A+ R A-

Российский флот в защите Отечества

Содержание материала

 

Последними хозяйками имения Курово-Покровское были сестры Вера Николаевна и Анна Николаевна Панафидины. Именно Анна Николаевна, умершая 8 января 1935 года, оставила воспоминания о приездах Александра Сергеевича Пушкина в усадьбу. В своих воспоминаниях она основывается на рассказах бабушки, Анны Ивановны, лично знавшей поэта.
Но эта история — история уже XX века, связанная с трагической судьбой А.Н. Панафидиной, которую из-за "особого" социального происхождения выселили из родовой усадьбы. По постановлению ВЦИК "О социальном землеустройстве" от 14 февраля 1919 года все бывшие имения передавались для организации совхозов. Уже к весне в Старицком уезде такие хозяйства были организованы в имениях Берново, Малинники, Курово-Покровское, Чукавино, Панафидино и Красное. Все хозяева имений должны были быть выселены за пределы Стариц-кого уезда. И хотя совхоз в Курово-Покровском организовали, но вопрос о выселении двух престарелых хозяек имения — сестёр Веры Николаевны и Анны Николаевны Панафидиных так и не был решён, к тому же они оставались жить в своём родном доме, где также располагалось совхозное управление. Такое соседство никак не устраивало новую власть, и поэтому она настоятельно требовала выселить бывших владелиц имения.
Заведующий "советским хозяйством Курово-Покровское" Герцберг пишет в президиум Старицкого уисполкома о том, что "по инициативе бывшей помещицы Панафидиной" его начали "притеснять окрестные крестьяне". В протоколе же волостного общего собрания крестьян деревень Горицы, Варапуни, Подолы и Кожевниково говорилось о "недопущении произвола к бывшим помещицам Панафидиным". "В связи с этим, — пишет в докладной Герцберг, — имеются сведения, что и рабочие хозяйства Берновской волости солидарны с крестьянами и даже имеют при себе оружие".
Для "разборки" дела из Старицы был послан отряд милиции. В доме Панафидиных был произведён обыск и "найден спрятанный в подвале целый склад ценного имущества", к которому относились не только предметы обстановки, но и "платья, перья для дамских шляп и пустые коробки". Но это только увеличило противостояние в Курово-Покровском. "По зову барыни, — пишет уже в президиум Тверского губисполкома Стардевич, — в имении собрались крестьяне из окрестных деревень, более 1000 человек, и открыли там собрание, на котором постановили взять имение в свои руки, не давать вывозить имущество, выдавагь барыням паёк и немедленно удалить заведующего хозяйством Гсрцберга".
Трудно сказать, чем могло закончиться это противостояние, если бы не обращение к крестьянам о "приостановлении действий" Анны Николаевны Панафидиной. Рабочие добровольно сдали оружие, а сама Анна Николаевна была посажена на три месяца в Старицкую тюрьму.
На этом, казалось, дело с помещицами Верой и Анной Панафидиными закончилось, но новые архивные данные рассказывают нам продолжение истории о выселении их из имения Курово-Покровское уже в начале 1920-х годов.
В конце 1922 года в президиум Старицкого уисполкома поступила докладная записка, написанная председателем ликвидационной комиссии Винокуровым, председателем уземуправления Соловьёвым и секретарём Федосеевым. В ней, в частности, говорилось, что "...в имении Курово-Покровское Берновской волости имеется совхоз... присутствие в нём бывших владельцев и помещиков Панафидиных нежелательно как по политическим, так и по чисто хозяйственным соображениям. С самого начала организации совхоза УЗУ и бывшим усовхозом принимались меры к их выселению, но не были меры эти проведены в жизнь".
Любопытно, но и на этот раз за бывших владельцев имения заступились крестьяне. 28 крестьян селения Подол ставят свои подписи в прошении в Старицкий отдел упразднения, в котором пишут: "Старший милиционер Берновской волости предписал гражданкам Панафидиным выселиться из бывшего имения Курово-Покровское.
Такое предписание является для нас, граждан селения Подол, крайне нежелательным и прискорбным, так как Панафидины для нашего населения незаменимые и особенно полезные личности. В 1918 году они открыли в Курово-Покровском школу и с тех пор всё время обучают наших детей всем предметам и иностранным языкам, что для нас особенно ценно. Мы сами, хотя мало образованные люди, не очень понимаем великое значение и преимущество в образовании, по широкому знанию трёх иностранных языков, но по своей долголетней педагогической деятельности они являются для нас особенно ценными учительницами, так как во всём округе нет им равных преподавателей.
На основании вышесказанного мы просим Старицкий отдел упразднения отменить своё предписание, не выселять Панафидиных и дать нашим детям возможность продолжить те полезные занятия, которые они начинали под руководством Панафидиных".
Почти в это же время в Старицкий отдел упразднения пишет сама Анна Николаевна Панафидина. В письме она сообщает, что "...сестра— Вера Николаевна — в начале октября выехала в Петроград на место прежней службы, а самой выехагь в настоящее время абсолютно некуда, так как нет средств, и я занимаюсь с детьми граждан селения Подол, которые платят мне продуктами, благодаря чему я не умираю с голоду".
Но власти уже не только настоятельно требуют выселить Панафидину из имения, а переходят к действенным силовым мерам. Уже в начале 1923 года с Анны Николаевны старшим милиционером Берновской волости Никольским берётся подписка о том, что к "27 апреля Панафидина обязана выселиться из занимаемого помещения при совхозе Курово-Покровское".
Последнее пребывание помещицы в своём имении относится к 29 апреля 1923 года. В донесении Берновской волостной милиции в город Старицу говорилось, что "гражданка Панафидина А.Н. из совхоза выехала 23 апреля 1923 года. Причём ею вывезены принадлежащие ей вещи".
Таким образом, ещё одно имение — Курово-Покровское, связанное с именами прославленных флотоводцев Панафидиных и великим поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным, стало пустынным без истинных хозяев, а в дальнейшем заброшенным и погибающим в настоящее время.

 

Яндекс.Метрика