A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 1

Содержание материала

 

 

«Наутилус» Р. Фултона, 1801 год

 

 

Более совершенным и многообещающим оказалось изобретение Фултона, тоже гражданина США. Роберт Фултон (1765—1715) родил­ся неподалеку от Филадельфии, в бедной шотландско-ирландской семье. Самостоятельную жизнь он начал батраком на ферме.

 Роберт Фултон (англ. Robert Fulton; 14 ноября, 1765 — 24 февраля, 1815) — американский инженер и изобретатель, создатель одного из первых пароходов и проекта одной из первых подводных лодок.

 

В 1786 году Фултон приехал в Англию, где провел семь голодных лет учени­ком у художника Бенджамина Уэста. Получив самостоятельность, он выставлялся в галерее Королевской академии изящных искусств. Однако постепенно его стали привлекать естественные науки. Он познакомился с изобретателем паровой машины Джеймсом Уаттом (1736—1819), начал изучать физику и механику.

Однажды у него возникла идея создать принципиально новое ору­жие большой разрушительной силы, и продав его, стать богачом. Плодом длительных размышлений явилась «ныряющая лодка». Фул­тон отправился в Париж, где 13 декабря 1796 года обратился к правительству Французской республики с предложением: «Имея ввиду ог­ромную важность уменьшения мощи британского флота, я думал над постройкой механического «Наутилуса» — машины, подающей мне много надежд на возможность уничтожения их флота»*.

* «Наутилус» — это латинское слово, означающее «кораблик». Так называется моллюск, который может очень долго оставаться под водой. Подводная лодка Фултона в надводном положении внешне походила на данного моллюска. С учетом со­впадения внешнего вида и внутренней сущности Фултон избрал имя моллюска для своего судна.

 Подводная лодка «Наутилус-1». 1800 год.

 

Фултон решил иметь дело с французами потому, что не хотел про­давать свой проект англичанам — врагам США и Ирландии. Чертежи и описание необычного аппарата подверглись самому тщательному изучению. Среди экспертов, которые знакомились с проектом, были знаменитые ученые — математик Гаспар Монж и астроном Пьер Лап­лас. Они подружились с Фултоном и оказали ему энергичную поддер­жку. После долгих проволочек Директория выделила деньги на пост­ройку деревянного «Наутилуса» (Nautillе).

Строительство происходило на верфи Перье в Руане. **

** Своими размерениями и особенно формой корпуса первый «Наутилус» суще­ственно отличался от второго. Но их принципиальная схема являлась идентичной.

 

29 июля 1800 года Фултон с двумя добровольцами дважды успешно погрузил­ся в Руане в воды Сены на глубину 25 футов (7,6 метров) — на 8 и 17 минут.

Вскоре после этого лодку отвезли в Гавр, где проходили морские испытания. Погружаясь, подводники брали с собой свечи. Фултон соорудил дыхательную трубку, прикрепленную к поплавку, который был незаметен уже на расстоянии свыше 300 ярдов (27,4 метра). Во время одного из погружений отважная троица, пользуясь этой труб­кой, оставалась под водой в течение 6 часов. Находясь на поверхнос­ти, лодка передвигалась при помощи весел со скоростью 2/3 узла (1,23 км/час). Кроме того, лодка могла идти под парусом. В подвод­ном положении, когда матросы вращали винт вручную, скорость ее почти удваивалась. Фултон называл этот винт «стремительным».

 «Наутилус-1» под парусом и в подводном положении. Рисунок Фултона, сделанный в 1804 г.

 

После окончания морских испытаний он поспешил в Париж и 6 октября 1800 года направил письмо Первому консулу Наполеону Бонопарту* с предложением атаковать из-под воды английский флот.

* Наполеон стал Первым консулом с декабря 1799 года.

 

«Потеря первого же английского корабля, — писал он, — уничтожен­ного таким необычайным способом, приведет английское прави­тельство в полное замешательство. Оно поймет, что таким путем можно уничтожить весь флот, блокировать Темзу и нанести смер­тельный удар лондонской торговле»... Чуть раньше Монж и Лаплас уже представили Наполеону отчет об испытаниях «Наутилуса». Со­стоялась аудиенция. Неизвестно, о чем говорили между собой эти великие люди и как долго длилась встреча. Но как бы там ни было, Наполеон не принял желаемого решения. Вместо этого он передал доклад ученых морскому министру, наложив резолюцию: «Прошу морского министра сообщить мне, что ему известно о проектах ка­питана Фултона».

Ждать американец не умел. Через неделю он написал министру дерзкое письмо, угрожая покинуть Францию вместе со своим изоб­ретением, если не встретит большей любезности и щедрости. В ре­зультате министр тут же забраковал проект. Вместо того, чтобы обеспечить себе преимущество над противником с помощью прин­ципиально нового вида оружия, он отверг его под предлогом, что оно якобы «аморальное» и «приемлемо только для алжирских пиратов»! Фултон немедленно разобрал свое судно, отчасти в знак протеста, но в основном потому, что боялся, как бы его «секрет» не стал достояни­ем посторонних.

Монж и Лаплас кое-как утихомирили своего капризного друга, запретили ему писать письма высокопоставленным особам и доби­лись того, что Наполеон все же одобрил проект нового «Наутилуса», несмотря на сопротивление морского министра. Новую лодку пост­роили в Бресте. Первое испытание состоялось 3 июля 1801 года.

«Наутилус-2» имел железный каркас сигарообразной формы, по­крытый медными листами. Водоизмещение составляло 1,9 тонны, длина была 21,33 фута (6,5 метров), а диаметр 6,5 футов (1,98 метра). Сверху в носовой части возвышалась небольшая рубка с иллюмина­тором и входным люком. Снизу на цепи опускался маленький якорь. В трюме размещалась продолговатая чугунная цистерна прямоуголь­ной формы шириной 52 сантиметра для приема воды при погруже­нии. Она же служила килем. В качестве движителя для подводного хода использовался четырехлопастный винт, вращаемый вручную тремя матросами. Своеобразный складной парус, похожий на зонтик, был прикреплен к мачте, установленной на шарнире. Перед погру­жением парус складывали, мачту поворачивали и укладывали в спе­циальный желоб на корпусе. Нововведением стал горизонтальный руль, с помощью которого при движении под водой лодка удержива­лась на заданной глубине.

 «Наутилус-2». 1801 год.

1 - якорь; 2 - брашпиль; 3 - корпус; 4 - механизм вытравливания минного троса; 5 - водонепроницаемая переборка; 6 - наблюдательная башенка (она же - входной люк); 7 - бурав; 8 - механизм заваливания мачты и складыва­ния паруса; 9 - мина; 10 - парус; 11 - балластная цистерна; 12 - гребной винт; 13 - рули курса и глубины; 14 - привод гребного винта; 15 - рулевая тяга; 16 - рычаг кингстона балластной цистерны; 17 - киль.

 

После первых испытаний Фултон сообщил в Париж: «Я начал опыты по погружению сначала на глубину 5 футов, затем 10, 15 и так далее, пока не достиг 25 футов (7,62 метра); на большую глубину я не рискнул погрузиться, так как боялся, что конструкция моей машины недостаточно прочна, чтобы противостоять давлению большого стол­ба воды. На этой глубине я провел час с тремя матросами при двух горящих свечах, и мы не испытали ни малейших неудобств... Посколь­ку лучше обходиться без свечей, я проделал в верхней носовой части моей лодки небольшое окно диаметром всего полтора дюйма (3,8 см) и вставил в него стекло толщиной девять линий (2,2 см). После этого 5 термидора (т.е. 5 июля) я опустился на глубину между 24 и 25 фута­ми, и на этой глубине света было вполне достаточно, чтобы я мог разглядеть циферблат моих часов».

Всплыв, Фултон поднял парус и «убедился, что судно слушается руля и ведет себя как обычная парусная лодка». Под водой он про­плыл 1300 футов (почти 400 метров) и обнаружил, что компас дей­ствует «точно так же, как на поверхности воды». Еще он изготовил медный шар, который наполнил воздухом, сжатым до трех атмосфер. Этот резервуар должен был послужить дополнительным источником воздуха для экипажа. Скорость подводного хода составила 1,5—2 узла. Под парусом лодка развивала 3—4 узла (5,5—7,4 км/час), вполне дос­таточно для того, чтобы преодолеть Ла-Манш и достичь английских портов.

Вооружение «Наутилуса» заключалось в мине, представлявшей из себя емкость с 25 фунтами пороха (11,3 кг), обладавшую нулевой пла­вучестью. Фултон назвал ее «торпедо» (по сходству действия с уда­ром электрического ската «торпедо»). Мину можно было использо­вать двумя способами: во-первых, буксировать на тросе, подводя ее таким образом под днище неприятельского корабля и взрывая с по­мощью ударного взрывателя; во-вторых, ввинчивать бурав в днище и оставлять его там вместе с миной, прикрепленной к бураву коротким штертом и снабженной часовым механизмом (точно так, как это пре­дусматривал Д. Бушнелл).

 «Торпедо» Фултона в боевом положении под днищем корабля.

 

Венцом испытаний стала проверка боевых качеств лодки. Фран­цузский флот выделил изобретателю сорокафутовый шлюп (12,2 мет­ра), который был установлен на якоре на рейде Бреста и изображал корабль-цель. «Наутилус» прибыл на рейд под парусом. В 650 футах (198 метров) от шлюпа Фултон погрузился под воду, мина тащилась за лодкой на тросе. Позже Фултон вспоминал: «Я взял такое направ­ление, чтобы пройти близ шлюпа и, проходя мимо, ударил его бом­бой. Произошел взрыв, шлюп разлетелся на мелкие части, от него не осталось ничего, кроме буйка и троса. Взрыв был настолько силен, что столб воды и обломков взлетел на 80—100 футов вверх».

При испытаниях выявились некоторые недостатки, наиболее су­щественным из которых являлась малая эффективность горизонталь­ного руля из-за небольшой скорости подводного хода. В результате лодка плохо удерживалась на заданной глубине. Для устранения это­го недостатка Фултон применил небольшой гребной винт на вертикальной оси. Но в целом адмирал Вилларе, официальный представи­тель морского министерства, признал «Наутилус» вполне пригодным к использованию в военных целях.

Однако он заявил также, что подводное оружие в самом деле не дает противнику никаких шансов уцелеть, поэтому такой способ ве­дения морской войны «нельзя назвать рыцарским»! Когда он увидел, как страшный взрыв разнес на куски шлюп, чувства адмирала явно пришли в смятение. Для людей, мыслящих категориями парусного флота и пушек, стреляющих ядрами, все это было ужасно! А новый морской министр Форфэ не принял Фултона и его матросов на воен­ную службу, без чего англичане в случае захвата подводников в плен повесили бы их как пиратов. Он считал, что «нельзя считать находя­щимися на военной службе людей, пользующихся столь варварским средством для уничтожения неприятеля».

 

Яндекс.Метрика