A+ R A-

Семь футов чистой воды

Содержание материала

 

 

Инспекторская проверка закончилась благополучно. В журнал никто даже не заглянул. Командир корабля капитан третьего ранга Косарев получил благодарность, начальник штаба капитан второго ранга Сизов был на-зван перспективным, знающим свое дело офицером.
Оставшиеся  до  субботы  дни  тянулись  для  Рындина медленней обычного. Комиссия дала ему отличную аттестацию, но не это было сейчас главным. Где бы он теперь ни был и что бы ни делал, все его мысли занимала одна лишь Валентина. Он был то беспечно весел, то грустен и рассеян. На вопросы Юрия и Энделя, старавшихся узнать, что с ним происходит, отвечал невпопад. Если раньше Сергей от души радовался предстоящему плава-нию, то теперь он больше всего боялся, как бы до субботы корабль не вышел в море. Каждый вечер он ходил на почту и звонил в Таллин. Замирая, слушал гудки, пытаясь представить, как на другом конце линии, в знакомой квартире на Вышгороде, трезвонит телефон. Сергей знал, что Валентина ждет его звонка, но, чтобы не показаться излишне нетерпеливой, нарочно медлит взять трубку. Наконец раздавался щелчок... и он слышал ее спокойный голос:  «Да?»
И не пужно было подыскивать тему для разговора. Они болтали о разных пустяках. Но стоило Сергею повесить трубку, как он попадал во власть тревожных и радостных дум. Оп думал невесть о чем и каждый раз отыскивал в словах Валентины новый смысл и значение.
Он всячески избегал встреч с Урве, ссылаясь на свою занятость служебными делами. Они мельком виделись раза два, и все время Сергей торопился на корабль, чтобы оттянуть неприятное объяснение, которое должно было рано или поздно состояться. Врать Сергей не любил и не умел. Во всяком случае, неискренность его была бы слишком очевидна, и Урве обязательно заметила бы это.
Субботним вечером, за несколько минут до назначенного свидания, Сергей прохаживался, бряцая кортиком, по Ратушной площади у газетного киоска. Он был в полной парадной форме, в руках- букет гвоздик. Валентина пришла, опоздав всего на несколько минут. Но Рындин готов был ждать ее хоть весь вечер.
—  Сережа,   ты   не   обиделся   на   меня,   что   задержалась? — простодушно     спросила     девушка,     протягивая
руку.
—  Нет, — ответил  Сергей. — Мне  торопиться   некуда, только   я   не   убежден,   что заказанный столик в кафе «Норд»   будет  пустовать,  если  мы  его  не  поторопимся занять. Ты не против?
—  Но я сказала маме, что пойду в кино. Сергей понимающе улыбнулся.
—   Часа через полтора или два мы выполним это обещание.
—  Даже не знаю...
—  Разве ты не хочешь потанцевать?
—  А ты?
—  Как скажешь.
—   Согласна.
Сергей взял девушку под руку.
В кафе было довольно людно. Играл джаз. Миловидная брюнетка, изгибаясь и пританцовывая, напевала в микрофон что-то нежное и страстное. Столик, заказанный Сергеем, был свободен. На нем стояли запотевшая бутылка сухого вина и ваза с фруктами. Пригубив бокалы, пошли танцевать. Сергей старался не глядеть на девушку слишком навязчиво, на то, как вздымается ее небольшая грудь, как вздрагивают длинные ресницы. В его представлении она была слишком совершенна, чиста. И невозможно было нескромно думать о ней.
Сергей ревниво подмечал завистливые взгляды, которые бросали на его девушку парни из-за соседних столиков. Один из них был так назойлив, что Валентина показала ему язык. Парень смутился. Валентина рассмеялась. Сергей презрительно глянул на парня, втайне довольный ребяческой выходкой Валентины. Почему-то на ум пришла Эве, которая тоже показывала язык Калью Рауду. И сразу же представилась Урве... Сергею стоило больших усилий избавиться от неприятных воспоминаний.
—  Я, кажется, немного пьяна и поэтому делаю глупости, — доверительно    шепнула    девушка. — Мне  здесь надоело. Пошли на улицу.
В кинотеатр так и не попали. Валентине пора было возвращаться домой. Держась за руки, неторопливо побрели круто уходившей на  Вышгород улицей.
Перед новым расставанием Сергей начал волноваться. Ему не давали покоя все те невысказанные слова, которые накопились с первого дня их встречи. Он не знал, хватит ли у него решимости сказать Валентине о том,  как она дорога ему.  Самым  трудным было первое
слово... И чем дольше Сергей не находил этого слова, тем больше волновался.
У своего дома Валентина как бы нехотя вынула руку из Сергеевой сжатой ладони и, улыбнувшись напоследок странно и вымученно, скрылась за дверью. Сергей почувствовал, как все словно оборвалось у него в груди. В следующее мгновение, толкнув дверь, он бросился в подъезд и... лицом к лицу столкнулся с Валентиной. Ни о чем не думая, обнял девушку. Нашел ее губы... слышал дыхание, стук сердца, чувствовал тепло упругого, гибкого тела... И единственным его желанием было сохранить это состояние как можно дольше...
За дверью раздались приближающиеся шаги. Валентина вырвалась из рук Сергея и, торопливо стуча каблучками по ступенькам, побежала наверх. Он растерян-но оглянулся. Шаги за дверью, постепенно удаляясь, затихли. И уже откуда-то с лестничной клетки до него дошел тихий шепот:
— Спокойной ночи, милый  Сережка.
Ночью в дивизионе была сыграна боевая тревога. Сергей торопливо соскочил с койки и, наспех одевшись, выбежал на палубу. Офицеры собрались в ходовой рубке. Косарев, как всегда, был сосредоточен и хмур. Объявить причину внезапной тревоги он нарочно медлил, чтобы усилить внимание. Так всегда случалось, когда команда тральщика получала ответственное задание, когда от каждого офицера, старшины или матроса требовались  предельная   сосредоточенность  и  умение.
—   Получен  приказ... — начал   Косарев   и  сделал   небольшую паузу, — немедленно выйти в море на учебное траление. Суть в том, что наш старый полигон должен быть ликвидирован и открыт в кратчайший срок для рыболовства. Вся его акватория должна быть свободна от учебных мин. Задача ясна?
—   Все понятно, товарищ командир, только зачем такая  спешка? — спросил  Сергей. — Все  равно  же  работа не на один день.
—  Сие от меня не зависит, — ответил командир. Сергей неопределенно пожал плечами: мол, надо так
надо, о чем речь?..
На корабль прибыл начальник штаба. Один за другим, отдав швартовы, тральщики отходили от пирса. Выстроившись в кильватер, взяли курс на норд-вест. Рындин заступил вахтенным офицером.

 

Яндекс.Метрика