A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть2

Содержание материала

 

11 июля Хрусталев, будучи вахтенным офицером, севернее пролива Кальмарсунд обнаружил конвой в составе 16 транспортов, шедших в охранении миноносца, двух сторожевых кораблей и самолета. Командир повел подводную лодку в атаку,

Из-под воды время от времени осторожно высовывался глазок перископа. Лисин дожидался, когда выбранный им транспорт выйдет на рассчитанный угол упреждения. И опять противник заметил перископ. Снова, как два дня назад, устремился к лодке миноносец. Неужели сорвет атаку? До угла упреждения еще 2°, а острый форштевень миноносца совсем близко. Уже в отсеках отчетливо слышен шум его винтов. Хотя бы еще секунду выгадать...

— Аппараты, пли! — хриплым от волнения голосом командует Лисин.

Две торпеды устремляются к цели, в тот же момент лодка ныряет на глубину. Шум винтов миноносца над головой сливается с грохотом взрывов глубинных бомб. Лодка содрогается от страшных ударов. Но в центральном отсеке уже обычная рабочая обстановка. Командир электромеханической боевой части инженер-капитан 3 ранга В. Е. Корж невозмутимо отмечает в блокнотике количество сброшенных на лодку бомб. Гаснет свет, звенит разбитое стекло, но лодка уходит из-под удара.

Командир, сдвинув назад пилотку, тыльной стороной ладони вытирает со лба пот.

Командир С-7 Лисин Сергей Прокофьевич у перископа...

 

Прошел час. Лисин приказал всплыть на перископную глубину. Осторожно поднят перископ. В районе атаки были видны плавающие обломки. Там же стояли без хода сторожевой корабль и еще один небольшой транспорт, возможно поврежденный второй торпедой. Среди обломков сновали шлюпки, подбирая уцелевших гитлеровцев.

В течение последующих пяти дней сигнальщики подводной лодки «С-7» обнаружили в общей сложности 29 транспортов, но в атаку удалось выйти только в двух случаях, причем обе выпущенные торпеды в цель не попали. А 18 июля командование бригады приказало сменить район боевых действий, и «С-7» перешла к Виндаве.

Транспорты ходили здесь по мелководью, под самым берегом, так что сблизиться с ними в подводном положении было невозможно. 24 июля при попытке атаковать вражеский транспорт «С-7», идя на перископной глубине погружения (8 метров), ударилась о грунт. Когда подводная лодка сползала с мелководья, ее выбросило на поверхность, и она в течение трех минут находилась на виду у вражеского наблюдательного поста, установленного при входе в Виндаву.

Утром 27 июля в районе маяка Ужава «С-7» выпустила две торпеды по шедшему по мелководью одиночному транспорту, но ему удалось уклониться. Тогда командир приказал всплывать. Объявлена артиллерийская тревога. И вот, несмотря на то что со стороны Виндавы показался тральщик, лодка всплыла в крейсерское положение.

Одна из жертв подводной лодки «С-7» шведский рудовоз «Luleo» («Лулео»).

 

Быстро отдраен рубочный люк, загремели по ступенькам трапа тяжелые сапоги артиллерийских расчетов. 100-миллиметровая пушка открыла огонь.

Первый снаряд упал с перелетом, второй — с недолетом. Старший лейтенант Г. А. Новиков, управлявший огнем, не сомневался, что третий снаряд накроет цель. И вдруг замок орудия заклинило. Командир еще в течение 10 минут, пока комендоры своими средствами пытались устранить повреждение орудия, продолжал преследовать транспорт. Нервы у фашистов не выдержали, и транспорт выбросился на камни. Вражеский тральщик был уже близко. «С-7» пришлось уйти под воду.

После выхода из строя 100-миллиметрового орудия подводная лодка осталась с весьма ограниченным вооружением. Имелось лишь три торпеды да 420 снарядов к 45-миллиметровой пушке, причем преимущественно трассирующих. Но подводники продолжали настойчиво искать врага.

Утром 30 июля в районе маяка Акменьрагс были обнаружены четыре транспорта. Они шли по мелководью, но Лисин решил, не считаясь ни с какими трудностями, атаковать транспорты из позиционного положения. «С-7» всплыла. Был дан полный ход обоими дизелями. Атака началась.

На транспортах заметили подводную лодку. Суда сильно задымили, увеличивая скорость хода. Навстречу транспортам из Павловской гавани (Павилоста) спешил вражеский катер.

— Глубина под килем семь метров, — доложили на мостик из центрального поста.

Значит, погрузиться в случае преследования уже нет возможности. И все-таки командир продолжал атаку. Вот уже лодка резко покатилась влево, забрасывая корму, прозвучала короткая команда — и из кормового аппарата стремительно рванулась торпеда. Небольшой подворот курса вправо — и вторая торпеда устремилась к цели.

Торпеды вышли хорошо. С мостика лодки напряженно наблюдали за их пенистым следом. Не менее напряженно следили за неумолимо приближающимися торпедами и на фашистских транспортах. Одному из них удалось отвернуть, и торпеда, пройдя вдоль его левого борта, взорвалась у берега. Зато другая торпеда разворотила корму транспорта «Kothe» («Кёте») тоннажем 1599 брутто-регистровых тонн. Он начал погружаться с дифферентом на корму и сел на грунт. Над водой остались торчать мачты, труба и мостик вражеского судна.

Командир уводил подводную лодку с мелководья. Когда глубина под килем увеличилась до нескольких десятков метров, «С-7» легла на грунт.

Началось партийное собрание. Моряки, находившиеся еще под впечатлением боя, принимали в партию наиболее достойных, наиболее преданных Родине матросов и офицеров.

Обсуждается заявление старшины 1-й статьи А. М. Лебедева. В тяжелые зимние месяцы блокады Ленинграда, в холод и стужу, недоедая и недосыпая, готовил торпедист Лебедев вместе со своими товарищами корабль для боевых дел. Зимой в Ленинграде умерла его маленькая дочь. К общему горю прибавилось еще и личное. Гитлеровские мерзавцы были тому виною. Тщательно готовился Лебедев к встрече с врагом. Будучи кандидатом в члены партии, Лебедев проявил себя страстным большевистским агитатором, умеющим словом зажечь негасимый огонь ненависти к врагу, подбодрить уставшего. Боевой работой, беспредельной преданностью Родине Алексей Лебедев заслужил почетное право быть в рядах Коммунистической партии. Решение о принятии его в члены партии было единогласным.

Обсуждаются заявления и других товарищей. Эти люди выросли на глазах всего коллектива, возмужали и закалились в боевых походах. Собрание приняло в ряды партии шесть верных сынов Советской страны. Только за 1942 год партийная организация подводной лодки «С-7» приняла девять человек в члены партии и восемь — в кандидаты .

4 августа «С-7» перешла в район маяка Ужава. С оставшейся единственной торпедой и 45-миллиметровой пушкой трудно было рассчитывать на успех, но командир  настойчиво продолжал поиск.

Наступило утро 5 августа, над морем плыл туман. Однако сигнальщики сумели разглядеть одиночный вражеский транспорт, пытавшийся незаметно миновать опасный район. На нем, видимо, также заметили лодку. Транспорт быстро развернулся и, дымя, стал уходить обратно в Виндаву. Однако «С-7», идя в надводном положении, догнала противника. Торпеда была выпущена с небольшой дистанции, но она пошла неправильно и в цель не попала. Больше на лодке не было ни одной торпеды.

Схема торпедно-артиллерийской атаки подводной лодки «С-7» 5 августа 1942 г.

 

Но неудача не обескуражила советских моряков.

— Товарищ командир, орудие к бою готово, — доложил комендор старший матрос В. С. Субботин.

Члены экипажа С-7 комендор ст. краснофлотец В.С. Субботин и торпедист старшина 2-й ст. Н.И. Кулочкин, Кронштадт, сентябрь 1942г.

 

Лисин приказал открыть огонь. С предельной скорострельностью стреляла пушка. От частых выстрелов закипело масло в накатнике. Брызги его вырывались через сальники и обжигающими иглами впивались в лица артиллеристов. Но моряки словно не замечали ожогов. Старшина 2-й статьи Н. Кулочкин не отрывал глаза от прицела, хотя при каждом выстреле его сильно ударяло в лицо. Правая щека и нос моряка распухли, превратившись в сплошной кровоподтек.

 

Яндекс.Метрика