A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть2

Содержание материала

 

В первые полтора месяца войны подводные лодки, действовавшие на морских сообщениях противника, успеха не имели. Это явилось следствием ряда причин. Многие командиры подводных лодок не обладали еще достаточным боевым опытом. К тому же транспортные суда противника совершали переходы мелководьем, причем нередко в нейтральных водах и в охранении кораблей нейтральных государств, что чрезвычайно затрудняло действия подводных лодок. В условиях светлых летних ночей и тихих погод подводные лодки легко обнаруживались в надводном положении при зарядке аккумуляторных батарей и подвергались преследованию и атакам вражеских кораблей и авиации. Так как почти вся авиация флота была перенацелена на содействие отступающим сухопутным войскам, взаимодействие между подводными лодками и самолетами не могло быть организовано.

Все атаки подводных лодок были одиночными и под перископом. Стрельба же одной торпедой значительно снижала вероятность попадания. Борьба за сохранность торпед, как очень дорогих боеприпасов, незаметно переросла в свою противоположность.

Гитлеровцы, имевшие заранее отмобилизованную армию вторжения, во много раз численно превосходившую приграничные советские войска, вынудили их отступать в восточном и северо-восточном направлениях.

В Либаве к началу войны находилась в ремонте часть подводных лодок 1-й бригады. Подводная лодка «С-3» под командованием капитан-лейтенанта Н. А. Костромичева,

Командир С-3 капитан-лейтенант Костромичев Николай Александрович

 

имевшая возможность идти только в надводном положении и не способная погружаться, вышла из Либавы в тот момент, когда бои шли уже в самом городе.

С-3 "Декабрист"...

 

На борту лодки находилась часть экипажа Краснознаменной подводной лодки «С-1», взорванной в либавском доке.

"С-1" уничтоженная экипажем. Немецкое трофейное фото. 1941г.

 

Под обстрелом противника «С-3» сумела покинуть гавань, но на переходе морем в районе маяка Ужава была атакована торпедными катерами 3-й немецкой флотилии торпедных катеров.

Немецкий торпедный катер S 142  5-й S-флотилии

В течение полутора часов вели подводники ожесточенный артиллерийский бой, уклоняясь маневрированием от торпед. В этом неравном бою артиллерийский расчет и почти весь офицерский состав подводной лодки пали смертью храбрых.

С-3...

 

Две торпеды, выпущенные торпедными катерами с малой дистанции, все же попали в лодку. Взрывами торпед корпус подводной лодки был разорван на три части.

Экипажи остальных находившихся в Либаве подводных лодок, взорвав свои корабли, сошли на берег, чтобы сражаться плечом к плечу с защитниками города. Именно здесь, в боях за Либаву, матросские отряды, боевое ядро которых составили подводники, получили у гитлеровцев наводившее на них ужас прозвище— «черная смерть».

Атака моряков... 

 

После пятидневных кровопролитных боев окруженные с суши героические защитники военно-морской базы Либава 27 июня вынуждены были оставить город. 30 июня немецко-фашистские войска заняли Ригу. Корабли Краснознаменного Балтийского флота по приказу командующего флотом вице-адмирала Трибуца перебазировались в Моонзунд и Таллин.

Продвижение противника в первые две недели войны было значительным. Войска Северо-Западного направления отступили на глубину до 500 километров, оставив, таким образом, почти всю Прибалтику.

Основные усилия Краснознаменного Балтийского флота были направлены на упорную оборону военно-морских баз Таллин и Ханко и островов Моонзунд-ского архипелага. Остроза Моонзундского архипелага — Эзель  (Сарема), Даго (Хиума),  Моон (Муху) и Вормси прикрывали дальние морские подступы к Ленинграду и позволяли контролировать входы в Рижский и Финский заливы. Отсюда, через пролив Соэла-Вяйн,         разделяющий острова Эзель и Даго, выходили в Балтийское море для действий на коммуникациях врага советские подводные лодки. В бухтах островов Эзель и Даго осуществлялась до середины августа 1941 года встреча возвращающихся с моря подводных лодок.

 

Яндекс.Метрика