A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 1

Содержание материала

 

 

ИТАЛЬЯНСКИЙ ДЕБЮТ

 

 

Первая мировая война дала колоссальный толчок развитию но­вых военных технологий. Пионерами в создании подводных дивер­сионных сил и средств стали итальянцы.

23 мая 1915 года Италия вступила в войну на стороне Антанты. Её противниками в бассейне Средиземного моря являлись Турция и Австро-Венгрия. К этому времени английские и французские морские силы уже заблокировали австро-венгерский флот в Адриатике, а турецкий — в Дарданеллах. Поэтому турецкие корабли ни разу за всю войну не выходили в Средиземное море, австрийские тоже не прояв­ляли большой активности. Линкоры австрийцев появились в море всего дважды, а применили свою артиллерию только один раз — 24 мая 1915 года—когда они обстреляли итальянский порт Анкона. Прак­тически всю войну самые мощные корабли Австро-Венгерской империи простояли в своих базах. Правда, это же можно сказать обо всех линкорах Первой мировой войны, кроме британских. Самые боль­шие и сильные на свете корабли были и самыми дорогими, поэтому адмиралы всех стран старались их всемерно беречь.

И все же заблокированный австро-венгерский флот превосходил итальянский флот в Адриатике и количественно и качественно. Даже находясь в своих базах, линкоры представляли собой реальную угро­зу. Австрийцы располагали множеством хорошо защищенных портов на изрезанном, изобилующем островами и заливами Далматинском побережье, где они могли спокойно выжидать удобный момент для нанесения короткого сильного удара.

Поэтому итальянцы, учитывая создавшуюся обстановку и прини­мая во внимание особенности небольшого по своим размерам морс­кого театра, приступили к разработке так называемых малых штур­мовых средств, предназначенных для нападения на австрийские корабли прямо в их базах. Уже в 1915 году вступили в строй первые в мире торпедные катера МАS-1 и МАS-2. Поскольку они должны были проникать во вражеские гавани, постольку важнейшими параметра­ми, заложенными в их конструкцию, были малозаметность и бесшум­ность хода. В район действий их доставляли на буксире.

 Один из первых катеров МАS, опубликованный в журнале в январе 1917 года...

 

Было и еще одно обстоятельство, побуждавшее итальянских мо­ряков к проникновению в австрийские базы. Дело в том, что авст­рийские агенты развернули широкую диверсионную деятельность на территории Италии. В частности, 27 сентября 1916 г. им удалось взор­вать в порту Бриндизи итальянский линкор додредноутного типа

«Бенедетто Брин» водоизмещением 13,4 тыс. тонн. При этом погиб­ли около 400 человек. Спустя пять дней, 2 октября, в порту Таранто они взорвали линкор-дредноут «Леонардо да Винчи» водоизмещени­ем 25,2 тыс. тонн, вступивший в строй всего 2 года назад. На нем по­гибли 203 человека. Итальянцы поклялись отомстить за погибших товарищей, уничтожив равноценные корабли в австрийских портах.

Потопленный итальянский линкор «Benedetto Brin» («Бенедетто Брин»)

 

К концу войны Италия имела целый «москитный флот», который доказал свою боеспособность, проведя ряд успешных и дерзких опе­раций. Этим маленьким корабликам длиной около 16 метров, воору­женным двумя торпедами и малокалиберной пушкой, удалось пото­пить пять австрийских судов: линейный корабль «Сцент-Иштван», броненосец береговой обороны «Вена», транспортные суда «Локрум», «Сараево» и «Брегенц». Причем броненосец и два транспорта из трех удалось уничтожить прямо в их базах, в Триесте и в Дураццо.

 Театр военных действий Первой мировой войны в Адриатическом море.

 

Австрийцы, в свою очередь, значительно усилили оборону своих баз, установив там заграждения различных типов. Минные поля, про­тивоторпедные сети, линии бонов, прожекторы, дозорные суда и другие технические новшества сделали практически невозможным в последний год войны прорыв итальянских катеров в неприятельс­кие базы. А все желанные цели находились именно там. Особенно привлекала итальянцев Пола, где базировались линкоры-дредноуты. Рождались все новые проекты.

Так, главный инженер фирмы СВАН Аттилио Бизио предложил флоту аппарат, вооруженный торпедами, с двумя гусеницами по бор­там. Через боновые заграждения он мог переползать подобно танку. Флот заинтересовался идеей, и фирма построила четыре катера-тан­ка типа «Грилло» водоизмещением 8 тонн. Их вооружение состояло из двух торпед, а дальность плавания равнялась 20 милям на 5 узлах. Экипаж насчитывал 4 человека.

13 мая 1918 года капитан 2 ранга Антонио Пеллегрини на катере-танке «Грилло» (Сверчок) преодолел все заграждения и под огнем противника прорвался в Полу. Однако выпущенные торпеды не взор­вались, так как в пылу атаки торпедист забыл снять их с предохрани­теля. Весь экипаж попал в плен. Неудачной оказалась попытка и дру­гого катера этого типа — «Локуста» — проникнуть в Триест. Серьезным недостатком катеров-танков была малая скорость преодоления заг­раждений, при этом катер неизбежно выдавал себя и оказывался уяз­вимым для огня противника.

Катер-танк типа «Грилло». 1918 год.

 

Но чем неприступнее становились австрийские базы, тем силь­нее это стимулировало изобретательность итальянских моряков. Так, предлагалось провести на Полу массированную атаку. По разработан­ной схеме старый броненосец «Ре Умберто», снабженный тралом-параваном и специальной пилой для прорезания сетевых загражде­ний, должен был ночью проложить путь в гавань для 40 торпедных катеров. Войдя вслед за ним во вражескую базу, катера должны были рассеяться веером по всей акватории и уничтожить торпедами нахо­дившиеся в бухте корабли. Разрабатывался похожий план прорыва группы катеров в Триест через пролом в большом волноломе, кото­рый предполагалось проделать брандером, начиненным взрывчат­кой. Эти операции так и не были осуществлены. В конечном итоге успеха добились не быстроходные катера, а устройство с максималь­ной скоростью хода всего 4 узла.

В феврале 1918 года лейтенант медицинской службы Рафаэль Па­олуччи предложил итальянскому командованию свой план проник­новения в Полу с целью подрыва стоявших там кораблей. Он хотел подобраться на моторном катере как можно ближе к входу в порт, а затем вплавь, буксируя за собой мину, приблизиться к крупному австрийскому кораблю, прикрепить заряд к его днищу, включить часо­вой механизм взрывателя и вернуться на катер. Автор идеи упорно готовился к этой акции, проплывая по ночам до 10 км и буксируя за собой на четырехметровом тросе бочку, имитирующую мину.

Сама мина, изготовленная согласно его указаниям, представляла собой цилиндр длиной 160 см и диаметром 60 см, содержащий 52 кг тротила. Она имела две балластные емкости, заполненные воздухом, которые удерживали ее на плаву. Возле цели надо было открыть кра­ны, чтобы мина погрузилась на нужную глубину. При установке мины под днищем Паолуччи намеревался использовать электрический фонарь в водонепроницаемом футляре. Взрыватель должен был сра­ботать через час после запуска. Паолуччи считал, что этого времени ему хватит для возвращения к катеру.

План был весьма авантюрен и имел мало шансов на успех. Ко­мандир флотилии торпедных катеров, капитан 1 ранга Констанцо Чиано познакомил пылкого лейтенанта с другим энтузиастом ма­лой войны — инженер-капитаном 3 ранга Рафаэлем Россетти, кото­рый с апреля 1918 года работал над созданием аппарата, предназ­наченного для скрытного проникновения в военно-морские базы противника.

Raffaele Rossetti  (Раффаэль Россетти) (12 июля 1881 - 24 декабря 1951 года) итальянский инженер и военно-морской офицером, который затопил главный линкор Австро-Венгерской империи в конце Первой мировой войны. Он также был политиком Итальянской Республиканской партии.

 

Этот аппарат под названием «Миньятта» (Пиявка) представлял собой бывшую немецкую торпеду калибра 510 мм, выпущенную с подводной лодки по итальянскому кораблю, но прошедшую мимо цели. Она выскочила на прибрежную отмель и не взорвалась. Ее длина со­ставляла 720 сантиметров, вес был примерно полторы тонны. Она двигалась при помощи двигателя на сжатом воздухе. В головной час­ти торпеды находились два заряда, каждый из которых содержал 350 фунтов (158 кг) тротила. Четыре магнита (длиной по 20 см и толщи­ной 6—7 см), попарно размещались в специальной выемке внутри каждого заряда. Коснувшись подводной части металлического кор­пуса корабля, эти заряды, обладавшие нулевой плавучестью, как бы присасывались к нему. Взрыв осуществлялся взрывателями с часовы­ми механизмами.    

 Из такой немецкой торпеды итальянец Росетти сделал торпеду-транспортировщик. 1918 год.

 

Управлял торпедой-транспортировщиком водитель (Росетти), сидевший на ней верхом в специальном седле. Спереди перед ним сидел пассажир (Паолуччи), чья помощь требовалась для установки зарядов на месте диверсии, кроме того он следил за курсом. Оба они были одеты в резиновые комбинезоны, и не имели никаких дыхатель­ных аппаратов. Их головы защищали стальные каски черного цвета. Головы и плечи седоков при движении выступали из воды. Кроме того, они могли находиться в воде рядом с торпедой, держась за спе­циальные ручки, прикрепленные к ней по бокам. Двигатель торпеды мощностью 40 л.с. позволял ей развивать максимальную скорость 4 узла (7,4 км/час), однако крейсерская скорость составляла около 2 узлов (3,7 км/час). Таким ходом она могла предолеть дистанцию 8— 10 миль (14,8-18,5 км).

Конечно, это транспортное средство можно было использовать только в спокойном море и в теплой воде. Кроме того, его движение демаскировалось силуэтами людей, бурунами вокруг них и пузырька­ми воздуха из работающего двигателя. Несмотря на эти недостатки, принципиальная новизна конструкции позволяла использовать фак­тор внезапности.

 

 

Яндекс.Метрика