A+ R A-

Семь футов под килем

Содержание материала


II

 


«...Не хочу, не хочу, не хочу! — метался по каюте Малханов. — Неужели опять крах и опять придется начинать борьбу снова? Сколько можно?! Ведь не железный же я, второй раз упасть и подняться — не знаю, под силу ли кому такое дело?»
Штурман сел, тяжело опершись головой
на правую руку, задумался. И вот что ему невольно вспомнилось из недавнего прошлого.
... Однажды, когда Игорь был еще же-нат, хотя отношения с женой и дошли до точки, РТМ, на котором он ходил старпомом, стоял у пирса. На старшего штурмана было возложено вечернее дежурство, но он вместо себя оставил на траулере вахтенного матроса, сам же отправился в ресторан с какой-то искательницей приключений. И ему и ей было там весело, и ни одна черная мысль не коснулась разгоряченной головы Малханова.
Сюрприз поджидал его около полуночи. В зал ввалился матрос с их траулера. Посыльный тяжело дышал от быстрого бега и утирал  пот, застилавший  ему глаза.
Сердце Малханова заныло, когда он увидел парня.
—  В чем дело?
—  Пожар!—едва  переведя дух, ответил посланец.
Хмель и игривые мыслишки мгновенно улетучились из головы Малханова.
Забыв про свою пассию, он кинул на стол деньги и опрометью бросился на траулер, а по дороге узнал от того же матроса, что какой-то олух, печатая в каюте фотографии, оставил невыключенным глин-цеватель. Тот перегрелся, затлелась прислоненная к нему штора, вспыхнул пожар. Когда, наконец, спохватились и взломали дверь, каюта выгорела дотла.
Старпом прибежал на траулер, там все уже собрались: и капитан, и береговая пожарная служба, и начальство из управления. Не заходя в каюту, они глазели из коридора на закопченную дыру, откуда валил едкий дым. С Малхановым никто не заговаривал. От него отводили глаза.
Капитан лишь бросил коротко:                 ,
— После вахты зайди!
... В двадцать четыре ноль-ноль приказом по кораблю Малханов был списан на берег. Однако, это были еще цветочки. Основное наказание ждало его впереди: ведь он, старший помощник, нарушил святая святых штурманских заповедей—без уважительной причины бросил вахту, а, стало быть, и весь траулер на произвол судьбы.
Самые мрачные предположения Малханова сбылись. Суд чести моряков управления дисквалифицировал его как штурмана на три года. От него все отвернулись. Мал-ханов остался без работы, без друзей, без будущего — у разбитого корыта.
Четыре долгих, очень долгих года выбирался он из этой истории, лишился многих иллюзий, многое передумал, многое понял заново. «Неужели все эти круги ада мне предстоит пройти снова? — ужасался Малханов. — Не хочу!!!»

 

Яндекс.Метрика