A+ R A-

Малые торпедные корабли часть 1

Содержание материала

 


Приверженность советских конструкторов к корпусам из дюраля во многом объяснялась неудачей с мореходными торпедными катерами типа «Стальной». С-1 и С2 (водоизмещение 28 тонн, размеры 28,5 х 3,8 х 1,4 метров, дальность плавания 170 миль) были спущены на воду еще в 1931 г.

 

Немецкий торпедный катер "S 1"  типа S - 100 на испытаниях 



Эти килевые катера из стали имели три желобных 45-см аппарата и два пулемета 7,62 мм. Экипаж состоял из 6-и человек. Мощность импортных двигателей — 2250 л.с. — была для такой массы недостаточна. Тяжелые «Стальные» развивали не более 26 узлов. Поэтому в серию катера этого типа не пошли (Оба построенных катера во время войны переоборудовали в малые минные заградители для действий в Финском заливе и на Ладожском озере).

Однако своим провалом проект «С» был обязан не стальной конструкции корпуса, а неудачному сочетанию его элементов (пропорции и обводы, тип и размещение торпедных апаратов, маломощные бензиновые моторы) Но об этом тогда не думали. В результате работы по созданию стальных катеров дальнего действия остановили почти на десять лет. Лишь в начале лета 1941 г. на Черном море состоялись испытания третьего экспериментального стального катера «СМ-3».

Стальной катер «СМ-3». Водоизмещение  34 тонны, размеры 20,8 х 3,9 х 1,5 метров; мощность 4 двигателей 3600 л.с; дальность плавания 24-узловым ходом 380 миль; вооружение включало 2 ТА 533 мм и 2 пулемета 12,7 мм; экипаж 8 человек.

 


Этот катер был заложен весной 1939 г., спущен на воду в августе 1940 г. Но скорость его оказалась только на 4 узла больше, чем у С-1 и С-2 — 30 узлов, для торпедного катера слишком мало. Видимо поэтому четвертый стальной катер, спущенный на воду в 1940 г. (42-тонный СМ-4) так и не получил торпедных апаратов и был переклассифицирован в малый охотник.
Первое, что бросилось в глаза представителям приемочной комиссии, была «дышавшая» обшивка катера из тонкой (4 мм) стали. При выходе на 37-узловую скорость хода корпус дал трещину. О серийной постройке столь ненадежного корабля не могло быть и речи. Но экспериментальный катер все-же передали флоту, предварительно усилив продольный и поперечный набор корпуса установкой дополнительных шпангоутов и стрингеров. Началась война, каждая боевая единица могла принести пользу. Из-за переделки водоизмещение увеличилось, скорость уменьшилась на 7 узлов, зато СМ-3 обладал отличной маневренностью. Он хорошо воевал. Например, в июне 1942 г. участвовал в рейде торпедных катеров на Ялтинскую бухту, а спустя два месяца, действуя совместно с катером типа Д-3, пустил ко дну две немецкие десантные баржи близ Феодосии.

Зато большое будущее ожидало деревянные торпедные катера дальнего действия типа «Д». Первый экспериментальный катер нового типа (Д-2) построили в 1938—39 гг. Он был принят флотом после длительных интенсивных испытаний 31 августа 1940 г.

 

Эксперементальный торпедный катер Д-2 (1939 г.)
 


Но еще до их окончания улучшенный вариант проекта пошел в серию. В 1939—40 гг. были заложены сразу 34 катера типа Д-3 водоизмещением 36 тонн, вооруженные двумя бугельными (а не желобными) торпедными аппаратами для сбрасывания торпед новейших образцов 1938 и 1939 гг.

 

 Опытовый торпедный катер типа «Д-3» во время испытаний на Черном море в 1939—1940 годах.



В свою очередь, у Д-2 тоже были предшественники: 3 деревянных торпедных катера тина ДТК, построенные в 1934—37 гг. и плававшие на Черном море. Однако они оказались настолько неудачными, что были списаны в декабре 1937 года, всего через 7 месяцев после вступления в строй.
Говоря об экспериментальных торпедных катерах, следует сказать о судьбе некоторых снятых с вооружения Ш-4. Несколько единиц этих катеров предоставили Остехбюро для секретных экспериментов по радиоуправлению. Первый образец радиоаппаратуры, разработанный инженером В.И. Бекаури в 20-х гг., в целом повторял систему дистанционного управления на немецких катерах. Аппаратура Бекаури, как и немецкая, позволяла управлять торпедными катерами без экипажей из командирской рубки штабного катера. Серьезным недостатком такого принципа наведения катера на цель являлась трудность наблюдения за противником. Команды оператора не всегда оказывались точными. Поэтому для Ш-4 приняли другую систему радиоуправления — с гидросамолета-наблюдателя ЮГ-1, разработанную А.Ф. Шориным в 1930 г. Отныне даже дымовая завеса, за которую прятался корабль противника, не могла стать помехой для точной торпедной атаки радиоуправляемого катера.


 

 

Яндекс.Метрика