A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть3

Содержание материала

 

22 июня 1942 года на подводную лодку «М-33», которой командовал капитан-лейтенант Д. И. Суров, для третьего рейса в Севастополь погрузили 7 тонн боеприпасов и 6 тонн бензина.

Подъем М-33 погибшей у Одессы 25.06.1942года... 1951 год Черноморский флот.

 

Командир М-33 Суров Дмитрий Иванович (1 октября 1921 – конец августа 1942) С июня 1940 года командир «М-33»; в этой должности встретил начало Великой Отечественной войны. Участник боевых походов. Погиб вместе со своим кораблем.

 

Бензин приняли в балластную цистерну № 4. В тот же день в 14 часов 30 минут подводная лодка вышла из Новороссийска, но в пути получила приказание вернуться. 23 июня в 0 ча; сов 30 минут «М-33» возвратилась в базу, и бензин был откачан.

В 15 часов 30 минут, когда подводная лодка дифферентовалась, произошел взрыв. В центральном посту возник пожар, огонь мгновенно распространился по всем отсекам, кроме концевых. Людей, бывших внутри лодки, особенно в центральном посту, охватило пламя.

По приказанию командира все переборки в лодке были немедленно задраены. Из центрального поста наверх выскакивали люди в горящей одежде, с обгоревшими лицами и руками, с ожогами на теле и бросались в воду.

Командир приказал своему помощнику лейтенанту И. Н. Розову спуститься вниз и проверить, надежно ли задраены переборки. Внутри лодки все было окутано дымом, отравлено раскаленными угарными газами, дышать было нечем. Но лейтенант Розов выполнил задание.

Командир электромеханической боевой части инженер-лейтенант Г. П. Сапегин в момент взрыва работал без верхней одежды и поэтому получил сильные ожоги. Несмотря на это, коммунист Сапегин, проявив исключительную выдержку, сам обошел все отсеки, тщательно их осмотрел, задраил все переборки и только после этого поднялся наверх. Доложив командиру, что очагов пожара в отсеках нет, инженер-лейтенант потерял сознание.

Подводная лодка «М-32», которой командовал капитан-лейтенант Н. А. Колтыпин, утром 21 июня приняла в Новороссийске 8 тонн противотанковых и противопехотных мин и винтовочных патронов, а также 6 тонн бензина. 22 июня «М-32» прорвалась в Стрелецкую бухту. Здесь боеприпасы были выгружены, и подводная лодка своей помпой через пожарную магистраль откачала бензин на берег.

Однако через некоторое время остатки бензина стали обнаруживаться по всей лодке в самых неожиданных местах. Когда на следующий день подводная лодка, погружаясь для дифферентовки, начала принимать воду в цистерну № 4, пары бензина, скопившиеся в этой цистерне, попали внутрь лодки, так как наружной вентиляции цистерна не имела. В момент окончания дифферентовки, когда лодка находилась под водой на глубине 6 метров с задраенными переборками, взятыми на клин, в центральном посту произошел взрыв. Взрывная волна распахнула переборку из центрального поста во второй отсек, и туда был отброшен трюмный К. А. Хиневич.

— Продуть среднюю,:— раздалось приказание командира, находившегося в момент взрыва в рубке.

Эту команду немедленно исполнил инженер-капитан-лейтенант М. В. Дьяконов, на котором горела одежда. Подводная лодка всплыла.

Оперативный дежурный штаба Севастопольского оборонительного района приказал командиру выбрать место и положить подводную лодку на грунт. Только с темнотой разрешено было лодке всплыть для возвращения в Новороссийск.

М-32 вышла из Камышовой бухты, легла на грунт между мысом Херсонес и бухтой Казачьей и на глубине 36 метров стала ждать наступления вечера. Но от скопления паров бензина уже в 11 часов утра люди начали терять сознание. Те, кто был посильнее здоровьем, держались: командир до 17.00 обходил отсеки, а потом почувствовал, что тоже впадает в забытье. Он успел отдать приказ старшине группы мотористов Николаю Пустовойтенко продержаться до 21 часа, когда можно будет всплывать. Это удалось главному старшине, так как он время от времени дышал с помощью индивидуального спасательного аппарата подводника «ИСА-М». Остальные ресурс своих аппаратов «ИСА-М» давно израсходовали, однако молодой и сильный 31-летний главный старшина понимал, что стоит ему, самому выносливому и здоровому, потерять сознание, и надежды на спасение уже ни у кого не будет.
Экономя ресурс прибора и пользуясь им лишь периодически, в остальное время Пустовойтенко всеми возможными способами приводил себя в чувство: держал мышцы в напряжении, щипал себя за щеки и дергал за волосы, смачивал виски водой. Как бы комично это ни звучало, но, похоже, помогло, и единственный на всей лодке продержавшийся в сознании до 21 часа – момента, когда можно было всплывать, Николай принялся всячески тормошить командира, лежавшего в глубоком обмороке. Но ни командира, ни кого-либо из членов экипажа вывести из обморочного состояния ему не удалось. Только старшина 2 статьи Н.Захаров, благодаря действиям главного старшины, с большим трудом пришел в сознание. Вместе они сумели поднять лодку на поверхность, но «малютка» всплыла лишь наполовину.
Пустовойтенко с помощью раненого полковника Лебедя, также к тому времени пришедшего в себя, отдраил люк, вдохнул свежего воздуха и стал терять сознание, но успел вновь закрыть люк, через который полувсплывшую лодку, несомненно, залило бы водой.
Пролежавшая на грунте 16 часов, М-32 оставалась задраенной еще 2 часа. Течение отнесло ее на камни возле Херсонесского маяка, но это была не единственная опасность, угрожавшая «малютке» и ее впавшим в забытье заложникам. Оказалось, что один люк на лодке оставался отдраенным и через его щель в отсек захлестывало воду, вода начала заливать главный электродвигатель, лодка становилась тяжелее. Однако в ту же щель проникал свежий воздух, который через час вернул в сознание Пустовойтенко. Главный старшина открыл люк, вытащил наверх командира, включил корабельную вентиляцию и полностью поднял лодку на поверхность. Стал приходить в сознание Колтыпин, за ним весь экипаж и пассажиры. Запустили двигатель, и лодка ушла с опасного места, а во втором часу ночи 24 июня «малютка» уже отправилась к берегам Новороссийска.
Лодка и люди были спасены благодаря силе, выносливости и умениям старшины. За свой подвиг главный старшина подводной лодки М-32 Николай Куприянович Пустовойтенко был награжден орденом Красного Знамени.

Главный старшина Н.К. Пустовойтенко

 

Писатель Леонид Соболев, присутствовавший в осажденном Севастополе, описал поступок моряка в своем рассказе «Держись, старшина».
А что касается открытого люка, оказалось, инженер-механик Медведев был так одурманен парами бензина, что прямо под водой отдраил люк, надеясь подышать свежим воздухом. Медведев толкал крышку вверх изо всех сил, но, к счастью всего экипажа, она не поддалась и опасность, что в отсеки сплошным потоком хлынет вода, миновала. Инженер, исчерпав остатки сил, потерял сознание, а тот факт, что люк остался отдраенным, так и оставался никому не известным. До поры до времени.

 

Яндекс.Метрика