A+ R A-

Семь футов чистой воды

Содержание материала

 


Тральщик ошвартовался у пирса. Рындин проверил, все ли механизмы приведены в исходное положение, после чего спустился в свою каюту. Не успел побриться, как в дверь постучали. Юрий с Энделем поджидали его в коридоре жилой палубы.
Друзья сошли на берег. Эндель позвонил жене по телефону и получил милостивое разрешение провести время с друзьями. Его Нина работала на городской электро-станции оператором и, сменившись с дежурства, должна была вернуться домой лишь в час ночи. Теперь Эндель был спокоен — ему не попадет от строгой жены за самовольную отлучку.
Деревенская банька помещалась в небольшом, заморенном от пара и почерневшем от копоти сосновом срубе. Эндель Луйк был здесь для своих друзей признанным распорядителем и требовал точного соблюдения банного ритуала. Эндель, по его собственному утверждению, точно знал, какой выбрать веник, сколько париться и когда обливаться водой. Когда Юрий, разомлев от жары, попытался  было   раньше   положенного  времени   окунуться   в бочку с холодной водой, Эндель бесцеремонно вновь загнал его на полку. Юрий поохал, назвал Энделя извергом и... подчинился.
Эндель нещадно хлестал Рынднна березовым веником. Сергей, закрыв глаза, блаженствовал. Далекими и незначительными казались теперь все неприятности и заботы. Будто бы целый мир сомкпулся в его разморенном, отяжелевшем теле, а сам он стал точно сродни частицам воды, пара, дубовым доскам лавки и густому, приторному духу ошпаренной березы...
Потом Эндель приказал спуститься вниз и немедленно окунуться в бочку. Сергей, отчаянно ухнув, с головой бултыхнулся в воду. Жадно глотая воздух и отплевываясь, он присел несколько раз.
«Вот так бы возродиться в новом качестве, как это удалось дураку-Емеле, который превратился в добра молодца», — невольно размышлял Сергей, выскакивая вслед за дружками в предбанник. И подумалось потом, что, возможно, в том и есть вся премудрость жизни, чтобы желать этого перерождения...
— Хорошо, хорошо, — с дрожью в голосе повторял Юрий, растираясь мохнатым полотенцем.
Сергею тоже было хорошо, потому что наперед знал, чем будет занят сегодня вечером. Размеренность будней никогда его не тяготила. Была уверенность, что в жизпи все так и должно быть: заранее и четко, как по корабельному распорядку, спланировано.
Из бани вышли в сумерки. Было слышно, как всхлипывала у берега вода, где-то в соседнем дворе рассерженно забрехала собака. Тропка, вытоптанная в траве вдоль зубастых штакетников, тянулась к поселковому клубу. Оттуда доносились звуки радиолы и частые хлопки входной двери. Юрий рассказывал веселый анекдот. Сергей хохотал. Эндель степенно улыбался. Настроение у всех троих было превосходное.

Клуб располагался в новом двухэтажном строении на окраине поселка. Наверху был танцевальный зал, а внизу —столовая, которая по вечерам превращалась в кафе. По лестнице, ведущей на второй этаж, сновали девчата и парни.  Стоял разноголосый говор, смех,  музыка.
Сергей предложил друзьям сесть за столик в углу зала. Подошла официантка. Заказали ужин. Рядом сидели пожилые рыбаки. Пили пиво, курили трубки, чинно вели неторопливую беседу. Сергей не знал эстонского языка, но всегда с удовольствием слушал эстонскую речь, наслаждаясь ее мелодичностью и пытаясь по выражению лиц собеседников угадать смысл произносимых ими слов. Иногда Сергей просил Энделя перевести ему то, что говорили рыбаки, и был очень доволен, когда не ошибался в своих предположениях.
Юрий толкнул Сергея локтем.
—  Видал? Урве наверх пошла. Сделала вид, что не заметила тебя.
Сергей самодовольно улыбнулся: мол, куда она денется...
—  Смотри, — предостерег Юрий, — к ней швартуется новый тралмастер. Ничего с виду парнишка.
—  А-а... — Сергей небрежно махнул рукой.
—  Легко ты, Сергей, живешь,— сказал Эндель, разливая из графинчика по лафитникам водку. — Если девушка тебе нравится, не зевай. А если нет — зачем хорошему парню дорогу переходить.
—  Там видно будет, — уклонился от неприятного разговора Сергей, поднимая лафитник.
—  Завидую тебе, — говорил Юрий Энделю. — Ты еще в училище нашел свою Нину и счастлив. А я не знаю... Только   здесь  вот   встретил   Эве.   Люблю   и   чего-то   боюсь.
«Как у него определенно: люблю и боюсь, — подумал Сергей. — А у меня все неопределенно: не то чтобы слишком люблю и не то чтобы очень боюсь...»
Эндель задумчиво улыбнулся.
—  Я так сильно любил, что ничего не боялся. Страшилась неизвестного лишь моя Нина. Мне казалось, что я слишком некрасив, грубоват для нее. Она же... Ты сам знаешь, какая она... Ну а я? Далеко не Жерар Филип. Только настоящая любовь пересиливает страх. И нечего бояться неизбежного. Теперь счастлив, что меня всегда ждут на берегу.
Сергей встал, одернул китель и твердой походкой направился по лестнице на второй этаж. В зале только что закончился очередной танец, и Урве со своей неразлучной подругой Эве уселись в одно кресло. Рядом стоял тот самый тралмастер: высокого роста, плотный парень в форменной тужурке с капитанскими шевронами на рукавах.
«Пижон», — пренебрежительно подумал о нем Сергей, пересекая зал.
Урве, заметив Сергея, приняла независимый вид. Заиграли танго. Тралмастер, приглашая Урве, слегка наклонил перед ней голову, но Сергей, опередив его, небрежно взял девушку за руку. Урве гордо улыбнулась, но встала и пошла за Сергеем. Девушка положила руку ему на погон, и они медленно двинулись по кругу в толпе танцующих. Сергей пристально глядел на Урве. Она отвела глаза в сторону, губы ее чуть вздрагивали от еле сдерживаемой радостной улыбки.
—  Ну,   здравствуй, — сказал   наконец   Сергей.
Урве вскинула свои зеленоватые, светившиеся счастьем глаза и прижалась к Сергею.
—  Почему за мной  не зашел? — тихо спросила,  стараясь выговаривать слова без акцента.
—  Мылся в  бане, — признался  Сергей. — К тому  же эта «изящная треска» в мундире скучать, кажется, тебе не давала. — И кивнул в сторону тралмастера.
—  Какой ты злой! Не могла же я к тебе первой подойти.
—  Урве,  мне  смешно!   Это   между  нами-то  условности? — Сергей расхохотался.
—   Перестань... — В глазах Урве проступили слезы.
—  Да что ты, — смягчился Сергей и тронул губами ее лоб. — Я просто завидую немного Юрке. Эве, как только меня увидала, сразу догадалась, что Юрка где-то внизу. Видишь, ее и след простыл. А ты будто и не заметила меня...
—  Прости, больше не буду, — покорно сказала Урве, крепче прижимаясь к нему.
В дверях показался Юрий. Отыскав Сергея и Урве, он жестами пригласил их спуститься вниз.

 

Яндекс.Метрика