A+ R A-

Первое российское авто...

Содержание материала

 

 

 

Примерно за неделю до откры­тия Михайловский манеж преоб­разился: специальные команды землекопов рыли траншеи под электрические кабели, несущие ток для нескольких сот светильни­ков, драпировщики и оформители убирали стенды компаний, уста­навливались пальмы в бочках, призванные украсить зрелище своей изысканной элегантностью. И вот наконец день открытия!

В 11 часов у здания манежа уже колыхалась празднично разряжен­ная толпа, ожидая приезда высоко­поставленных гостей, которые на­чали съезжаться уже в четверть две­надцатого. Правда, спешили не все. Великий Князь Борис Владимиро­вич и Великая Княгиня Мария Пав­ловна прибыли только в исходе 12-го часа. Но вот все в сборе. Торжест­венное открытие начинается молеб­ном, после которого, как принято, звучат торжественные речи минист­ра финансов и вице-президента Им­ператорского Российского Автомо­бильного Общества В.В. Свечина. Затем звучит гимн, исполнявшийся оркестром лейб-гвардии Стрелково­го полка. Звуки его перекрываются громовым "ура". После торжествен­ного открытия совершается "офи­циальный обход", вслед за которым в специально оборудованном поме­щении состоялся обед. Среди участ­ников — члены ИРАО, представите­ли автомобильных клубов из других городов. Из Москвы на выставку прибыла целая делегация от Мос­ковского Клуба Автомобилистов. В ее составе В. К. Жиро, П. П. Ильин и другие видные деятели клу­ба. Из Киева приехали Н. К. Фон-Мекк, И. П. Дьяков, из Риги — А. Лейтнер. Был и предста­витель Германского Императорско­го автомобиль-клуба г-н Делакруа. За столом прозвучало много тостов о прошлом и будущем автомобиля в России. Одним словом, церемония открытия удалась на славу...

С двух часов дня манеж открылся для посетителей.  К вящему расстройству многих из них стенды, где должны были экспонироваться аэроплан "Блерио", автомобили "Де-Дион" и "Митчел", — пусты. Пуст и стенд легковых машин " Мер­седес". Но зато остальные стенды заполнены до отказа. Здесь и бле­стящие металлом, полированные выставочные шасси, лакированные карроссери, миниатюрные вулкани­заторы для шин, гудки, фары, све­чи, магнето — настоящий автомо­бильный рай. Гвоздем же экспози­ции, бесспорно, была стосильная "Изотта-Фраскини" и 80-100-силь­ный "Опель". Но публика толпи­лась и у более скромных колясок "Форд" и "FN". Большое разочаро­вание постигло группу москвичей, специально приехавших из перво­престольной, чтобы увидеть отсут­ствующий "Блерио". На их недоу­менные вопросы слышался почти один и тот же ответ: "Где-то летает. Сюда еще не опускался". Однако посетители довольны. Еще бы, ведь только Франция прислала на выставку машины 10 заводов, Герма­ния — 8-ми, Англия — 5-ти, а Ита­лия, Америка и Швейцария — двух фирм каждая. И только Бельгия и Россия представлены автомобилями одной фирмы каждая. Казалось бы, после первых дней ажиотаж должен пройти, но нет... И на третий, и на пятый день в манеже толпы народа. А тем временем подоспели недо­стающие экспонаты.

 

 Группа посетителей выставки у автомобиля-киоска по продаже шампанского. Продажа «Кизлярского шампанского» прямо «с колес» – необычный сервис для посетителей выставки.

 

 С утра, пока в залах мало посетителей, прибывают настоящие автомобилисты, они рас­сматривают экспонаты и выбирают, какой марки автомобиль купить. Понравившуюся модель можно оп­латить прямо на стенде, а покупку получить в магазине фирмы, здесь же в Петербурге. И машины прода­ются. И много. Только "Русско-Балтийский завод", установив на своем стенде 5 автомобилей, продал со склада 25 штук. Не отстают и ино­странцы. И хотя в манеже стояло всего 100 автомобилей, 2 аэроплана и несколько моторных лодок, рас­проданными к концу срока оказа­лись не только они, но и многие хра­нившиеся на складах фирм. Успех предприятия несомненен. Пожа­луй, за столь короткий срок в Петер­бурге еще никогда не продавали столько авто.

А после окончания выставки, ко­торая, кстати, закончилась позже намеченного срока из-за настойчи­вых просьб публики продлить ее, уже в июне месяце состоялся пер­вый в России пробег, который был пожалован Его Императорского Ве­личества Призом и взят под покро­вительство царя. Маршрут пробега —С.-Петербург — Киев — Москва — С.-Петербург. На пробег записа­лось несколько десятков участников и прошел он вполне успешно.

Почти одновременно с выстав­кой и пробегом по всей стране про­шли соревнования членов автомо­бильных клубов (разумеется, там, где они функционировали).

Результат превзошел самые сме­лые ожидания устроителей выстав­ки, да, пожалуй, и самих экспонен­тов. Россия по большому счету открыла для себя автомобиль, а ино­странцы открыли русский рынок, за который вскоре и разгорелась борь­ба между воротилами автомобиль­ного бизнеса Германии и Франции.

Вот мы с вами и "побывали" на Третьей Международной 1910 го­да. .. Познакомились с экспонатами и результатами выставки и отчасти даже с ее посетителями. Продол­жить знакомство с "автомобильной публикой" того времени было бы любопытно, тем более что есть воз­можность это сделать при помощи корреспондента журнала "Автомо­биль", посвятившего несколько строк именно посетителям. Давайте посмотрим, какими они были. Толь­ко не удивляйтесь, если найдете сходство с теми, кто и сегодня посе­щает международные автомобиль­ные (и не только автомобильные) выставки. Итак...

"На автомобильной выставке почти все время толпа, все время оживление... Большей частью пуб­лика очень элегантная и, по-види­мому, "автомобильная", по край­ней мере перед манежем стоит иног­да больше автомобилей, чем внутри его на выставке.

 

 Общий вид выставочного зала

 

Но если прислушаться к разгово­рам посетителей и проследить, как они осматривают коляски, делается очевидным, что действительно "по­нимают" очень немногие. Настоя­щие знатоки смотрят молча и как-то мрачно, им расспрашивать не при­ходится — все, что нужно, и сами увидят.

Разговаривающая публика или хочет блеснуть перед представите­лями фирм и продавцами своими "познаниями" и "автомобильным" лексиконом, или просто болтает, потому что надо поговорить. Дамы проще и откровеннее мужчин. Они не смотрят на шасси, а отправляют­ся сразу к готовым коляскам, пре­имущественно "Ландоле" и "Лиму­зин" , открывают двери и заглядыва­ют внутрь. Это они понимают! Не­которые весьма практично приме­ряют — влезут ли их модные шляпы в дверцы, поместятся ли внутри ав­томобиля?

Мужчины гораздо разнообраз­нее. Вот желчный господин в очках и довольно потрепанном пальто; он старательно записывает все цены всех автомобилей, очевидно, с ка­кой-то таинственной целью и него­дует, если ему дают недостаточно точные данные.

Вот группа молодых людей, они вышли, по-видимому, из буфета, настроение повышенное и очень "автомобильное". Это настоящая гроза продавцов. Они вваливаются на стенд, развязно влезают в маши­ны, пробуют переменить все рыча­ги, гудят неистово в гудок. Иногда им удается выпустить масло из кар­тера на ковер или что-нибудь обло­мать. Но такие типики очень немно­гочисленны.

Хуже всего "интересующиеся". Они допытываются обо всем, рас­спрашивают и выслушивают все с величайшем вниманием и только в конце обнаруживается, что карбю­ратор они принимали за часть магнетто и были уверены, что назначе­ние вентилятора отгонять мух от мотора. Трое "неучащихся в уни­верситете", выслушав подробное объяснение устройства мотора "Найт", рассмотрев модель, шепо­том осведомляются друг у друга: "Куда этот насос ставится — на ав­томобиль или на аэроплан?"

Но всего больше понравились фразы одного почтенного господи­на, долго созерцавшего полирован­ное шасси "Русско-Балтийского за­вода" и наконец осведомившегося: "Сколько это стоит?" "Шасси?" — спросил один из представителей за­вода. "Нет, без шасси", — скромно ответил господин, немало озадачив представителя, так и не понявшего, что хотел узнать этот визитер.

 

Обсуждение очередного экспоната IV Международной выставки 1913 года...

 

Многие посетители недовольны высокими ценами. Они, вероятно, ожидали, что теперь автомобили бу­дут продаваться дешевле велосипе­дов. "Помилуйте, легкая колясочка — и вдруг 3 тыс. с лишком. Это ужасно дорого". Даже цены Форда и Митчела их не утешают. То мало силы, то мало элегантности.

Интересно, что карроссери боль­шинство публики считает равными по цене шасси и потому цены на шасси очень всех удивляют: "Ниче­го нет — и вдруг 5-7 тысяч. За что же?" Видно, что выставки автомо­билей у нас редки и публика не при­выкла еще разбираться в машинах. Зато аэропланы она знает".

 

 

 

Яндекс.Метрика