A+ R A-

Семь футов под килем

Содержание материала


* * *

...За длинными зелеными столами, насколько позволяло количество круглых табуреток, сидела команда. Те, кому табуреток не хватило, разместились кто где: на принесенных ящиках, опустились на корточки, стояли по стенкам у иллюминаторов.
—  Старпом!— оглядев рыбарей, приказал Фоминых. — Проверь всех по списку. Сделал уже? Ну-ка. Так, четверо на вахте в машине, десять взяты по распоряжению помполита. Хорошо... Ну  что ж, орлы,— вскинул глаза Вадим Иванович, —хочу поздравить вас с удачной путиной. Потрудились мы на славу, план перевыполнен, без премии нас не оставят.
Толпа зашумела, заулыбалась.
—  Все это прекрасно, ребята, но есть не приятная новость. Из судовой кассы исчезли деньги. Две тысячи.   Может, второпях сам Малханов ошибся, выплатив кому-то аванс дважды; все, разумеется, возможно, но, — посуровел  Фоминых, — дело неожиданно осложнилось тем, что  по всем  приметам это не ошибка. Тот, кто взял деньги— изрядно наследил. Улики, как сказали бы юристы, налицо. На двери каюты и на сейфе оставлены четкие отпечатки пальцев. Что такое дактилоскопия, думаю, расшифровывать вам не надо, так что следователь найдет преступника в два счета. Дальше. Мы на полных порах идем в Находку, к завтрашнему утру будем уже на рейде. Клятвенно заверяю, что я тут же затребую на «Терпен» оперативную милицейскую бригаду, уж будьте уверены, ей не составит труда сыскать преступника по отпечаткам пальцев и... еще по кое-каким данным, которыми мы располагаем. Однако я, как, вероятно, и все вы, не хочу позора. Да и стоит ли из-за одного подлеца подвергать всю команду унизительной процедуре обыска и допросов?! Поэтому, посоветовавшись с помполитом, мы решили следующее. Сейчас,— Фоминых постучал по циферблату ручных часов,— одиннадцать утра. Если деньги будут найдены до двадцати трех вечера— половина суток на размышление,— то ходу этому происшествию я не дам и сор из избы, как говорится, вынесен не будет. В противном случае —пеняйте на себя: в двадцать три ноль-ноль я телеграфирую на берег.
В столовой воцарилась мертвая тишина. Все слушали капитана, боясь шелохнуться. Чувствовали себя неловко, ведь обвинение, брошенное Фоминых, касалось отныне каждого члена экипажа. Кое-кто уже косился на соседа.
Капитан уловил это.
— Поймите, братцы, я далек от мысли огульно подозревать в воровстве всех. Вы не заслужили этого, и многих, очень многих, я знаю как честных и трудолюбивых моряков, хороших товарищей. Я не наталкиваю вас на взаимное недоверие, упаси бог, а призываю быть бдительными. Среди нас, к сожалению, объявился негодяй. Давайте же внимательно, на протяжении этих часов проследим за поведением каждого. Общий авторитет от этого не пострадает, а вот под тем гадом пусть палуба горит. Он сам должен себя выдать... Единственный для него шанс — это вернуть деньги. Только в этом случае не будет брошена тень на весь коллектив... Хочу далее сказать, что эти двенадцать часов на траулере будут задраены все иллюминаторы. Любая попытка открыть их станет расцениваться как желание скрыть улики, то есть выбросить деньги» что, еще раз объясняю, бес-по-лез-но, так как остались отпечатки пальцев вора на сейфе. По бортам расставлены десять надежных матросов. Они призваны следить за тем, чтобы ни один предмет не оказался выброшенным в море. Помните: перед полуночью я ставлю в известность милицию порта... Ну, старик, — шепнул капитан Малханову, —молись, чтобы деньги нашлись!

 

Яндекс.Метрика