A+ R A-

Это было в Берлине

Содержание материала

 

Анни выслушала рассказ Леонида и задумчиво произнесла:

– Ты знаешь, Леня, судьба нам делает подарок. Это удивительно! Ведь я тоже получила краткосрочный отпуск. В это же время и тоже неожиданно. Анни с нежностью заглянула ему в глаза и приникла к нему. Ёе губы встретились с его губами, и этот внезапный поцелуй перевернул лист сегодняшний жизни, и унес их в безоблачную высь. Очнувшись, они спустились с высот, но не сразу поняли, что же все-таки произошло.

– Да, – сказала она невпопад, – теперь я расскажу, кого я встретила и как провела ночь.

При этих словах Леонид встрепенулся и непонимающе взглянул на Анни.

– Вот именно ночь, – повторила она, улыбаясь, и добавила, – но не то, что ты сейчас подумал.

И она подробно начала рассказывать о своей встрече с летчиками знаменитой эскадрильи «Нормандия». Они проговорили почти три часа, не замечая, как летит время. Было окончательно решено, что Леонид и Анни едут в Париж на ее машине.

– Мою машину в нашем секторе знают, – твердо заявила Анни, – и останавливать не будут. Для проезда в другие секторы Большого Берлина у меня есть пропуск. Так что это у меня не вызывает особого беспокойства.

Для Леонида ее слова были, как бальзам на болящую рану. Ему так не хватало ее твердой уверенности в успехе задуманного путешествия. Теперь он был спокоен и верил в свою счастливую судьбу. Неожиданно Алексеев вспомнил цыганку, что нагадала ему успех и счастье. Это было еще перед отправкой на фронт.

– Чему ты улыбаешься? – спросила Анни, глядя на его смешливое лицо.

– Вспомнил цыганку, которая нагадала мне, что я встречу тебя, – объявил он счастливым голосом и отважно поцеловал ее в губы. Она не отстранилась, а напротив горячо ответила своим поцелуем.

Из-за угла разбитого дома показалась группа мужчин, гражданских и бывших военнопленных, идущих вольным строем.

– Это бригада строителей, – пояснил Леонид, – они занимаются разбором разрушенных зданий и расчисткой улиц.

– Я знаю, в нашем секторе тоже идет расчистка. Приходит конец нашему тайному почтамту.

И она указала глазами на расщелину разбитого дома.

– Думаю, что нам это больше не понадобится, – вздохнув, произнес Леонид и взглянул на Анни.

– Когда ты закончишь свою работу и задание подполковника? – что-то, подсчитывая в уме, спросила Анни.

– Думаю разделаться завтра к вечеру, а точнее после обеда. Увольнительную думаю взять со следующего дня. То есть, с послезавтрашнего дня.

– А выехать надо будет завтра в ночь. Этим мы сэкономим время, – дополнила Анни, сказанное Леонидом, и, не спрашивая согласия, прижала его голову к своей груди.

– Чувствуется, что неплохой человек твой подполковник, – возобновила разговор Анни, – может понять и помочь другому человеку. Только ты с него деньги не бери. Не надо, у нас хватит своих.

– Я и не собирался с него ничего брать, – обиженно возразил Леонид, – а человек он, действительно, хороший. Я вначале ошибся в нем. Думал – пехота, службист, а он оказывается все время с моряками, с нашей первой бригадой. Еще в 1944 году 12 июля он был в десанте, который высадили корабли нашей флотилии в городе Пинске. А 14 июля, высаженный десант, войска 61-ой армии во взаимодействии с кораблями Днепровской флотилии освободили город Пинск. Его батальон из состава 5-ой ударной армии, одним из первых ворвался в Берлин и вышел к Шпрее в районе Руммельсбурга, а затем на полуглиссерах переправился под огнем на западный берег. Оставшиеся живыми из батальона, так и остались в составе 1-ой бригады нашей флотилии.

– Да, настоящий герой твой начальник.

– Он мне не начальник, я здесь временно, в командировке. – Возразил Алексеев. – Давай поговорим о завтрашнем дне. Во сколько мы встретимся и где?

– Встречаемся завтра здесь, в 8 часов вечера, чтобы ты успел переодеться. Одежду я возьму у Луи. Ту самую, которую ты однажды уже надевал. Она тебе, в самом деле, идет. Она улыбнулась и поцеловала его в щечку.

– Возражений нет, я пошел работать. Мне надо много успеть, – покачав головой, проговорил Леонид, выходя из машины, – до завтра!

С особым вдохновением и старанием взялся за работу Леонид. В первую очередь были сделаны фотографии на документы морякам, уходящим на дембель, а затем фотографии по заказу подполковника. К обеду следующего дня все было готово, и Алексеев со своей продукцией отправился в штаб. Ему пришлось подождать, пока освободится начальник штаба. У командира бригады капитана 1-го ранга С. М. Лялько шло совещание, которое подходило к концу. Как только подполковник освободился и направился к себе в кабинет, он сам вызвал к себе Алексеева.

– Обстоятельства немного изменились, – сказал вошедшему Леониду подполковник, – завтра или послезавтра приезжает командующий. В первую очередь мы его поздравим с получением нового очередного воинского звания – вице-адмирала. Во-вторых, он будет вручать награды морякам за взятие Берлина и Фюрстенберга по дополнительному списку, представленному правительству с некоторым опозданием. Нам сообщили, что вначале он будет у вас в Фюрстенберге. В 3-й бригаде много награжденных. Затем он будет вручать награды здесь. Поэтому, дружище, с увольнением надо немного подождать.

– Это невозможно! – испуганно проговорил Леонид. Я уже договорился и назначил встречу.

– Придется отменить. Тут уж ничего не сделаешь.

– Я сделаю! Я уйду в самоволку! – С горячностью выпалил Алексеев, а подполковник подумал: «этот сделает».

– Ты сам лезешь на скандал, – попытался его образумить начальник штаба, – я тебя просто арестую.

– Ваша воля, но скандал коснется и вас тоже. – Злобно проговорил Леонид и опустил голову.

– Что это за свидание такое необыкновенное у тебя? – спросил миролюбиво подполковник, решив обойтись без скандала.

– Кто она, твоя девушка? Немка или русская?

– Она француженка, и больше я о ней ничего не скажу. Но обещаю, что по городу я ходить не буду. Все три дня я не покажусь в городе, так что комендатура меня в городе не увидит.

– Трое суток ты будешь миловаться с ней в квартире? Не надоест ли такое затворничество?

– Не надоест, – кратко ответил Леонид, и, посмотрев в глаза подполковника, тихо добавил: – ведь вы обещали, а я тоже дал слово.

– Хорошо! – громко произнес подполковник после некоторого раздумья. – Иди к писарю, я позвоню. На подпись принеси сегодня, завтра меня не будет.

Козырнув, скрывая радость, Алексеев покинул кабинет, чтобы через двадцать минут зайти вновь и подписать увольнительную.

 

 

 

Яндекс.Метрика