A+ R A-

Это было в Берлине

Содержание материала

 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Командующий флотилией Григорьев В.В., член Военного совета капитан Iранга Боярченков П. В. и гости из 33-й армии, участвовавшие во взятии Фюрстенберга, прибыли на следующий день, как и предполагалось, в штаб 3-й бригады. Вечером состоялось торжество по случаю присвоения командующему Днепровской флотилии Григорьеву В.В. очередного воинского звания вице-адмирала. Торжество проходило в клубе моряков, в котором временно работал фотографом матрос Алексеев. На следующий день в 10 часов намечалось вручение наград героям, отличившимся в боях при взятии Фюрстенберга и Берлина. Утром, перед поездкой в клуб, в штаб пришло донесение из комендатуры города Берлина. В донесении указывалось, что в английской зоне задержан советский матрос, пытавшейся эмигрировать во Францию.

– Самое интересное, – докладывали командующему, – этот матрос в списках награжденных. Ему полагается орден Красной Звезды.

– Кто доставил донесение? – спросил командующий.

– Офицер из Берлинской комендатуры. – Доложил начальник штаба, еще раз, просматривая донесение.

– Давайте его сюда, – распорядился Григорьев, пытаясь унять нервное волнение. Вошел капитан и доложил о себе.

– Расскажите подробно, что вам известно по этому донесению.

– Вчера поздно вечером в английском секторе, патрулем была задержана французская легковая автомашина. Согласно протоколу и опросу нашего матроса стало известно: машина принадлежит французской гражданке, которая является переводчицей во французской комендатуре и имеет пропуски во все секторы большого Берлина. Ехала она в Париж с нашим матросом Алексеевым. Её бы пропустили без разговоров. На лобовом стекле автомобиля был наклеен пропуск, но англичане попросили ее срочно отвезти в Люксембург двух своих коллег. Она категорически отказала, ссылаясь на то, что спешит в Париж, а это будет отклонение от маршрута. Тогда патрульный английский офицер поинтересовался пассажиром. Узнав, что пассажир русский, он потребовал, чтобы тот вышел из машины. После перебранки и скандала был вызван советский комендантский патруль. Патруль задержал матроса Алексеева и доставил его в Берлинскую нашу комендатуру.

– Это ваш матрос? – Спросил Григорьев, обращаясь к начальнику штаба.

– Так точно, матрос с бронекатера. Хороший матрос, отлично показал себя в бою, за что представлен к правительственной награде.

– Что же он дезертирует? Ваш хороший матрос.

– У него увольнительная на три дня и он, по его показаниям, обязательно бы возвратился без опозданий.

– Увольнительная не давала ему право выезжать за пределы советской зоны. Почему он уехал?

– По его словам он мечтал побывать в Париже.

– Что же прикажешь делать с этим путешественником? Где он сейчас находится?

– Был в комендатуре, но сейчас, по настоянию контрразведки, переведен в СМЕРШ.

– Мне кажется, вы поторопились с этим, – неодобрительно заметил вице-адмирал. – Сломать жизнь парню очень легко. Заберите его из СМЕРШ-а и строгача ему на всю катушку. Пусть посидит на «губе». Лишите его на несколько месяцев льгот, таких, как посылки и прочие поощрения.

– Вот паршивец! – Продолжал возмущаться командующий. – В Париж захотел, на Елисейские поля! Там только тебя не хватало.

С таким испорченным настроением вице-адмирал отправился в клуб моряков. Проступок Алексеева не выходил из его головы. После торжественной части и вручения наград, командующий и его сопровождающие, а также гости, покинули Фюрстенберг и выехали в 1-ю бригаду.

 

Яндекс.Метрика