A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть2

Содержание материала

 

 

Командир подводной лодки «М-94» старший лейтенант Н. В. Дьяков получил приказание занять позицию на подходах к острову Утё на опушке Абоских шхер.

Командир М-94 Дьяков Николай Васильевич

20 июля 1941 года в полночь «М-94» совместно с подводной лодкой «М-98», которой командовал капитан-лейтенант И. И. Беззубиков, вышла из бухты Триги, расположенной на северном побережье острова Эзель, и направилась через пролив Соэла-Вяйн в Балтийское море.

Командир М-98 Беззубиков Иван Иванович

 

Для обеспечения лодок были выделены три катера, шедшие с тралами. Накануне здесь, на выходе из Соэла-Вяйна в море, была безуспешно атакована лодкой противника подводная лодка «С-9». Необходимо было поэтому быстрее миновать опасный район, но катера эскорта не могли дать ход более 3 узлов. Под дизелями идти с такой скоростью за катерами было невозможно, и подводным лодкам пришлось перейти на электродвигатели.

Выла темная безветренная ночь. Около 3 часов на одном из поворотов извилистого фарватера «М-94» выскочила на мель, но ей быстро пришла на помощь подводная лодка «М-98». И вот наконец сложный фарватер пройден. Катера повернули обратно.

В 7 часов 55 минут 21 июля «М-94», находясь иа сравнительно небольшой глубине, неожиданно была атакована вражеской подводной лодкой «U-140», (командир – оберлейтенант Hans-Jürgen Hellriegel).

Немецкая ПЛ  U-141 типа IID как и U-140...

 

Командир  U-140 оберлейтенант Hans-Jürgen Hellriegel

 

Кормовая часть быстро погружавшейся подводной лодки «М-94», развороченная торпедой, уперлась в грунт. На поверхности воды осталась лишь носовая надстройка длиной до 3 метров.

В момент взрыва на мостике лодки находились старший лейтенант Дьяков, дивизионный штурман старший лейтенант И. И. Шпаковский, командир отделения рулевых Компанеец и старшина группы мотористов Лаптев. Всех их взрывной волной сбросило в море.

Штурман был тяжело ранен. Лаптев пытался поддержать раненого офицера на воде, но Шпаковский утонул. Дьякову, Компанейцу и Лаптеву удалось подплыть к возвышавшейся над поверхностью воды носовой части затонувшей подводной лодки и взобраться на нее.

Полежение М-94 после взрыва торпеды...

 

Подводная лодка «М-98» в момент взрыва торпеды находилась от «М-94» на расстоянии 4—5 кабельтовых. Когда с «М-98» начали спускать на воду маленькую шлюпку, чтобы прийти на помощь трем морякам из экипажа «М-94», старший лейтенант Дьяков внезапно заметил перископ — подводная лодка противника выходила в атаку по «М-98».

Моряки сорвали с себя мокрые тельняшки. Комсомолец Компанеец, зажав их в руках вместо флагов, быстро передал семафором на «М-98»: «Вас атакует подлодка противника, уходите». В эту минуту трое подводников были охвачены единым стремлением — отвести от своих товарищей смертельную угрозу.

«М-98», резко изменив курс, успела отвернуть от вражеской торпеды, взорвавшейся о прибрежные камни.

Старший лейтенант Дьяков безуспешно пытался установить связь с личным составом, находившимся в подводной лодке, — на настойчивые стуки никто не отвечал. Трое моряков были сняты с носовой надстройки подводной лодки «М-94», на шлюпке доставлены на борт «М-98» и затем переданы на подошедший катер.

Однако внутри погибшей подводной лодки оставались советские люди, и они начали мужественную борьбу за жизнь. В момент взрыва вражеской торпеды комсомолец старший рулевой старший матрос Г. М. Холоденко успел быстро задраить верхний рубочный люк и тем самым предупредил доступ воды в центральный пост подводной лодки. Холоденко имел возможность выскочить через люк из тонущей лодки, но не о личной безопасности думал а этот момент комсомолец. Спасти товарищей, не дать воде ворваться внутрь лодки — лишь одна эта мысль владела моряком.

Стремительно поднимаясь по трапу, Холоденко глубоко рассек себе голову о комингс* люка. (*Комингс — вертикальные   листы,  окаймляющие  люк  по периметру над палубой.)

Кровь залила ему лицо, но моряк показал образец выдержки. Не обращая внимания на острую боль, он помог командиру отделения трюмных комсомольцу Линькову перекрыть все необходимые клапаны и тем самым полностью устранить поступление воды в отсек.

Находившихся в носовых отсеках моряков оглушило взрывом. Зазвенели осколки электрических плафонов.  Лодка погрузилась  в темноту.

Из-за огромного дифферента на корму все, что не было закреплено, полетело к кормовым переборкам. Палуба  встала дыбом. Командира электромеханической боевой части лодки инженер-капитан-лейтенанта В. С. Шиляева, находившегося во втором отсеке, швырнуло к переборке, на него упал боцман Н. А. Трифонов.

Первым пришел в себя Шиляев и окликнул в темноте товарищей — кроме боцмана в отсеке находился еще акустик старшина 2-й статьи П. С. Малышенко. Все трое отделались ушибами. Из первого отсека, оказавшегося почти над головой, доносились звуки чьих-то шагов. Из центрального поста тоже послышался шум.

Шиляев на ощупь отыскал и открыл глазок на переборке, отделяющей второй отсек от центрального поста. Там тускло мерцал свет.

—  Эй, кто в центральном?

—  Линьков, Холоденко, Шипунов, — послышался из-за переборки голос.

Надо было действовать. Включили аварийное освещение. Шиляев приказал находившимся в носовом отсеке торпедистам Митрофанову и Голикову перебраться во второй отсек. Затем первый отсек, в котором показалась вода, вновь был наглухо задраен. Дифферент медленно отходил на нос — носовая часть лодки также погружалась на грунт.

Вскрыли дверь, ведущую в центральный пост. Так, проявив хладнокровие и распорядительность, Шиляев перевел всех моряков, находившихся в носовых отсеках, в центральный пост.

В кормовых отсеках стояла мертвая тишина, видимо, они были полностью затоплены. Разлился электролит аккумуляторной батареи, от соединения электролита с водой начал выделяться хлор, и в центральном посту становилось все труднее дышать.

—  Будем шлюзоваться через рубку, — сказал Шиляев. — Опробовать маски!

Надев индивидуальные спасательные приборы, моряки один за другим поднялись в боевую рубку. С большим трудом удалось закрыть нижний рубочный люк. Можно было заполнять рубку водой, но впускной клапан находился внизу. Наклониться же и открыть его не было возможности — восемь моряков стояли тесно прижавшись друг к другу. Попытались открыть клапан ногами, но все было безуспешно. Прошло несколько минут в необычной напряженной работе. Наконец клапан поддался, в рубку начала поступать забортная вода. Вот она дошла до пояса морякам, поднялась до подбородка, вот уже плещется у самых глаз... Рубка была полностью затоплена.

Боцман на ощупь открыл верхний рубочный люк. Над головами подводников четко обозначился светлый круг, а над ним — мутно-зеленая вода, пронизанная солнечными лучами. Один за другим покидали моряки подводную лодку и поднимались на поверхность. Последним  из лодки вышел  офицер Шиляев.

В 9 часов 40 минут носовая часть подводной лодки «М-94» скрылась под водой. Лодка полностью затонула.

Много еще лодок лежит на грунте...

 

Восемь отважных советских моряков, отрезанных от внешнего мира в погибшей подводной лодке, проявили исключительное мужество и победили в неравной борьбе за жизнь. Их коллективный героизм — это одна из характерных примет нашего времени, говорящая о высоком духовном облике советского человека.

 

Яндекс.Метрика