A+ R A-

Первое российское авто...

Содержание материала

 

 

 

В конце прошлого века в России ходило много слухов о скором рас­пространении в стране автоматиче­ских электрических экипажей, дви­жущихся не только по рельсам, но и без них. Слухи эти переходили из уст в уста, кочевали по страницам прессы. Были издания, которые ут­верждали, что машины эти изобре­тены в России, русскими механика­ми. Вот что писал журнал "Велоси­пед" в феврале 1898 года: "В депар­таменте торговли и мануфактур ми­нистерства финансов, как сообщают петербургские газеты, в настоящее время находится изобретенная рус­ским техником И-вым электриче­ская карета. Расход на содержание и езду в карете в три раза меньше, чем на лошадях. Изобретатель хлопочет о выдаче ему на его изобретение де­сятилетней привилегии".

Или еще один пример: "Русско­му электротехнику А. Р-ху удалось изобрести двухместную электриче­скую карету. Вес кареты равен 22 пудам. Карета приводится в движе­ние и освещается исключительно электричеством. Машина устроена под сидением. Весь механизм сделан внутри кареты. Аккумуляторы за­ряжаются на четверо суток. В такой карете очень удобно совершать пу­тешествия по проселочным дорогам. Изобретатель ходатайствует в де­партаменте торговли и мануфактур министерства финансов о выдаче ему десятилетней привилегии".

Такие или похожие заметки по­являлись и в других изданиях, но никто, кроме бойких журналистов, еще не видел тогда электрического чуда. Да и последние-то могли при­думать эту сенсацию, узнав, что по­добные экипажи появляются в Па­риже и Лондоне. Чем мы-то хуже? Но на сей раз слухи, как ни странно, были вполне оправданны и насчет электрических экипажей и насчет своего, российского изобретателя.

Им оказался дворянин И.В. Ро­манов.

 

 Романов Ипполит Владимирович (1864—1944)

 

В 1898 году он организовал мастерскую, где и намеревался производить свои машины. Нужно сказать, что Романов не был но­вичком в электротехнике. За ним числилось уже несколько изобре­тений в этой области. Не послед­нюю роль среди них играли акку­муляторы, достаточно емкие, что­бы обеспечить надежную работу электромобилей.

Вообще-то Ипполит Романов за­нимался разработкой электриче­ских экипажей с конца 80-х годов. На то, чтобы отдельные идеи офор­мились в готовый проект, понадоби­лось почти десятилетие, но в 1899 году журнал "Технический сборник и вестник промышленности" нако­нец-то подтвердил все ходившие слухи, дав описание электромоби­лей и объявив, что один из них уже вышел на улицы С.-Петербурга. Как же выглядел первый русский электромобиль? Согласно описа­нию, приводился он в движение дви­гателем, изобретенным самим Романовым, от его же аккумуляторов, которые, по словам журнала, были "гораздо легче обычных". Мотор и аккумуляторные батареи распола­гались в средней части экипажа и при помощи цепной передачи вра­щали передние колеса. На машинах Романова существовал раздельный привод, т.е. на каждое ведущее ко­лесо был свой двигатель. Пассажир­ский салон располагался спереди, а водительское место сзади. Конст­рукция предусматривала наличие 9 скоростей — от 1,5 до 35 верст в час. Было предусмотрено и рекупе­ративное торможение, что позво­ляло экономить электроэнергию. Для освещения пути имелись элек­трические фары, а для защиты пас­сажиров от непогоды — "амери­канский верх" — складной брезен­товый тент.

 

 Электрический кэб И. Романова.

 

Новый электрический кеб так понравился публике, что ему проро­чили блестящее будущее. Было да­же предложено организовать ком­панию по выпуску заманчивой но­винки. В течение трех лет планиро­валось выпустить четыре сотни двухместных, двести четырехмест­ных кебов, а также полтора десятка пятнадцатиместных электрических омнибусов. Планировалось также создать специальный таксопарк, полностью укомплектованный электромобилями Романова.

19 января 1901 года в Санкт-Пе­тербургскую Городскую Думу по­ступило прошение от инженера И.В. Романова о разрешении ему органи­зовать 10 маршрутов электрическо­го омнибуса. Вместе с прошением были поданы описания и чертежи электромобилей.

Через некоторое время техниче­ская экспертная комиссия признала пригодность романовского изобре­тения к практической деятельности, и в феврале того же года она осмот­рела и испытала сами экипажи; вы­вод комиссии гласил: "При движе­нии по улице с неровно сколотым снегом, при поворотах и переездах через рельсы конно-железных дорог омнибус шел спокойно, без тряски и качки... Испытав экипаж в движе­нии, мы пришли к заключению, что омнибусы, построенные по этой схе­ме, представляются удобными и безопасными для уличного движе­ния и общественного пользования".

 

   Электрический омнибус конструкции И.Романова. 1901 год.

 

27 июня последовало решение Думы о разрешении на открытие перевозок на 10 линиях. Казалось бы, успех обеспечен, но... Условия, предложенные Думой, были не то что льготными, а наоборот. Взять хотя бы залог в 5 тыс. рублей, кото­рый инженер должен был внести в течение 8 месяцев со дня выдачи ему разрешения. Это огромная по тем временам сумма. Кроме того, если Романов хотя бы немного отступил от скрупулезно составленного раз­решения, то ему грозил штраф, а ес­ли бы он задержал открытие марш­рута, то за каждый день задержки нужно было бы заплатить по 100 рублей. Таким образом, Город­ская Дума, выдав разрешение на пользование электрическими кеба­ми и омнибусами, пеклась прежде всего о собственном бюджете и толь­ко после этого о возможных пасса­жирах и самом предпринимателе.

Риск был велик, а потому-то Ро­манов, не обладая необходимыми средствами, не смог воспользовать­ся этим разрешением, тем более что изготовление только одного омни­буса в мастерской стоило около 7 тыс. рублей. Согласно сохранив­шимся материалам из городского архива, надлежало сделать 80 омни­бусов, что в сумме требовало более полумиллиона единовременных за­трат. Добыть необходимые деньги хотели, организовав акционерное общество, но, в конечном итоге, и это не удалось, так как новому делу были явно не рады конкуренты - владельцы конки и многочисленные извозопромышленники. С их под­ачи все старания изобретателя на­ладить регулярные рейсы своих электробусов потерпели неудачу. Правда, было изготовлено несколь­ко штук машин, но дальше обнаде­живающих опытов дело не пошло, так как власти не желали вложить в него ни гроша.

Говорят, что, потерпев фиаско в столице, Ипполит Романов хотел реализовать свое детище в Одессе, но и там безрезультатно. Увидев, что ничего из его затеи не получает­ся, он перешел к работам в других областях электротехники.

Так Россия лишилась возможно­сти стать в один ряд с передовыми странами мира в области примене­ния электромобилей. Однако хотя и с опозданием, но они появились. По данным журнала "Автомобилист", к маю 1914 года в стране было це­лых. .. восемь электрических экипа­жей. Из них 4 грузовика, 1 трехко­лесный фургон и 3 частных автомо­биля. Для сравнения скажем, что только в Германии их было 862, во Франции — 100, в Англии — 201, а всего в Европе в тот период работало 1576 электромобилей разных видов. В Америке же они были еще более распространены.

Оценивая перспективы приме­нения таких машин в России, "Ав­томобилист" писал: "...Между тем, электромобили могли бы быть очень полезны... Надо только остерегаться одностороннего отношения к элект­рическим экипажам и применять их только там, где они действительно на своем месте. Не конкуренция, а практика покажет, в какой области передвижения должны быть приме­няемы бензиновые автомобили, а в какой — электрические..."

Согласитесь, очень здравое, ак­туальное заключение.

 

 

 

Яндекс.Метрика