A+ R A-

Семь футов чистой воды

Содержание материала

 

 

В день похорон Сергей спросил разрешения у командира корабля сходить на кладбище. Косарев не возражал. Подходя к поселку, Рындин еще издали услыхал отрывистые звуки церковного колокола. Чтобы сократить дорогу, он направился через заросли молодого сосняка к пролому в каменной стене. Даже в теплый ветренный день кладбище дышало сыростью и тленом. Огромные вязы покрывали густой тенью покатые могильные бугры. Сергей осторожно вышагивал между оградами. Трава была мягка и податлива.
Он больше не испытывал такого отчаяния, как в первое время после разрыва с Валентиной. Отчаяние это стало непреходящей болью памяти, которую нечем было заглушить. Ему ничего не оставалось, как смириться со своим положением. Но сейчас Сергей будто пробуждался от долгой спячки. У него вновь шевельнулась надежда, что всего лишь через несколько шагов, за небольшой каменной часовней, он увидит Валентину... Сергей встрево-женно поискал девушку в толпе и не нашел. Светланы Петровны тоже не было. Оставалось предположить, что письмо либо не успело дойти или его разорвали, не прочитав.                                                         
На земле стоял коричнево-желтый гроб. Плакали женщины. Молча глядели на своего погибшего товарища рыбаки. Сергей положил на крышку гроба принесенные цветы и шлюпочный флаг, как и положено при погребении морского офицера. Прибывший из Таллина какой-то начальник говорил долго и трогательно. Недовольно бубнил что-то себе под нос Калью Рауд, стоявший поблизости от Сергея. А немного в стороне от всех, печальный и внимательный, застыл Густав Иванович. Заметив Сергея, пастор учтиво кивнул головой.
Когда гражданская панихида была закончена, местный самодеятельный оркестр заиграл Шопена. Из толпы вышли парни с длинными полотенцами и стали опускать на них гроб в могилу быстро и осторожно, как привыкли опускать за борт рыбацкие сети. Через несколько минут все было кончено. Постояв немного над свежим холмиком, люди стали расходиться.
В конце аллеи показалась высокая, стройная фигура девушки в черном костюме. Сергей узнал Валентину. Еле переводя дыхание, испуганная и растерянная, она остановилась у засыпанной цветами могилы. Сергей молча кивнул головой. Валентина прислонилась к дереву, росшему поблизости, и долго смотрела перед собой опустошенным взглядом. Потом плечи ее вздрогнули, она беззвучно заплакала, повернув лицо к шершавому стволу дерева. Через несколько минут Валентина немного успокоилась. Склонившись над отцовской могилой, положила на нее цветы. Девушка будто не замечала Сергея. Глядя на заплаканное дорогое лицо, Рындин вновь попытался убедить себя в том, что не в силах расстаться с этой девушкой. Когда она пошла к выходу, Сергей догнал ее и тронул за локоть.
Валентина остановилась. Коснувшись своей щеки рукой, она сморщила лоб, словно припоминая что-то очень важное для себя.
—   Мне очень жаль, — сказал Сергей как можно мягче, — надеюсь, ты сумеешь пересилить горе...
По лицу девушки вновь заструились слезы.
—   Не  думай, что твое письмо привело меня сюда. О гибели отца  мне  сообщил  Алексей  Прохорович. Он рассказал все...
—   Я сделаю многое для тебя, лишь бы ты... — заговорил Сергей.
—   Уходи, — вдруг произнесла она тихо, — ты мне принес только несчастье...
У Сергея опустились руки. Девушка глядела на него почти враждебно.
—  Ты чудовище, Сергей... Даже смерть отца не обошлась без твоего участия. Ты же знал:  он больной, слабый... Зачем было устраивать его на сейнер?
—  Он сам так хотел.
—  Эх  ты, доброжелатель... — Губы  девушки  презрительно искривились. — Не провожай меня. Прощай.
Рындин обреченно глядел вслед Валентине, пока она не скрылась за оградой. Он не двигался с места до тех пор, пока его плеча не коснулась чья-то рука. Он вздрогнул и обернулся. Перед ним стоял Густав Иванович. Пастор держал фуражку, которую Сергей, положив на лавку, забыл надеть.
—  Благодарю вас, — еле выдавил из себя Рындин и не узнал собственного голоса, будто эти слова произнес кто-то другой.
—  Печаль   беспредельна, — сказал пастор. — Мир его праху. Я понимаю ваши чувства, Сергей Александрович, но что делать, если таков удел бренной плоти... Человек может обрести покой, только переступив в мир иной...
Сергею не хотелось ни возражать, ни спорить... Пастор еще что-то говорил туманно и вкрадчиво. Но Сергей не слушал, он никак не мог осмыслить сказанное Вален-тиной. Он чувствовал, что не скоро эта девушка уйдет из его памяти, но тем дороже и мучительней становилось все, что с ней связано...

 

Яндекс.Метрика