A+ R A-

Семь футов чистой воды

Содержание материала

 

 

На другой день в поселке состоялась товарищеская встреча по футболу между моряками трального дивизиона и рыбаками. Пока на поле шла игра, разноголосо орали и свистели болельщики, Сергей воодушевлял матросов, входивших в команду по перетягиванию каната. Их состязания должны были состояться в перерыве, сразу же после первой половины игры.
К Сергею как ни в чем не бывало подошел его соперник, тралмастер, и представился:
—  Анатолий Павлов, возглавляю команду рыбаков. Сергей и Анатолий стиснули друг другу руки, как бы
пробуя силы. Засмеялись.
—  Сергей  Александрович?  Вас так,  кажется,  зовут?
—  Давайте лучше запросто — по имени и на «ты»...— И  поинтересовался: — Если  не  ошибаюсь,  мы  земляки?
—  Точно.
Они отошли в сторонку от шумной компании матросов и рыбаков, которые, рассказывая анекдоты, громко хохотали. Присели на поваленный ветром ствол большого дерева.
—  Ты где раньше в Белокаменной обитал? — спросил Анатолий.
—  На Моховой. А ты?
—  Совсем рядом — на Волхонке! Как это мы раньше не встречались?
Сергей не без превосходства заметил:
—  Я с четырнадцати лет на флоте. Дома редко бывал.
—  Честно   говоря, — Анатолий   подмигнул, — я   тоже на Волхонке долго не засиживался. Семилетку   закончил и — махнул в Клайпедское мореходное. Работал в дальневосточном лове. Теперь вот сюда направили.
Они говорили друг с другом всего несколько минут, но у Сергея было такое ощущение, словно он встретился с другом детства.
—  Ты не  обижаешься, что  у нас  так... — Анатолий замялся, подбирая нужные слова. — Ну, так нехорошо получилось?..
—  Я давно уже позабыл. Честно. — Сергей добродушно улыбнулся.
—  Завидую    тебе, — Анатолий    подмигнул. — Ей-ей... по-хорошему завидую.
Рындин поморщился, не желая начинать разговор на неприятную для него тему. И тут вспомнил про Алексея Федоровича.
—  Послушай, Анатолий,   есть  одно  дело... Не  поможешь?
—  Для земляка — что угодпо!
—  Мохова, который в магазине работает, знаешь?
—  А-а, этого забулдыгу... Ну и что?
—  Возьмешь его в бригаду?
—  Опять?.. — тралмастер задумался, потирая подбородок  рукой. — Это задача.   Понимаешь,  трудновато  будет ребят уговорить. Сколько уж раз Алексей всех подводил. Надо в море выходить, а он — пьяный в стельку. Ребята и так за него всю работу делали. Силы у него совсем нет, из рук все валится. Больной он.
—  Придумай что-нибудь, землячок. Он слово дал, что пить не будет. И на это есть свои причины. Немощи и болезни его от водки. Трудно ему без моря. Только оно одно его и вылечит.
—  Чудо произошло?
—  Об этом пока не спрашивай. Потом все объясню.
Поразмыслив, Анатолий махнул рукой.
—  Добро, пусть завтра в  контору ко  мне  приходит. Поговорим.
Судья на поле дал продолжительный свисток. Команды, по десять человек в каждой, подняли с земли толстый пеньковый канат и приготовились... Сергей чувствовал за собой ровное дыхание выстроившихся ему в затылок матросов. Все были в тельняшках, рукава по локоть засучены. В командах ребята коренастые, крепкие. Напротив себя, на другом конце каната, Сергей видел сосредоточенное лицо Анатолия Павлова.
Дали свисток. Упираясь ногами в землю, матросы дружно рванули на себя канат. Когда их победа, казалось, была близка, рыбаки будто бы вросли в землю всего за несколько сантиметров до контрольной черты. Потом канат так же медленно двинулся в другую сторону, и Сергей увидел, как носок его ботинка, вспахивая землю, все ближе и ближе ползет к черте. Но канат замер. Как ни тянула каждая команда в свою сторону, канат не двигался. Миновало положенное время, и судья дал свистком отбой, объявив ничью. Поводя плечами и помахивая руками, соперники под аплодисменты и крики болельщиков пошли за ворота, где лежали на траве их белые форменки и рубашки.
Сергей вздрогнул. Кто-то сзади неожиданно закрыл ему ладонями глаза. Он обернулся. Перед ним стояла улыбающаяся Урве. Сергей поздоровался.
—  Сережа,   ты знаешь, — шепнула девушка, — я за твою команду болела.
Сергей растерянно глядел на нее, не зная, что говорить.
Вторую половину игры Урве сидела на скамейке рядом с Сергеем и без умолку болтала. Футбол мало интересовал Рындина. Он помнил, что сегодня непременно должен объясниться с Урве, но, глядя на её счастливое лицо, не мог начать. Слишком многое связывало его с этой девушкой. Урве терпела раздражительность Сергея и даже мирилась с его прохладным отношением к пей. Она могла неделями, месяцами ждать его возвращения с моря, никогда не позволяла себе в чем-либо упрекпуть его. Урве, зная переменчивый, странный характер Сергея, надеялась, что он снова станет внимателен и ласков к ней. И вот пришла пора, когда Сергей должен был разрушить все ее надежды. Проще было бы, к чему-нибудь придравшись, просто встать и уйти. Но Сергей не мог этого сделать, потому что не хотел больше лгать, не хотел обидеть Урве и мучился от собственной нерешительности. После встречи с Валентиной Сергей не однажды давал себе слово честно все рассказать Урве. И все никак не мог набраться смелости.
«Трус! Жалкий трус...» — думал он, презирая себя за нерешительность.
На футбольном поле победила команда рыбаков. Но Сергей не переживал, ему было все равно, кто выиграет. Собиралась гроза. Над морем нависли низкие тучи. Где-то у горизонта уже сверкало и погромыхивало. Кричали стрижи. Дохнуло свежестью. Люди торопливо расходились со стадиона.
—  Урве,    мне   пора   на    корабль, —- вздохнув, сказал Рындин.
—   Разве ты не пойдешь ко мне?
Сергей молчал. «Скажи же правду! — кричало в нем. — Нельзя без конца обманывать... Но что сказать?.. Как начать?..»
—  Что с тобой? — встревожилась девушка.
—   Ничего.  Я  просто   немного устал.  Мой тралец до конца месяца дежурный  по  дивизиону:  получасовая готовность к выходу в море. Никуда нельзя уходить.
—   Сережка,   я  устала  тебя   ждать.   Счастливая  Эве! Юрка сделал ей предложение...
Ее вздох еще больше усовестил Рындина, он не отвечал девушке. Урве тронула Сергея за руку. Как бы очнувшись, Рындин сказал:
—  Ступай, Урве. Дождь  будет, и ты вымокнешь.
—  Обещай, что скоро придешь.
—  Да, да... Только поторопись.
—  Ты прямо на корабль?
—  Куда же еще? Зайду вот только в буфет, надо взять сигарет.  
—   И я с тобой, немного провожу.
—   Как хочешь, — согласился Сергей.

 

 

Яндекс.Метрика