A+ R A-

Обратный адрес - океан

Содержание материала

 

Подводная лодка
18 марта

 

Радость моя!
Считаю мили. Все меньше и меньше между нами океана. Как вы там с Вовкой? Перечитал тут как-то свои «письма» к тебе и подумал, что в них много такого, о чем не принято говорить друг другу вслух. Интересно, что ты скажешь, когда прочтешь мои неотправленные послания. Все-таки какое-то движение души. А она, душа, просит равновесия. Неспокойно как-то, особенно на последних милях. А пора бы, казалось, войти в свой истинный меридиан.
В соответствии с этими моими размышлениями прозвучало и найденное в одной книге письмо Нахимова другу, датированное 27 ноября 1838 года. Вот выдержка из него в части, нас с тобой касающейся: «Проживши на белом свете лучшую и большую половину нашей жизни, право, пора нам прибрести опытность философического взгляда, или, лучше сказать, время найти настоящую точку зрения, с которой должно смотреть на действия нас окружающих. Не помню, сказал ли кто до меня или самому мне пришло в голову, что в человеческой жизни есть два периода: первый — жить в будущем, второй — в прошедшем. Мы с тобой, коснувшись последнего, должны быть гораздо рассудительнее и снисходительнее к тем, которые живут еще в первом периоде. Они живут мечтами, для них многое служит рассеянием, забавой, над чем можно смеяться — огорчаться же этим значило бы себя напрасно убивать...»
Не согласна?
А до тебя осталось десять дней. Как говорили мы, бывало, десять компотов!




Поселок Скальный
23 марта


Встретила сегодня Анну Аркадьевну — и у нее такое чувство, что скоро вернетесь.
А помнишь, как ты заявился самый первый раз? Нет? А я помню. Я думала, что войдешь усталый, небритый, с ввалившимися щеками, а ты — чистенький, новенький, как в день выпуска.
Милый, извини, но почему теперь, все чаще взглядывая на себя со стороны, вернее, на нас двоих, я думаю о том, что маловато, слишком мало, дарил ты мне самого себя. Ты был ласков, предупредителен — чего не отни-мешь, того не отнимешь. Но... «Учись вязать!» — помнишь?
Сообщаю тебе, дорогой, приятную новость: у нас наконец-то открылись — разумеется, стараниями женсове-та — курсы вязания. Руководить ими взялась... Стеша! Разумеется, я записалась в числе первых и уже делаю успехи. Но если бы ты знал, как осточертели эти лицевые и изнаночные петли! Говорят, вязание успокаивает нервы, а мне казалось, что я эти нервы вместе со спицами вытягиваю из себя и накручиваю, накручиваю — нитка за ниткой, петля за петлей. На какой петле в дверь постучишь ты? Единственно, чем могу похвастаться, — Вовке обеспечены теплые носки моей собственной ручной вязки.
И потом, эти разговоры, разговоры — не курсы, а сплошная говорильня. Об апельсинах, которые завезли в магазины, о коврах, о люстрах, о паласах... Это не мещанство! Создание уюта —- не что иное, как проявление неутоленного чисто женского инстинкта.
«Девочки, — говорю я вязальщицам, — вы бы хоть словечко о море, о моряках... Вы же морячки...»
«У нас курсы вязания, а не штаб», — отрезала Стеша.
Вот такой юмор.
А я думаю: «Где же ваша романтика, где ваша Мо-ряна!»
Что еще? Вовка здоров, о тебе вспоминает все реже...  
                                                                      

 

 

Подводная лодка
22 марта

 

Давно не слушал гитару. А Курилов взял — и зазвенела душа. Эх, Курилов, не быть тебе моряком...

Колких слов не ищи,
Не буди затаенную ревность,            .
На причале постой,                               ,  
Когда в воду швартовы сползут.
Кто на суше поймет
Осужденных на вечную верность.
И привыкших считать,                        
Сколько миль нам до вас и минут...


«Осужденных на вечную верность». А ведь это про нас, Натусь...                                         

 

Яндекс.Метрика