A+ R A-

Это было в Берлине

Содержание материала

 

 

А в голове мелькнула мысль: «судьба мне благоволит. Я увижу Париж и найду дядю Колю. Анни будет довольна».

– Хорошо! – подумав минуту, согласился подполковник и пожал в ответ протянутую руку матроса. – За это можно и даже нужно выпить, – добавил он, приглашая Леонида и Машу поднять бокалы. Они второй и третий раз подняли и выпили бокалы с вином. Водку не пили, чтобы утром голова была свежей.

Леонид особенно увлекся закуской, ведь он остался без ужина. Отдохнув с полчаса после еды, Алексеев отправился на ночлег к себе в каморку.

Ранним утром штабной виллис стоял у дверей клуба моряков. Водитель прошел в каморку и разбудил фотографа. Водителю очень хотелось участвовать в этой поездке, но подполковник в поездку взял старослужащего шофера из политотдела. Это был пожилой старшина, много лет, проведший за баранкой и в какой-то степени познавший районы Берлина. Он перед демобилизацией дослуживал последние дни, и такая поездка его очень обрадовала. А молодой водитель только неделю, как прибыл в бригаду после окончания школы юнг в июле 1945 года. Алексеев с молодым водителем подъехали к дому подполковника, где их уже ждали. Сменился водитель, и подполковник в сопровождении Маши и Алексеева выехали по намеченному маршруту.

– Ты с нашим маршрутом хорошо ознакомился? – поинтересовался подполковник, обращаясь к старшине.

– С картой я познакомился, а дорогу знаю приблизительно. Вы не беспокойтесь, все эти места мы найдем. Лишь бы нам время хватило. Точек этих много и они разбросаны.

– От тебя будет зависеть наше время. Нам надо все успеть до вечера.

– А у тебя, фотограф, пленки хватит? Запас, на всякий случай есть?

– Пленки хватит, – кратко заявил Алексеев и, прикрыв глаза, сладко зевнул.

Он уже все обдумал и решил: завтра рано утром оставить записку Анни, в которой назначить встречу на 13 часов, время обеда. Он будет свободен в течение часа от фотографирования демобилизующихся моряков. Завтра ему следует очень потрудиться, чтобы успеть всех сфотографировать и передать списки в штаб. Только после этого, подполковник предоставит отпуск на трое суток. Этого должно хватить для поездки в Париж. И он представлял, как обрадуется Анни такому известию. Так в полудреме грезил Леонид, покачиваясь на сидении в автомобиле.

– Подъезжаем к западному берегу Шпрее!

Возвестил старшина, и все принялись осматривать места, где проходили бои во время переправы. Водитель поставил машину у реки и предложил выбирать места для фотографирования.

– Вот здесь Шпрее особенно широка, – выходя из машины и осматриваясь, заявил подполковник, – это район Руммельсбурга. С того берега три группы полуглиссеров 21-го апреля переправляли десант на этот берег. Я участвовал в этом десанте. Огонь шквальный, потери были большие, а моряки – настоящие герои. Я со своим батальоном так и остался при первой бригаде Днепровской флотилии. И с 27-го апреля с 1-ой бригадой флотилии уже содействовали 234 стрелковой дивизии 61-ой армии в переправе через Одер в районе канала Гогенцоллерн-Шведт.

– В это время, – заявил Алексеев, – моя 3-я бригада содействовала войскам 33-й армии в районе Фюрстенберга. 24 апреля Фюрстенберг был взят, и бригада продолжала наступление на Берлин по каналу Одер-Шпрее.

– Я знаю об этом, и мы выберем местечко и сфотографируемся там, – потирая руки, сказал подполковник.

Почти час они пробыли в районе Руммельсбурга, фотографируя памятные места, и фотографируясь, сами.

– Если мы на каждой точке будем по часу задерживаться, то мы и половину намеченных мест не сможем посетить.

– Ты прав старшина, – поддержал водителя подполковник, – сокращать время надо до минимума. Поехали!

– Не знаю, как лучше. Или выезжать на кольцевую, или ехать по местным разбитым дорогам?

– Не так уж и не все они разбиты, местные дороги. – Возразил подполковник. – И я хотел бы, чтобы мы, по возможности, миновали английские секторы Берлина.

– Чем же вам не угодили англичане? – Заинтересованно спросил Леонид. Он и сам их не любил за их заносчивость, чванство. По сравнению с американцами и французами они вели себя очень высокомерно, даже вызывающе.

– Английская комендатура очень обозлена, после случившегося инцидента. Это произошло на прошлой неделе. Наш офицер, капитан из политотдела, между прочим толковый, умный мужик. Владеет несколькими языками, в том числе и английским, шел домой. Это происходило в нашем секторе, вблизи английской комендатуры. Из-за поворота выскочил «виллис», и не сворачивая мчался на капитана. Офицер едва успел отскочить и, покрутив пальцем вокруг виска головы, выругался и назвал его идиотом. Англичанин остановил машину, и едва держась на ногах, был очень пьян, пошел на капитана. Беспрерывно ругаясь, достал пистолет и хотел выстрелить в нашего офицера. Капитан вырвал у него из рук пистолет и его же пистолетом стукнул англичанина по голове. Как видно удар был сделан со злостью и от души. Англичанин отбросил «копыта», скончался на месте. Капитан сообщил о случившемся в нашу комендатуру и на этом же «виллисе» доставил убитого офицера в английскую комендатуру. Вот тут все и началось. Англичане хотели арестовать капитана, но наша комендатура не позволила, заявив, что он будет содержаться под стражей в нашей комендатуре. Сейчас они настаивают на немедленной выдаче нашего капитана. Ко всему этому оказалось, что убитый пьяный английский офицер является лордом. И это придает особую стать в английских законах. Иначе говоря, они требуют смерти нашему офицеру. Но мы твердо заявили, что судить его будет наш суд. В настоящее время он ожидает приговора и находится в тюрьме.

– Неприятная история, – первым отозвался старшина, всматриваясь в дорогу и объезжая рытвины и глыбы из камня и бетона. – Ведь капитан был в самообороне, он защищался…

– Это уже превышение самообороны, – вздохнув, возразил ему Алексеев, – кулаком надо было бить, а пистолет забрать и предъявить, как вещественное доказательство.

– Неужели будут судить нашего капитана? – жалостливо спросила Маша. Ей очень шла военная форма и выглядела она в ней, как типичная фронтовая сестричка.

– Да, будут! Это точно. И, скорее всего за превышение самообороны.– И он посмотрел на Леонида.

– Приехали! – Возвестил водитель, сверяя карту с местностью.

– Точно! – Подтвердил подполковник, выпрыгивая из машины. – Но здесь мы недолго. Два снимка и вперед в район Целендорфа. Я думаю, что со временем мы успеем. – И по привычке потер рука об руку.

Здесь они действительно не задержались, и через десять минут отправились дальше по намеченному маршруту.

 

Яндекс.Метрика