A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 1

Содержание материала

 

 

Подводные лодки с механическим двигателем

 

 

«Черепаха» Д. Бушнелла, 1776 год

 

Дэвид Бушнелл (1749—1826), которого американцы называют «от­цом подводного плавания», был родом из городка Сэйбрук (Saybrook) в штате Коннектикут. В 1775 году он окончил Йэльский университет.

Дэвид Бушнелл (1740—1824) — американский изобретатель периода Войны за независимость США.

 

Свой подводный аппарат «Черепаха» («Тurtle») Бушнелл постро­ил в 1776 году в городке Пикскилл на Гудзоне, недалеко от Нью-Йор­ка. Аппарат представлял собой яйцеобразную конструкцию, две по­ловины которой скрепляли между собой болты. Корпус был сделан из бочарных дубовых досок, стянутых железными обручами и проко­нопаченных просмоленой пенькой. В верхней части размещалась небольшая медная башенка с герметичным люком и несколькими иллюминаторами, через которые командир, представлявший в сво­ем лице весь экипаж, мог наблюдать за окружающей обстановкой. При полном погружении внутреннего объема воздуха хватало не более чем на 30 минут.

Лодка имела водоизмещение (вместе с металлическим балластом) около 2 тонн, высоту 2,5 метра, наибольший диаметр 1,8 метра. Внеш­не ее корпус вместе с башенкой напоминал черепаху, что и нашло отражение в названии. В нижней части «Черепахи» размещалась бал­ластная цистерна, при заполнении которой она погружалась. Для всплытия воду из цистерны надо было откачивать помпой. Кроме того, имелся аварийный балласт — свинцовый груз, в случае необхо­димости отсоединяемый изнутри корпуса. Передвижение лодки и управление ею по курсу и глубине осуществлялось с помощью враща­емых вручную горизонтального и вертикального архимедовых вин­тов. Архимедов винт гораздо менее эффективен, чем позднейшие винты с лопастями, но по сравнению с веслами он представлял рево­люционное новшество. Позже именно пример Бушнелла подсказал Фултону идею настоящего подводного винта.

   «Черепаха» Бушнелла. 1776 год.

1 - корпус; 2 - входной люк; 3 - руль; 4 - архимедовы винты; 5 - мина; б - бурав; 7 - насосы; 8 - балластная емкость; 9 - металлический балласт; 10 - устройство для сброса балласта; 11 - клапан балластной емкости; 12 - вен­тиляционные трубки; 13 - стеклянный манометр.

 

Вооружение «Черепахи» состояло из 130-фунтовой (59 кг) поро­ховой мины с часовым механизмом («чемодан») — еще одного изоб­ретения Д. Бушнелла. Предполагалось, что лодка незаметно подой­дет к стоящему на якоре вражескому кораблю, опустится под его днище и подвесит к нему мину. Для этого в особом гнезде в верхней части корпуса находился бурав, приводившийся во вращение изнут­ри лодки. К бураву на прочном штерте была привязана мина. Ввер­нув бурав в деревянную обшивку днища атакуемого корабля, надо было отделить его от лодки, а затем изнутри ее освободить «чемо­дан» с порохом. «Чемодан» обладал положительной плавучестью, поэтому всплывал под самое днище корабля. Одновременно с отделением мины от корпуса «Черепахи» автоматически начинал рабо­тать ее часовой механизм. Взрыв происходил через один час после этого.

Навигационное оборудование было представлено морским ком­пасом и манометром со светящимся циферблатом. Кроме того, для освещения имелась лампа, в которой горела особая бездымная дре­весина. Приближаться к цели лодка должна была в полупогруженном состоянии, то есть наблюдательная башенка частично находилась над водой. Это позволяло ориентироваться сквозь иллюминаторы, а так­же дышать через два специальных патрубка.

Американцы возлагали большие надежды на свое «чудо техники», об этом говорит тот факт, что Бушнеллу покровительствовал сам Джордж Вашингтон (1732—1799), главнокомандующий повстанческой армией, ставший в 1788 году первым президентом США. Он же по­мог изобретателю деньгами. Объясняется это просто: в годы войны за независимость (1775—1783) у восставших колонистов не было во­енного флота, в то время как англичане демонстрировали свою мощь в Нью-Йоркской бухте. Первым боевым подводником стал армейский сержант Эзра Ли. Объектом первой в истории подводной атаки ока­зался 64-пушечный линейный корабль англичан «Орел» (Еаglе).

Поздно вечером 5 сентября 1776 г. три рыбацкие лодки на букси­ре вывели «Черепаху» из гавани и доставили ее к северной оконеч­ности острова Стейт-Айленд. Там сержант Ли сел внутрь и начал са­мостоятельно двигаться к цели в полупогруженной лодке, ориентируясь на огни вражеских кораблей, стоявших на якорях у Даймонд-рифа в устье Гудзона. За два с половиной часа ему удалось, используя начавшийся отлив, незаметно подобраться почти вплот­ную к «Орлу», а затем погрузиться на 10 футов (3 метра) возле его борта. Наконец крышка смотровой башенки прижалась к днищу. Момент для атаки оказался удачным: была низшая точка отлива, и «Черепаха» устойчиво держалась на месте. Однако на этом везение кончилось. Бурав не вворачивался в днище «англичанина», которое для защиты от обрастания было обшито листами меди. Сделав не­сколько попыток, Ли решил продвинуться к носу корабля и поискать там уязвимое место. Вращая винт и стукаясь о днище, он стал продви­гаться туда. Лодка ушла немного в сторону от киля и внезапно всплы­ла на поверхность. Ли увидел, что находится к востоку от корабля, силуэт которого четко выделялся на фоне светлеющего неба.

Положение стало опасным. Занималась заря, скоро по заливу нач­нут скользить лодки, подвозящие на корабли продовольствие и прес­ную воду. Гудзон в те времена не был загрязнен промышленными от­ходами. В прозрачной воде лодку Ли можно было разглядеть даже на глубине в несколько футов. Благоразумие требовало немедленно уда­литься, чтобы спасти себя и «Черепаху», а позже повторить рейд. Ли направился в сторону острова Манхэттен.

 «Черепаха» в «боевом»  походе...

 

Расстояние до него составляло 4 мили. Под утро начался прилив, который вскоре подтащил суденышко Ли к Губернаторскому острову. Солдаты из находившегося там английского лагеря заметили движу­щееся в воде странное сооружение. Группа вооруженных англичан села в большую лодку и поплыла к нему, чтобы рассмотреть непонят­ный предмет. Ли решил, что ему конец, но сдаваться не собирался. Он нажал рычаг, высвободивший мину, затем отсоединил бурав. Сер­жант надеялся, что преследователи займутся сначала миной, всплыв­шей на поверхность воды. А там часовой механизм взорвет ее вместе с англичанами. Английская лодка приблизилась к нему примерно на 200 футов (около 60 метров), когда гребцы заметили, что странный предмет словно развалился пополам. Ли услышал, как кто-то из них закричал: «Берегись! Это янки подстраивают какую-то пакость»! Сол­даты поспешно повернули обратно. Тем временем сержант Ли, вра­щая винт изо всех сил, а также с помощью прилива добрался до Баттери. Когда он, шатаясь от усталости, вышел на берег, сзади вдали прогремел взрыв и поднялся огромный столб воды. Но около мины уже никого не было.

 Примерно так все это было...

 

Спустя несколько дней «Черепаху» отбуксировали на реку Норт-Ривер. В ее устье тоже стояли английские суда. Ли сделал попытку взорвать какой-то английский фрегат. Подплыв ночью к нему и по­грузившись, он начал ввинчивать бурав в днище кормовой части, на этот раз не имевшее медной обшивки. Однако на корабле услышали странные звуки в трюме, подняли тревогу. Ли услышал крики и то­пот ног. Ему пришлось погрузиться еще глубже, а затем снова уплыть назад, так и не пустив мину в ход. На третий раз подводную лодку заметили с небольшого английского судна и обстреляли из пушек. Ли полностью погрузился под воду, благодаря чему ядра не причинили ему никакого вреда. Они рикошетом отлетали от водной поверхнос­ти и лишь потом медленно опускались на дно.

К тому времени обманутый в своих надеждах Д. Бушнелл от рас­стройства заболел. Он оставил подводную лодку и занялся адскими машинами. «Черепаха» была разобрана, причем некоторые ее дета­ли сохранились до сих пор. Сержант Ли уцелел до конца войны. Поз­же он получил должность акцизного чиновника в городе Миддлтаун (штат Коннектикут) и написал мемуары, благодаря которым вся эта история и стала известной.

Бушнелл летом 1777 года отправился на вельботе к Нью-Лондону и спустил там в воду плавучую контактную мину. Он надеялся, что течение подгонит ее к борту английского фрегата «Цербер» и его мина взорвет судно. Однако мина проплыла мимо. Ее выловили ры­баки, поплатившиеся жизнью за свое любопытство. В том же году Бушнелл попытался осуществить крупную минную операцию. Из го­родка Бордентаун (штат Нью-Джерси) он пустил по реке Делавэр, в нижнем течении которой стояли английские корабли, несколько бо­чонков с порохом, снабженных контактными взрывателями. Но в это время англичане почему-то переменили место якорной стоянки. Бушнеллу пришлось пережить очередное разочарование.

После войны Бушнелл спроектировал еще несколько подводных лодок. Он даже отправился во Францию, где пытался продать эти проекты. В Париже он обратился с просьбой о содействии к Томасу Джефферсону, бывшему тогда американским посланником в Париже. Тот попросил Д. Вашингтона дать оценку изобретению Бушнелла на основании опыта его применения. Вашингтон ответил: «Я считал тогда и продолжаю считать ныне, что это был гениальный замысел, но нужно исключительно счастливое стечение обстоятельств, чтобы лодка принесла ощутимую пользу, так как противник всегда начеку». Далее он указал, что подводные суда всегда будет трудно использо­вать, поскольку управлять ими могут только отважные и умелые люди, найти которых не просто. К этим словам трудно что-то добавить.

Ничего не добившись во Франции, Бушнелл вернулся на родину, поселился в штате Джорджия под псевдонимом Буш и занялся меди­циной. Только после его смерти окружающим стало известно, кто он такой на самом деле.

 

Яндекс.Метрика