A+ R A-

Надводный военный флот СССР. часть 1

 

 

Надводный военный флот СССР

 

Раздел создан на основании книги старшего научного сотрудника Кузина Владимира Петровича и  старшего научного сотрудника Никольского Владислава Ивановича "История создания послевоенного Военно-Морского флота СССР и возможный облик флота России" и других материалов.

 

часть 1

часть  2

часть  3

часть 4

часть 5

 

 

Кузин Владимир Петрович родился 31 января 1945 г. в городе Москве. Русский, из семьивоеннослужащих. В 1963 г. окончил Ленинградское Нахимовское ВМУ и поступил в ВВМИОЛУим. Ф.Э.Дзержинского, которое закончил в1968 г. В 1970 году был назначен в 1 ЦНИИ МОдля прохождения дальнейшей службы. В 1982 г.закончил адъюнетуру в Военно-Морской Академии имени Маршала Советского Союза ГречкоА.А. и защитил кандидатскую диссертацию, а1983 г. ему было присвоено учёное званиестаршего научного сотрудника. Является специалистом по системному анализу и прогнозированию развития сложных систем. Публиковаться в открытых источниках начал с 1972 г.

 

Никольский Владислав Иванович родился26 августа 1948 г. в городе Тамбове. Русский, изсемьи военнослужащих. В 1971 году окончилВВМИОЛУ им.Ф.Э Дзержинского. С 1971 г. По1975 гг. проходил службу на кораблях КЧФ: ЭМ"Серьезный" (пр.З0бис) и "Сметливый" (пр.61).В 1977 году окончил Военно-Морскую Академию имени Маршала Советского Союза ГречкоА.А. и был назначен в 1 ЦНИИ МО для прохождения дальнейшей службы. В 1981 г. защитил кандидатскую диссертацию, а 1983 г. Емубыло присвоено учёное звание старшего научного сотрудника. Является специалистом посистемному анализу и проектированию сложных систем. Публиковаться в открытых источниках начал с 1985 г.   но, прошло время...

 

 

 

Военным морякам и «оборонщикам»,

сделавшим целью и смыслом жизни

создание флота, достойного

Великой Родины, посвящается...

 

 

Краткий анализ опыта Второй Мировой и Великой

 

Отечественной войн.

 

 

Анализируя послевоенное развитие ВМФ СССР, можно выделить (среди многих других) решающее влияние на него двух основных факторов: опыт использования флотов в Великой Отечественной войне (ВОВ) и во Второй Мировой войне (ВМВ); общие взгляды политического и военного руководства на характер будущей войны и роли в ней флота в условиях научнотехнической революции.

Отечественная советская историография вообще, а военная в частности всегда находилась под жёстким идеологическим диктатом, по существу выполняя различные социальные заказы и, являясь в таком проявлении фактически не историей, а фальсификацией. Здесь авторы впервые делают попытку пересмотра некоторых взглядов, сформированных для обоснования впоследствии принятых решений, положенных в основу послевоенного строительства ВМФ.

Проанализировать весь совокупный опыт, прежде всего, ВМВ и ВОВ в ограниченных рамках данной работы не представляется возможным, поэтому здесь приводятся только основные выводы и положения, которые помогли бы понять излагаемый в дальнейшем материал.

Следует заметить, что в отечественной историографии основной упор в изучении опыта ВМВ всегда делался на изучении опыта боевых действий в Атлантике и наиболее пристально изучалось нашими специалистами применения прежде всего Германского и Советского флота, а боевые операции на Тихом океане и боевое применение Японского и Американского флотов как бы оставалось в тени. Столкнувшись после окончания ВМВ с коалицией морских держав (блок НАТО во главе с США), военные специалисты стремились извлечь из ближайшего исторического прошлого положительные примеры борьбы державы континентальной с морскими.

На основе упомянутого анализа обосновывалась, пропагандировалась и по существу фетишизировалась ИДЕЯ ПОДВОДНОЙ ВОЙНЫ.

Нельзя не упомянуть, что означенное не было ни объективным, ни беспристрастным, ни достаточно глубоким проникновением в суть исторической проблемы. Внимательный и по возможности беспристрастный анализ даёт основание утверждать, что эффективность подводной войны и действий подводных лодок (ПЛ) по фактическим результатам, полученным в ВОВ и ВМВ, не была столь впечатляющей, как это преподносилось.

Краткий анализ опыта боевого применения различных сил флота мы начнем с оценки результативности основных сил и средств отечественного флота в ВОВ (таблица 1.1.).

 

 

Как видно из приведённой таблицы при принятом подходе первое место по всем параметрам принадлежит АВИАЦИИ ВМФ (минимум затрат при максимуме эффекта), а ПЛ оказались самым дорогим боевым средством. Причем в условиях морских театров, на которых вел боевые действия отечественный ВМФ дальность действия ПЛ и авиации ВМФ оказались одинаковыми. На один потопленный боевой корабль или транспорт отечественная авиация ВМФ расходовала до 100 самолето-вылетов и теряла 2.1 самолета (для сравнения авианосная авиация США расходовала до 338 самолетовылетов, однако при этом она теряла в среднем менее 1 самолета). Массирование сил авиации позволяло не только достигнуть необходимого результата, но и сократить потери. За всю ВМВ авиация всех остальных воюющих государств потопила более 60% от потерянных боевых и вспомогательных кораблей и судов. Развитие технических средств обнаружения (появление во время войны радиолокаторов, магнитных обнаружителей и радиогидроакустических буев) позволило авиации в конечном итоге победить и в подводной войне. Она уничтожила более 50% подводных лодок стран "оси". Наконец авиация всех воевавших государств потопила 7.8 млн.т торгового тоннажа. Исключительно важную роль авиация стала играть на закрытых театрах, где она, в умелых руках, оказалась способной даже подменять надводные корабли в таких действиях как блокада (например блокада Севастополя в 1942г). Уровень подготовки командования и летного состава морской авиации США, Англии, Германии и Японии был очень высок и достигался длительной тренировкой (в конце ВМВ качество подготовки летчиков в Японии и Германии из-за больших потерь снизилось). Важной и не случайной особенностью морской авиации США, Англии и Германии было бережное отношение к экипажам сбитых самолетов, их стремились спасти используя все возможные средства (гидросамолеты, ПЛ, надводные корабли и катера).

В нашем ВМФ приоритет военно - морской авиации над другими ударными силами в основном не опровергался, однако, этот род флота оставался практически сухопутным и фактически второстепенным. К серьезным недостаткам деятельности нашей морской авиации можно отнести малую эффективность массированных ударов по морским целям. За всю ВОВ на ходу в море нашей авиации не удалось уничтожить ни один крупный боевой корабль, хотя безуспешные атаки, например тяжелого крейсера "Адмирал Шеер" 23 ноября 1944 года в районе Ирбенского пролива производились пятью группами бомбардировщиков и штурмовиков (при их общей численности в 35 единиц).

 

 Крейсер "Адмирал Шеер" отражает атаки советской авиации 23 ноября 1944 года

 

 Истребительная авиация отечественного ВМФ, за редким исключением, опасалась на одномоторных самолетах вылетать на полный радиус действия.

Штурманская подготовка летчиков авиации ВМФ оставляла желать лучшего. Вообще штурманская подготовка летчиков в советской авиации во время ВОВ была слабой. Так например не удалось за всю войну полностью укомплектовать экипажами, подготовленными к дальним полетам в сложных метеорологических условиях и ночью, дальнюю авиацию. Конечно в тех условиях обеспечить морскую авиацию хорошо подготовленными экипажами тогда вообще было невозможно хотя бы из-за недостатка времени. Универсальные возможности авиации позволяли использовать ее как на море, так и на суше. Это обстоятельство также отрицательно влияло на боеспособность всего ВМФ, ибо его авиация использовалась часто на сухопутном направлении (за всю ВОВ более 70% всех самолётовылетов) где и несла основные потери в хорошо подготовленных экипажах, оставляя корабли без прикрытия в воздухе. Наконец очень отрицательное психологическое влияние оказывало и то, что операции по спасению экипажей сбитых над морем самолетов в отечественном флоте практически не проводились (и это при значительном количестве гидросамолётов в составе ВВС всех флотов).

Безвозвратно потерянные в начале ВОВ самолеты вместе с хорошо подготовленными экипажами не могли быть компенсированы значительной численностью самолетов с малоподготовленными экипажами в последующим.

"Общее господство в воздухе" достигаемое простым увеличением численности самолетов с малоподготовленными экипажами было самообманом. Так при меньшей численности самолетов немецкие летчики вплоть до конца 1943 года безраздельно господствовали над большей частью Черного моря, и это после полной потери господства в воздухе над сушей и проигрыша ими знаменитого сражения над Кубанью. Одна из главных причин гибели лидера "Харьков" и 2-х эскадренных миноносцев 6 октября 1943 года кроется именно в этом, а не в ряде тактических промахов допущенных командованием этого отряда и Черноморского флота в целом.

 

   Лидер "Харьков" в 1934 году.    6 октября 1943 года  лидер "Харьков"  и эсминцы "Беспощадный" и "Способный"  были атакованы немецкой авиацией... Трагедия произошла на пути в Туапсе в районе с координатами 44 град. 15 мин. с.ш., 36 град. 00 мин. в.д

 

Война так и не научила руководство ВМФ иному отношению к морской авиации. В той трагической для Черноморского флота операции в конце 1943 г. морской авиации ставились лишь общие и вспомогательные задачи - "прикрытия кораблей с воздуха". Можно предположить, что если бы в той операции главной ударной силой выступала бы морская авиация, то мощная группировка морской авиации, которую пришлось бы развернуть, очевидно не допустила бы уничтожения этих кораблей.

 

* Принятые сокращения

 

Яндекс.Метрика