A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть2

Содержание материала

 

ВТОРОЙ ЭШЕЛОН

 

Появление наших подводных лодок в Балтийском море было полной неожиданностью для гитлеровцев. Основные перевозки они стали осуществлять по шведским территориальным водам. Стараясь добиться напряженности в отношениях между Советским Союзом и Швецией, фашисты организовали провокационные нападения своих лодок на шведские транспортные суда в пределах ее территориальных вод.

Несмотря на все предпринятые противником меры, действия наших подводных лодок в Балтике были более успешными, чем в 1941 году. Одиннадцать достоверно потопленных транспортных судов противника — в четыре раза больше, чем было потоплено подводными лодками в кампанию 1941 года, — таким был итог боевых действий подводных лодок первого эшелона. Общий тоннаж вражеских судов, потопленных подводными лодками первого эшелона, также более чем в четыре раза превысил тоннаж транспортов, потопленных в 1941 году.

Гитлеровцы создали, казалось, непреодолимый противолодочный рубеж, стянув к тому же в Финский залив значительные корабельные силы. Но героические балтийские подводники, преодолевая неслыханные трудности, прорывались в Балтийское море и наносили тяжелый урон судоходству врага.

Смелые, дерзкие удары советских подводников вынудили немецко-фашистское командование привлечь для борьбы с ними крупные корабельные силы до миноносцев включительно, большое число авиации и вспомогательные суда.  Противник начал срочно усиливать свои минные заграждения на линии Нарген — Порккала-Удд и в районе острова Гогланд, пытаясь сочетанием антенных, гальваноударных и магнитных мин перекрыть по глубине всю толщу воды. К северу от Гогланда были поставлены противолодочные сети.

 

9 августа, когда часть подводных лодок еще продолжала находиться в море, началось развертывание лодок второго эшелона, в состав которого вошли 10 подводных лодок. Первыми вышли в море подводные лодки «Л-3»(«Фрунзовец») под командованием капитана 2 ранга П. Д. Грищенко и «М-96», которой командовал капитан-лейтенант А. И. Маринеско.

Командир «Л-3» капитан 2 ранга Петр Денисович Грищенко

 

Командир М-96  Александр Иванович Маринеско

 

Форсировав противолодочные заграждения Финского залива, «Л-3» вышла в Балтийское море. 18 августа лодка находилась в районе мыса Эландс-Норра-удде (остров Эланд).

Августовский день был на исходе, когда вахтенный офицер обнаружил крупный вражеский конвой. Грищенко подошел к перископу, развернул его, зорко осматривая спокойную поверхность моря. Обнаруженный конвой состоял из 12 транспортных судов, которые шли под охраной миноносца, нескольких сторожевых кораблей и сторожевых катеров.

—  Боевая тревога! Торпедная атака! — громко объявил свое решение командир.

Командир повел подводную лодку на сближение с противником.

Торпедисты старшина 1-й статьи П. П. Мишин, старшина 2-й статьи П. Г. Еремеев и отличник ВМФ старший матрос В. И. Молочков быстро готовят торпедные аппараты к выстрелу.

—  Товсь   аппараты   номер  один   и   номер  три! — командует Грищенко.

А через минуту:

—  Пли!

Вздрогнул корпус подводной лодки. Две торпеды стремительно понеслись к транспорту. В отсеках тишина. Все  затаив дыхание  ожидают взрывов.

Напряженно вслушивается в забортные звуки акустик комсомолец старший матрос Д. Ф. Жеведь. Секунда... Две... Три... И вдруг послышались два далеких, глухих взрыва.

Торпедисты советской подводной лодки Л-3. Слева направо: краснофлотец В.И. Молочков, командир отделения П.И. Мишин и краснофлотец П.Г. Еременко.

 

Облегченную почти на три тонны после торпедного залпа «Л-3» выбросило на поверхность заштилевшего моря. Из воды показались рубка и часть палубы. К подводной лодке устремились корабли противника.

—  Заполнить быструю!

Стремительные, тренированные руки моряков привычно хватают нужные рукоятки. Вода врывается в цистерну быстрого погружения, и «Л-3» идет на глубину.

Атакуя вражеский танкер, подводная лодка очутилась между ним и кораблями охранения. Едва командир успел загнать лодку под воду, как раздались два сильных взрыва. Вслед за тем вокруг подводной лодки стали одна за другой рваться глубинные бомбы. От мощных гидравлических ударов по корпусу в отсеках подводной лодки стоял гул. Нужно было иметь крепкие нервы, чтобы перенести это.

Вот раздались два особенно оглушительных взрыва. Лодку подбросило. Послышался треск, звон разбитых лампочек и плафонов, погас свет.

—  Крепко  вцепились, гады,:— процедил сквозь зубы Грищенко.

Два часа продолжалось бомбометание. 38 глубинных бомб насчитал помощник командира капитан-лейтенант В. К. Коновалов. Вышло из строя электроосвещение, остановился гирокомпас. И пока штурманский электрик старшина 1-й статьи П. Н. Беляков под аккомпанемент разрывов вражеских глубинных бомб исправлял гирокомпас, штурман подводной лодки капитан-лейтенант А. И. Петров, только перед походом принятый в члены партии, вел «Л-3» по магнитному компасу.

Командир отделения радистов Л-3 старшина 2 ст. В.В. Титков.

 

«Л-3» упорно пробиралась к вражеским берегам — к тринадцатому меридиану, меридиану фашистского логова Берлина. Несколько часов подводную лодку преследовал вражеский миноносец. Форсировав минное поле, «Л-3» вышла на фарватеры противника. Подводники приступили к постановке минных банок.

Мины, приготовленные старшиной 2-й статьи С. К. Хилько и матросом Ф. С. Поляковым, ставились под руководством минера старшего лейтенанта И. А. Дубинского.

Командир БЧ-2-3 ПЛ Л-3 И.А. Дубинский.

 

Одна за другой мины с грохотом выкатывались из трубы. Подводная лодка судорожно вздрагивала. Скрытно было поставлено два минных поля. В сентябре на этих минах подорвались и затонули два вражеских транспорта и шхуна «Фледервеен».

Транспорт «Гинденбург», подорвавшийся на мине 18 ноября 1942 года и затонувший на следующий день.

 

 

К западу от острова Борнхольм, почти у входа в Балтийские проливы, подводная лодка 26 августа атаковала торпедами два транспорта водоизмещением 8 тысяч тонн каждый.

 

Яндекс.Метрика