эти машины несли по бокам изображения гордого двугла­вого орла, а под ним — эмблему Почтового ведомства.

 

Почтовые фургоны «Лесснер Тип 1» во дворе Главного почтамта. С.-Петербург.

 

Успешное применение авто на почтовой служ­бе позволило правлению "Лесснера" обратиться в столичное отделе­ние Государственного банка с пред­ложением своей продукции для пе­ревозки денег и других ценностей. Специально для этого были разра­ботаны машины в 10—12 л. с. и гру­зоподъемностью до 15 пудов с ящи­ком, надежно защищавшим свое со­держимое не только от нескромных взглядов, но и от нескромных дейст­вий. Правление обещало скорость до 35 верст в час и гарантийное обслу­живание в течение полугода после покупки. Каждый "автомобиль-сейф" стоил 2200 рублей.

В 1906 году "Лесснеру" достался очень престижный заказ. Речь идет об автомобиле для графа Сергея Юльевича Витте — известного пол­итического и государственного дея­теля. А вскоре машина этой марки приняла участие в испытаниях, уст­роенных Военным ведомством, и была одной из немногих, достигших финиша.

 

В 1906 г. завод выпустил автомобиль с 22-сильным двигателем для известного политического и государственного деятеля графа С. Ю. Витте. Лесснер-22 был на уровне лучших европейских образцов.

 

Выпускались и спортив­ные модели — одна из них выступа­ла в пробеге Петербург—Рига—Пе­тербург, правда, без особого успеха.

Закончилось производство авто­мобилей на заводе общества "Лесс­нер" в 1909 году. Что же произош­ло? Почему авто были вычеркнуты из списка продукции предприятия? Многие почему-то уверены, что спрос на самодвигатели в этот пери­од сильно упал и производство свер­нули за отсутствием заказов. Это, однако, не соответствует действи­тельности. Спрос был, но правле­нию общества удалось получить большой заказ на постройку мин и торпедных аппаратов. Страна вос­станавливала пострадавший в войне с Японией флот, и заказы, связан­ные с этим, сулили гораздо больше прибыли, чем автомобильное про­изводство. Именно по этой причине завод отказался от дальнейшей по­стройки самодвигателей.

История не сохранила нам ни од­ной машины марки "Лесснер", хо­тя, по оценкам специалистов авто­мобильного отдела Политехниче­ского музея, за все время своего су­ществования это предприятие вы­пустило от 70 до 100 автомобилей.

 

 

 

Яндекс.Метрика