A+ R A-

А. БЕЛЯЕВ

Содержание материала

 

Капитан проверил записи Тимофея в вахтенном журнале и приказал Кравчуку вести точные наблюдения за разницей в счислимом и обсервованном местах судна.

—  Детали вам разъяснит Тимофей Андреевич. Дело важное, и прошу вас отнестись к нему со всей серьезностью.

Шулепов ушел.

Сергей Кравчук недоверчиво полистал тетрадь с записями Тимофея.

—   Это что такое? Для чего? Тимофей объяснил. Кравчук свистнул.

—   К чему все это? Плавание у нас вдоль берегов, кругом маяки, а то и радиомаяки. Локатор вот скоро поставят.

Тимофей сбивчиво принялся доказывать   пользу  наблюдений над течением. Кравчук  поморщился:

—   Брось, Тима. Это  все  теория.  Ну  кому  нужны  твои графики на такой короткой регулярной линии?

Тимофей опешил.

—  Да мне просто интересно, можно   ли   такой   график сделать.

—  Тебе  интересно,  а  нам  лишний  хомут на шею, лишние хлопоты.

—  Так ведь и капитан считает, что надо попробовать,— растерянно оправдывался Тимофей.

—   Вот чудак!  Я с тобой говорю, а ты за капитана прячешься. Потом,   смотри,   вот  лежат  лоции,  таблицы приливов,— бери  их и, если уже  тебе  так требуется научно снос рассчитать, рассчитывай. Но кому это нужно? Всегда мы на глазок определяем снос, и получается не хуже.

Глаза Тимофея загорелись.

—  Ага! На глазок! А надо по науке. Для чего нас учили?

—   Какая  наука  в  каботаже?—искренне  изумился  Кравчук.— Кому она нужна? И так забот по службе полный рот, а тут еще...

—  Ну,   знаешь,— начал    раздражаться    Тимофей,— если ты считаешь, что это нужно лично мне, тогда лучше сразу откажись.   Я   сам   все   сделаю.   Одалживаться   не   привык. Обойдусь без тебя.

Кравчук усмехнулся:

—  Ладно,   ты   в   бутылку-то   не   лезь.   Больно   обидчив. Я тебе свои сомнения высказываю, а ты сразу «обойдусь», «не привык».  Цитату из Крузенштерна   вон   разыскал,   вывесил.

—   Это не я. Капитан подсказал ее, попросил написать и повесить здесь.

—  Ну, значит, в точку попал ты, Тимка. Ох-хо-хо, никуда, видно, не  денешься,   придется   гнуть  спину на третьего штурмана. У-у!  Эксплуататор!—ткнул он кулаком в спину Тимофея.

Тимофей рассмеялся.

—  Дошло наконец! Имей в виду, любая попытка бунтовать будет подавлена силой. А если не будешь выполнять положенную норму наблюдений   на вахте, посадим на хлеб и воду. У нас с капитаном на этот счет строго, понял?

—  Так точно, вашескородь!—выпучил  глаза   Кравчук.— Не извольте сумлеваться!

—  То-то!—Тимофей шутливо погладил Кравчука по голове.— Ты ведь умненький мальчик, в школе на пятерки, поди, учился?

Когда утром Тимофей вышел на мостик и принял вахту от старпома Ильи Ивановича Долидзева, тот передал ему вахтенный журнал и тетрадь.

—  Все записи занесены мной    сюда    по    графам.   Правильно?

Он не задавал вопросов «зачем» и «почему», он принял задание капитана как должное и выполнил его как еще одну штурманскую обязанность. Тимофей посмотрел заполненные старпомом таблицы и кивнул:

—  Все верно, Илья Иванович, спасибо.

Долидзев пристально посмотрел на Тимофея и, уже уходя с мостика, сказал:

—   Штурманское  мышление у вас   есть,   очень   приятно отметить, только не зазнавайтесь.

Этот вечно озабоченный хлопотами по судну человек был, в сущности, мало знаком с Тимофеем. И тем не менее счел нужным похвалить. «Какой чуткий и отзывчивый! — растроганно думал о старпоме Тимофей.—Хотя тоже, наверное, думает, что я виноват в том, что капитан заставил всех штурманов принять участие в наблюдениях за течением... Может, ничего из моих хлопот и не получится... Ну, и что же? Меня же от этого не убудет... А Кравчук поругается, поругается, да и перестанет...».

Заботы ходовой штурманской вахты целиком поглотили Тимофея — замеры силы ветра, определение скорости судна, течения, места корабля и прочее,— и он забыл о своих сомнениях.

 

Яндекс.Метрика