A+ R A-

Семь футов чистой воды

Содержание материала

 

 

На следующий день Рындин провожал своих друзей. На вокзале они зашли в буфет, выпили на прощание по бокалу шампанского. Все трое старались казаться бесшабашно веселыми, хотя расставаться им было нелегко.
Уже на перроне друзья крепко обнялись, обещав друг другу непременно писать.
Поезд, лязгнув вагонными сцепами, тропулся. Эндель и Юрий, стоя у окна, замахали руками.
Рындин тяжело вздохнул, впервые так остро почувствовав свое одиночество.
Начал накрапывать холодный дождь. Подняв воротник плаща, Сергей зашагал в дивизион.
Еще издали Рындин заметил царившее на пирсе оживление. Сомнений ие было — его тральщик готовился к выходу в море. Сергей ускорил шаг.
Он взбежал по трапу на палубу, когда матросы уже начали отдавать швартовы. Винты взбуравили воду, и мокрый, неприютный пирс начал медленно отдаляться. Всего через несколько минут плотная завеса дождя скрыла берег. И пошла крутая волна швырять тральщик с борта на борт. Вода гуляла по всей палубе, билась в стекла иллюминаторов. Надсадно выли дизеля, сопротивляясь взбесившимся потокам. Под ветром скрипели мачты, флаг и вымпел трепетали, словно застрявшие в сетях птицы.
Рындин принял вахту. Запахнувшись в прорезиненный плащ, оп стоял у ветробойного стекла, глядя по курсу. Час назад с моря вернулся рыбацкий сейнер. Его капи-тан сообщил, что неподалеку от Кюла-Ранд обнаружена всплывшая мина. Был получен приказ найти ее и уничтожить.
Командир стоял рядом с Сергеем и безуспешно пытался закурить. Швырнув за борт папиросу и мокрый спичечный коробок, Косарев повернулся к Рындину.
—  Сергей Александрович, ступай-ка в штурманскую рубку и сверь по радиопеленгатору курс. Боюсь, как бы новый штурманец не напутал чего по молодости.
Рындин кивнул головой и спустился по трапу. В штурманской рубке было тихо, уютно. Грохот волн доносился однообразно и приглушенно, словно где-то за переборкой все время прокручивали пластинку с записью одной и той же мелодии.
Сергей включил аппаратуру и, покрутив маховик настройки, взял пеленг на сигнал радиомаяка. Склонился над картой, уточняя курс. Взгляд его скользнул вдоль береговой черты, где был обозначен крупный совхоз, отгороженный от моря дамбой. Подумалось, как хорошо и по-койно там людям, которые сейчас отдыхают под крышами уютных домов, слыша, как ревет и бесится море.
До намеченного квадрата, в котором была обнаруже-на мина, оставалось не больше десяти минут хода. Сергей, поднявшись на мостик, доложил об этом командиру.
Тральщик пошел поисковым зигзагом. Но сколько бы сигнальщики ни вглядывались в волны, кругом была одна лишь иссеченная дождем морская ширь. В безуспешных поисках прошел час, другой, третий... Настал вечер. Включили корабельный прожектор. Сноп света прорезал сумрак, и вода от его прикосновения будто вспыхнула матовым мерцанием.
—   За бортом чисто! — пересиливая рев моря, кричали сигнальщики через каждые пять минут. Сергей видел, что  лицо  командира все  больше мрачнело.  Дальиейшие поиски становились не только бесполезными, но и опасными, потому что в сгущавшейся темноте можно было не заметить рогатый шар и наскочить на него.
Командир глядел в ту сторону, где за дождем и сумраком скрывался берег.
—  Дамба далеко от нас? — спросил он.
—   По прямой  не  больше  тридцати миль, — ответил Сергей, догадываясь, что больше всего тревожит командира.
Эта дамба отгораживала от моря довольно просторную и глубокую балку, на дне которой были разбиты совхозные сады и огороды. Рядом располагался жилой поселок.
Если волны вынесут мину к дамбе, может произойти беда. Взрыв неминуемо проделает в железобетонном перекрытии огромную брешь, в которую хлынут тысячи тонн воды. Затопит поселок, погибнет труд людей...
—  Вот что, — решил Косарев, — никакой мины в такую темень все равно не найти.   Если капитан ошибся и на самом деле видел мину гораздо ближе к береговой черте, то дело и вовсе дрянь. Здесь вдоль берега проходит течение.  Оно может подхватить мину и неизвестно куда вынести.  Надо  крейсировать ближе  к дамбе.  Как думаешь, Сергей? — назвал он Рындина просто по имени.
—  Разумно. Только надо бы на всякий случай предупредить людей в поселке.
—  Добро. А ты сможешь в такую волну добраться?
—   Надо, товарищ командир!
Когда тральщик приблизился к берегу, с борта была спущена шлюпка. В нее сели Рындин, Касадзе и Волков. Застучал мотор, и шлюпка отвалила от борта корабля.
—   Сергей Александрович, — прокричал вдогонку  Косарев, — осмотрите дамбу на всякий случай!
Сергей сидел на руле, стараясь держать форштевень шлюпки по волне. Берег приближался медленно. Когда шлюпка начинала скатываться вниз, казалось, что этому скольжению в бездну не будет конца. На какое-то мгновение шлюпка застывала между двумя огромными валами, потом натужно начинала взбираться на гребень. Прожектор с тральщика все время шарил по воде, указывая путь на отмель. Наконец днище задело песчаное дно. Подоспевшая вдогонку волна еще раз подхватила шлюпку и двинула вперед. Сергей спрыгнул за борт. Холодная вода сразу же хлынула за голенища сапог. Вслед за Рын-диным в воду попрыгали Касадзе и Волков. Втроем они выволокли шлюпку на берег.
В нескольких метрах от уреза воды начинались песчаные дюны, поросшие густым ракитовым кустарником. Дальше стеной стояли огромные сосны. Луч прожектора неторопливо чертил по их кронам, и они, словно разбу-женные ярким светом, недовольно шумели, отмахиваясь ветками.

 

Яндекс.Метрика