A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть2

Содержание материала

 

10 августа 1942 года получил приказ о выходе в море командир подводной лодки «Лембит» коммунист капитан-лейтенант А. М. Матиясевич.

ПЛ "Лембит"...

 

 

Едва только «Лембит» вышла из ворот Ленинградского морского канала, противник открыл ожесточенный артиллерийский огонь, осветительные снаряды превратили темную августовскую ночь в день. Прикрываясь дымза-весами, нередко касаясь килем грунта при уклонении от близких разрывов, подводная лодка под электродвигателями миновала опасный район.

25 августа подводная лодка, форсировав Финский залив, вышла в северную часть Балтийского моря. Несколько раз подводники слышали скрежет минрепов о корпус лодки, но командир, умело и осторожно маневрируя, уводил подводную лодку от опасности. На этот раз лодке предстояло действовать в районе маяка Богшер и на входных фарватерах в финские шхеры у маяка Утё.

Основным оружием подводной лодки в этом походе были торпеды. Минные шахты на «Лембите» не были приспособлены для отечественных мин, а ранее имевшиеся на лодке мины иностранного образца уже были израсходованы. Лодка была вооружена четырьмя торпедами в носовых торпедных аппаратах, так как кормовых аппаратов не имелось. В первом отсеке находились четыре запасные торпеды.

Подводная лодка "Лембит"

 

Около полудня 26 августа, когда солнце светило в сторону финского берега и волнение моря не превышало 3 баллов, подводная лодка «Лембит» под перископом вошла по шхерному фарватеру на рейд Утё, где обычно формировались вражеские конвои. Рейд был пуст, только у одного из пирсов стояли 2 сторожевых катера. Командир начал разворачивать под водой лодку на обратный курс. И в этот момент подводная лодка неожиданно выскочила на мель и потеряла ход. Рубка лодки оказалась над водой. Командир быстро отдраил рубочный люк, поднялся на мостик, внимательно осмотрелся — тревоги у противника пока не заметно, у самого борта покачивалась на воде вестовая веха.

—Продуть среднюю, — подал команду Матиясевич.

Командир действовал обдуманно и неторопливо, словно здесь был не вражеский рейд, а родная Кронштадтская гавань. «Он отличался высокой морской выучкой, выдержанным и спокойным характером, не терялся в самой сложной обстановке», — так характеризовал Матиясевича командующий флотом адмирал В. Ф. Трибуц.

Подводная лодка всплыла и малым ходом сошла с банки.

Появление внутри защищенного рейда, в тылу у наблюдательных постов, советской подводной лодки было настолько неожиданным для противника, что он не успел ничего предпринять. Быстро погрузившись, «Лембит» покинула вражеский рейд.

На следующий день, 27 августа, подводники заметили два шведских сторожевых корабля и два тральщика, шедших с моря по направлению к Утё, а через час по тому же фарватеру вышли из шхер два транспорта, сопровождаемые одним из обнаруженных ранее шведских  сторожевых кораблей.

Утром 4 сентября штурман подводной лодки Б. П. Харитонов обнаружил конвой, направлявшийся ко входу на рейд Утё. В составе конвоя было восемь транспортов, охраняемых четырьмя сторожевыми кораблями  и  несколькими  сторожевыми  катерами.

— Торпедная атака!

Пропустив головной транспорт и два корабля охранения, Матиясевич произвел двухторпедный залп по второму, более крупному транспорту водоизмещением 8 тысяч тонн. После залпа подводную лодку выбросило на глубину 4,5 метра, и для ухода под воду пришлось заполнить цистерну быстрого погружения. Через несколько секунд подводники услышали сильный взрыв.

Спустя две-три минуты после взрыва подводная лодка подвсплыла под перископ. На месте атакованного транспорта был виден лишь густой дым. Увеличив ход, остальные транспорты спешили укрыться в шхерах. Преследованию со стороны кораблей охранения подводная лодка не подвергалась.

 

Продолжая поиск противника, подводники около полудня 14 сентября вновь обнаружили на горизонте вражеский конвой. Он состоял из двух групп транспортов — первая включала три транспорта, шедших строем уступа, вторая — два транспорта, двигавшихся в расстоянии 18—20 кабельтовых от первой группы. Транспорты охранялись тремя сторожевыми кораблями и сторожевым катером.

Прозвучал сигнал торпедной атаки. Под руководством коммуниста старшего лейтенанта А. П. Столова торпедисты быстро приготовили к стрельбе торпедные аппараты. На торпедах руками моряков были сделаны надписи: «За Харьков!», «За Новороссийск!», «За родных!», «За Ленинград!»

 

Яндекс.Метрика