A+ R A-

Малые торпедные корабли часть 1

Содержание материала




Глава 3
                      

                          
Торпедные катера Первой Мировой войны


 


Во время Первой Мировой войны на некоторых морских театрах — в Адриатическом море, в проливе Ла-Манш и у побережья Фландрии, — сложились весьма специфические условия борьбы. Мелководье, трудности навигации и обширные минные ноля не позволяли эффективно использовать здесь большие надводные корабли. Наилучшим средством войны в этих условиях мог стать легкий «москитный» флот, но таковым в тот момент не располагала ни одна из враждующих сторон. Каждой из них предстояло создать его практически с нуля, причем в короткий срок.
Вопрос о том, какие корабли должны стать основой «москитных» боевых соединений, решился неожиданно легко. Наличие к тому времени многочисленных образцов достаточно мощных автомобильных и авиационных двигателей внутреннего сгорания, работающих на бензине, воскресило к жизни старую идею «минного катера» в виде малого моторного корабля с торпедным вооружением. За их строительство взялись итальянские, английские, а затем и немецкие верфи, имевшие опыт постройки моторных гоночных лодок и прогулочных яхт.
Первыми торпедными катерами стали небольшие быстроходные суда с бензиновыми моторами, изготовленные из дерева. Имея малую осадку (не более 1 метра), эти катера не боялись торпед и мин, опасных для крупных надводных кораблей. Помимо одного-двух торпедных аппаратов и пулеметов, вооружение катеров зачастую включало глубинные бомбы для противолодочной борьбы. Но главными их целями, как и для минных катеров прошлого века, считались морские гиганты — линейные корабли, крейсера, транспорты. Успешность действий катеров против хорошо вооруженных крупных кораблей должны были обеспечивать, с одной стороны, их малые размеры и высокая скорость, а с другой — подходящие погодные условия (темнота ночью, туман или дымка днем).


ТОРПЕДА СТАНОВИТСЯ ГРОЗНЫМ ОРУЖИЕМ

 


Боевое применение самодвижущихся мин Уайтхеда в морских сражениях конца XIX и начала XX века (в японо-китайской войне 1894—95 годов, испано-американской 1898, русско-японской 1904—05, итало-турецкой 1911—12, в балканских войнах 1912—13 гг.) выявило их недостатки. Требовалось значительно увеличить скорость и дальность хода торпед, надежно обеспечить устойчивость их движения по курсу, повысить мощность подрывного заряда.
В процессе совершенствования повсеместное признание получили силовые установки с парогазогенера-торами. Они использовали принцип инжекции (впрыскивания) воды, которая небольшими порциями поступала в подогревательный прибор вместе с керосином.

 

Изменение формы и увеличение габаритов торпед за 45 лет.
 


Под воздействием тепла из них генерировалась парогазовая смесь — рабочее тело поршневой машины торпеды. В результате энергоемкость подводного снаряда возросла в среднем в 4 раза, скорость увеличилась с 26—32 до 40—42 узлов, а дальность хода с 1—2 до 6—8 километров. Масса заряда ВВ возросла с 80—90 до 110—130 кг, при этом пироксилин заменили гораздо более мощным гексогеном либо тротилом.
Помимо новой энергетики, увеличить дистанцию точного хода удалось благодаря новой системе обеспечения работы гироскопа. На смену пружине, раскручивавшей гироскоп в приборе конструкции Л. Обри, пришла маленькая воздушная турбина. Такой гироскоп, будучи запущенным, мог сохранять курс торпеды неизменным в течение 8 минут. Впоследствии было запатентовано устройство постоянного поддува гироскопа, и время точной работы прибора курса стало еще большим.
Одной из лучших моделей торпед к началу Первой Мировой войны обладал российский флот. Это была торпеда образца 45—12 (первое число обозначает калибр торпеды в сантиметрах, второе — год принятия на вооружение), опередившая по своим характеристикам многие зарубежные аналоги.

 

Русская торпеда образца 1912 г. Калибр 45,6 см, длина 520 сантиметров, заряд ВВ 112 кг (7 пудов), дальностъ хода 3 км на 39 узлах (72,2 км/час) за две с половиной минуты, 6 км на 29 узлах (53,7 км/час) за 6 минут 42 секунды; 1 - взрыватель, 2 — гидростат, 3 - гироскоп (прибор Обри), 4 - регулятор давления парогазовой смеси, 5 - соосные гребные валы, 6-резервуар со сжатым воздухом.

 

Неплохие торпеды имели в своем распоряжении немцы, англичане, итальянцы, японцы, американцы. Особенно быстро улучшали их конструкцию в германском флоте. Если русские моряки всю войну прошли с одной и той же моделью, то немцы ежегодно запускали в производство все более качественные образцы торпедного оружия.
Результаты не заставили себя ждать. В сентябре 1914 г. германская подводная лодка U -9 потопила в Северном море английские броненосные крейсеры Aboukir («Абукир»), Cressi («Кресси») и Hogue («Хог»), водоизмещением по 12 тысяч тонн каждый.

 

 Белый шдейф дыма легко демаскеровал лодку U-9, тем не менее она была одной из результативных лодок войны...


Вместе с кораблями погибли более 1400 моряков. В том же месяце немецкая подлодка U -26 торпедировала на Балтике русский крейсер «Паллада» водоизмещением 7800 тонн. На нем  сдетонировали артиллерийские  погреба, и он мгновенно затонул вместе со всей командой в количестве 577 человек.

 

«Паллада» — броненосный крейсер типа «Баян» Российского Императорского флота. Назван в память о бронепалубном крейсере I ранга «Паллада» (1899), захваченном японцами во время Русско-японской войны (1904—1905).


Гибель этих четырех крейсеров убедила даже самых закоренелых скептиков в том, что торпеда стала по-настоящему мощным оружием. Действительно, в списках потерь, понесенных флотами противоборствующих сторон в 1914—18 гг., на долю жертв торпедного оружия (прежде всего выпущенных с подводных лодок) пришлось 79 крупных боевых единиц, в том числе 10 линкоров и 24 крейсера.
Рост мощи торпедного оружия (а также якорных мин заграждения) повлек за собой появление новых средств защиты от него. Вдоль бортов больших кораблей с внешней их стороны стали устанавливать були — специальные наделки с продольными и поперечными переборками.

 

Противоторпедный буль на мониторе Glatton («Глаттон»), Англия, 1914—1918 годы.


Двойное днище заменили тронным. Внутри корпусов линкоров и крейсеров появилось противоминное бронирование. Все отсеки кораблей разделили водонепроницаемыми переборками.
Эти меры, в свою очередь, изменили тактику торпедного боя. Теперь, чтобы пустить ко дну корабль водоизмещением свыше 6—8 тысяч тонн, одной торпеды оказывалось недостаточно. Не помогало даже увеличение массы подрывного заряда. Атакующий корабль независимо от его класса (подводная лодка, миноносец, торпедный катер) должен был попасть в линкор, крейсер или крупный транспорт как минимум 2-мя торпедами. Кроме того, из-за увеличения скорости хода больших кораблей и повышения плотности огня противоминной артиллерии, торпедоносцу требовалась теперь возможность выпускать торпеды под острыми углами к их курсу. Эту проблему отчасти решил специальный прибор угловой стрельбы, которым начали оснащать торпеды с 1912 года. Он после пуска торпеды из аппарата изменял ее курс на заданный угол, после чего она продолжала двигаться дальше уже по прямой линии.
В будущем конструкторам предстояло сделать гигантский шаг вперед — разработать системы самонаведения торпед на цель и неконтактные взрыватели, а также устранить пузырящуюся дорожку отработанных газов, оставляемых торпедами на поверхности воды. Однако первые образцы принципиально нового торпедного оружия удалось создать только во второй половине 30-х годов.



 

Яндекс.Метрика