A+ R A-

Это было в Берлине

Содержание материала

 

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В 1-ой бригаде фотографа Алексеева встретили, как старого знакомого. В штабе ему сказали, что сегодня он может отдохнуть и подготовить все необходимое для работы. Завтра после обеда к нему направят первую партию военнослужащих на фотографирование. И добавили, что в течение недели всю работу надо закончить и фотографии со списками сдать в штаб. Леонида это все очень устраивало. Сразу же мелькнула мысль: «сегодня побываю у французов». После обеда, взяв увольнительную, он сразу же направился к своим знакомым в комендатуру.

Часовой у французской комендатуры, не поняв советского моряка, обратившегося к нему с вопросом, сразу вызвал переводчика. Не прошло и пяти минут, как из помещения вышел улыбающийся Луи. Когда ему сообщили о стоящем у комендатуры советском моряке, он сразу сообразил, кто это может быть. И не скрывая радости, поспешил к стоящему у калитки Леониду. Дружески пожав руку Алексееву, Луи пригласил его зайти к нему в кабинет. Через несколько минут уже все сотрудники знали, что у них в гостях советский моряк. У полковника в кабинете находился английский офицер. Они решали вопрос по доставке продовольствия в Берлин. Договорились на завтра встретиться с советским и американским военными представителями. Когда полковник узнал, что у него в комендатуре находится советский моряк, он быстренько и очень вежливо выпроводил англичанина. И тотчас позвонил переводчику, чтобы моряка доставили к нему.

– Комендант тебя хочет видеть, – сказал Луи, опуская телефонную трубку на рычаг.

– Это хорошо или плохо? – тревожно спросил Алексеев.

– Плохого ничего быть не может, – успокоил его Луи, полковник у нас замечательный человек. Он, кстати, сожалел, что не встретился с тобой и твоими друзьями прошлый раз. Ну, а сейчас, наверно, хочет познакомиться. Так что пойдем, представлю тебя.

Полковник, действительно, хотел посмотреть на советского моряка, участника инцидента, вынудившего патруль доставить нарушителей в комендатуру. Алексеев, к радости Луи, держался весьма уверенно. По просьбе полковника кратко и очень доступно рассказал о моряках флотилии бравших Берлин совместно с наземными войсками. Рассказывал Леонид доступно потому, что комендант владел русским языком весьма и весьма слабо. Удовлетворенный рассказом моряка, полковник, весело шутя, отпустил моряка с переводчиком, пожелав им удачи. Возвратившись с Алексеевым в свой кабинет, Луи сказал:

– Жаль, что нет Анни. Она была бы очень рада видеть тебя.

– А где она? – Спросил Леонид. – Я бы тоже хотел ее увидеть.

– Она в Париже, но по времени уже должна возвратиться. И он взглянул на часы.

– Это кто тут меня вспоминает? – раздался по-русски голос Анни от приоткрытой двери кабинета.

– Анни, здравствуйте! – радостно воскликнул Леонид, устремляясь к вошедшей женщине. Они взглянули друг другу в сияющие от радости глаза и поздоровались, крепко пожимая руки.

– Ну, слава богу, приехала, – заключил брат и, улыбаясь, произнес: – займись гостем сестренка, не давай скучать матросику. У меня куча дел. Я вас оставляю и заодно прощаюсь Леонид с тобой. Меня не будет два-три дня. По возможности посещай нас.

Он пожал Алексееву руку и вышел.

– Какая вы красивая! – Смущаясь, произнес Леонид. – Как говорят, обворожительная… – запинаясь, добавил он. – Морская нимфа, вот вы кто! – Восторженно произнес Леонид, довольный тем, что нашел подходящее для нее звание.

У молодых женщин, как правило, наступает пора, когда они начинают расцветать и распускаться, словно летние розы. Такой период видно испытывала сейчас и Анни. Легкий белый брючный костюм прекрасно подчеркивал ее стройную фигуру. Уличная жара румянила ее щеки, а крепдешиновый, сиреневый шарфик вокруг шейки отлично оттенял чистое и нежное личико. Раскрытые в улыбке губы давали возможность увидеть и насладиться блеском ее влажных жемчужных зубок

– Вы такими комплиментами любого в краску введете, а меня так уже ввели.

Смущенно проговорила Анни и рукой прикрыла рот Леониду.

– Я говорю искренне, от чистого сердца – горячо отозвался Леонид, целуя ее пальчики прикрывавшие ему рот.

– Давай мы перейдем с тобой на «ты», – неожиданно и для себя, и для него предложила Анни, – правда, я немного старше тебя, но это чуть-чуть.

И она на пальцах показала это «чуть-чуть». В этом образе Анни была уморительна. Алексеев чувствовал, что Анни к нему не безразлична и это мутило разум. Внутри все горело и ему казалось, что он пышет жаром.

– Анни не шутите так со мной. – Взмолился Алексеев. – Мне трудно сдерживать себя. Ведь вы мне очень нравитесь.

Он отпустил ее руку и потупил взор. Анни взглянула на него и поняла, что он не шутит и к ней питает определенные чувства.

– Давай сядем, проговорила она серьезным тоном, я очень рада тебя видеть. Ты мне очень напоминаешь дорогого для меня человека, Рудольфа. Он погиб, его выдал предатель, когда он вернулся с задания.

Она смолкла, и наступило молчание.

– Анни, расскажите мне о нем. Мне приятно, что я напоминаю дорогого вам человека.

Она внимательно посмотрела Леониду в глаза и стала рассказывать:

– Да, это так, – задумчиво проговорила она. – Он был скромный и застенчивый мальчик. В то время он и я с братом Луи входили уже в организацию Движение Сопротивления, которую у нас возглавлял наш теперешний комендант. Мы выполняли различные поручения комитета. Снабжали фальшивыми документами наших товарищей, которые проникали на стройки, заводы и в учреждения. Были, конечно, и провокаторы. От их рук пострадало немало наших товарищей. К тому времени это в 1943-1944 годах стремительно создавались партизанские отряды. Для наиболее полного вовлечения всех организаций Сопротивления в борьбу против фашизма и для координации этой борьбы 23 мая 1943 г. был создан Национальный совет Сопротивления (НСС). Создание НСС и принятие единой для всего движения Сопротивления программы позволили в начале 1944 г. объединить боевые группы всех организаций Сопротивления в единую Централизованную Французскую внутреннюю армию. Вооруженная борьба достигла такого размаха, что французские патриоты нередко очищали от оккупантов населенные пункты, города и целые районы. Мы никогда не забудем национальных героев, сложивших свои головы в этой борьбе. Фабиан был одним из тех героических деятелей Сопротивления, кто сражался на самых важных и опасных участках освободительной борьбы. Я его хорошо знала. Он руководил борьбой тысяч франтиреров и партизан в департаментах Шер, Луар, Ньевр.

 

Яндекс.Метрика