С ПРАЗДНИКОМ МИЛЫЕ ЖЕНЩИНЫ !!!

 

 

 

 
A+ R A-

Советский подводный флот 1941-1945 часть3

Содержание материала

 

 

СОВЕТСКИЙ ПОДВОДНЫЙ ФЛОТ

1941-1945 ГОДЫ

Раздел создан на основании книги кандидата исторических наук капитана 2 ранга Владимира Ивановича Дмитриева "Атакуют подводники" и других материалов.

Часть 3

часть 1

часть 2

 

 

У     БЕРЕГОВ      ТАВРИДЫ

 

 

ПЕРВЫЙ  УСПЕХ

 

Готовя вероломное нападение на Советский Союз, гитлеровцы превратили боярскую Румынию и царскую Болгарию в плацдарм для вторжения на Украину и для действий против нашего Черноморского флота. Собственных военно-морских сил Германия на Черном море к началу войны не имела. Немецко-фашистское командование предполагало использовать военно-морские силы Румынии, которые, однако, не являлись для нашего Черноморского флота серьезным противником.

Делая ставку на «молниеносную» войну на суше, гитлеровцы не планировали увеличения своих военно-морских сил на Черном море. По немецко-фашистскому плану «Барбаросса» группа армий «Юг» должна была в течение трех-четырех недель полностью захватить территорию Молдавии, Украины и Крыма, уничтожив находившиеся здесь советские войска. Это открыло бы гитлеровцам путь на Кавказ и лишило бы Черноморский флот военно-морских баз. А после вступления в войну Турции Черное море превратилось бы во внутреннее немецкое море.

На период наступления своих сухопутных войск немецко-фашистское командование предполагало сковать действия нашего Черноморского флота постановкой на фарватерах неконтактных мин, применяя для этой цели авиацию. Не исключено было также появление в Черном море военных кораблей фашистской Италии.

В военно-экономическом потенциале гитлеровской Германии особое положение занимала Румыния, располагающая крупнейшим в Европе месторождением нефти. Основным портом вывоза румынской нефти была Констанца, откуда нефть шла вверх по Дунаю, в промышленные районы Германии и по Черному морю через проливы в Италию. Противником широко использовались румынские, болгарские, венгерские и германские транспортные суда, а также итальянские танкеры. Наряду с этим значительная часть грузов перевозилась на малых каботажных судах — всевозможного рода шхунах и шаландах. Особенно интенсивно подобные суда использовались в мелководном северо-западном районе Черного моря.

Большое значение для промышленности фашистской Германии имел также ввоз дефицитного стратегического сырья из формально нейтральной Турции, снабжавшей германскую промышленность медью, хлопком, хромовой рудой. Германские и итальянские корабли беспрепятственно проходили через контролируемые Турцией черноморские проливы.

В целом военно-политическая обстановка в районе Черного моря была благоприятной для противника и неблагоприятной  для  Черноморского  флота.

С первых же дней войны основные силы Черноморского флота (командующий флотом вице-адмирал Ф.С.Октябрьский, член Военного совета дивизионный комиссар Н. М. Кулаков, начальник штаба контр-адмирал И. Д. Елисеев), еще в полночь 21 июня приведенные в повышенную боевую готовность, использовались для содействия приморскому флангу Советской Армии и защиты своих морских сообщений. Для действий на морских сообщениях противника были выделены лишь часть авиации и подводные лодки.

Командующий Черноморским флотом Филипп Сергеевич Октябрьский (Иванов) (11 (23) октября 1899 — 8 июля 1969)

 

Начальник штаба контр-адмирал И. Д. Елисеев

 

 

В составе Черноморского флота имелись две бригады подводных лодок и один учебный дивизион. 1-я бригада, которой командовал капитан 1 ранга П. И. Болтунов, базировалась на Севастополь и должна была действовать на юго-западных коммуникациях  противника.

Командир 1-й бригады подводных лодок П. И. Болтунов

 

Военным комиссаром бригады был полковой комиссар В. И. Обидин, начальником штаба — капитан 1 ранга А. В. Крестовский.

Начальник штаба капитан 1-го ранга Андрей Васильевич Крестовский

 

Командирами дивизионов подводных лодок, входивших в состав 1-й бригады, были капитаны 2 ранга Н. Д. Новиков, А. В. Бук, Г. Ю. Кузьмин и Б. А. Успенский. 2-я бригада под командованием капитана 1 ранга М. Г. Соловьева, базировавшаяся на Севастополь и Поти, предназначалась для действий в северо-западном районе и вдоль нашего побережья вплоть до юго-восточного узла Черного моря*. (*Вскоре после начала войны вследствие систематических налетов авиации противника на Севастополь часть подводных лодок обеих бригад была перебазирована в Феодосию и Балаклаву.)

Командир 2-й бригады подводных лодок капитан 1 ранга М. Г. Соловьев

 

Начальником штаба был капитан 2 ранга А. С. Куделя, командирами дивизионов подводных лодок — капитаны 3 ранга Р. Р. Гуз, Н. Ф. Клынин и Л. П. Хияйнен.

Капитан 3 ранга Роман Романович Гуз - командир 6-го дивизиона подводных лодок.

 

 


 

 

22 июня 1941 года подводные лодки были развернуты для действий на морских сообщениях противника у западного побережья Черного моря. Вражеские коммуникации, проложенные вдоль берега, были прикрыты оборонительными минными заграждениями, постановка которых началась еще в 1940 году. Это вынуждало подводников осуществлять маневрирование между берегом и минными заграждениями, а иногда и на минных полях, так как границы минных заграждений точно известны не были.

Позиции подводных лодок Черноморского флота в 1941 г.

 

Мелководность западного и северо-западного районов Черного моря также в значительной степени сковывала действия подводных лодок. Почти полное отсутствие в западной части Черного моря островов или далеко  выступающих  в море мысов затрудняло под водникам навигационные определения, в особенности при приближении лодок к западному побережью в условиях пониженной видимости. Наличие переменных (дрейфовых) течений представляло дополнительные трудности.

В первые месяцы войны немецко-фашистское командование не проявляло особой заинтересованности в морских перевозках и в основном пользовалось речными и сухопутными путями сообщения. Только в августе 1941 года гитлеровцы приступили к морским перевозкам вдоль всего западного побережья Черного моря. Короткие морские сообщения противника, прижимавшиеся к берегу, были трудно уязвимы, особенно в условиях господства в воздухе вражеской авиации. Небольшие расстояния между портами Сулина. Констанца, Варна, Бургас и между Бургасом и Босфором позволяли вражеским конвоям совершать переходы по этапам, пользуясь для этого темным временем суток. Кроме того, гитлеровцы имели возможность создан, густую сеть береговых наблюдательных постов и широко использовать для противолодочной обороны береговые шумо-пеленгаторные станции.

7 августа у вражеского побережья начала действовать подводная лодка «Щ-211» под командованием капитан-лейтенанта А. Д. Девятко (военный комиссар старший политрук И. Е. Самойленко).

Щ-211...

 

Командир Щ-211 Девятко Александр Данилович (4 июня 1908 – середина ноября 1941)

 

Неделю спустя, 15 августа, «Щ-211» северо-восточнее мыса Эмине атаковала торпедами 2 транспорта противника. Один из них — транспорт "Peles" («Пелес») тоннажем 5708 брутто-регистровых тонн — быстро пошел ко дну, а другой успел выброситься на берег. Но когда на следующее утро капитан-лейтенант Девятко вновь привел подводную лодку в район атаки, выбросившегося на берег транспорта уже не было. Видимо, противнику удалось за ночь стянуть его с отмели и увести в ближайший порт. Так потоплением транспорта «Пелес» подводная лодка «Щ-211» открыла боевой счет черноморских подводников.

Сухогруз "Peles" - первая "удача" черноморских подводников...

 

Во время второго боевого похода, в который подводная лодка «Щ-211» вышла 22 сентября, капитан-лейтенант Девятко закрепил свой боевой успех. Он действовал столь же настойчиво и целеустремленно. С рассвета до темноты лодка ходила вдоль вражеского побережья на глубине, близкой к перископной. Неутомимо, через каждые пять минут, поднимался перископ для осмотра горизонта и воздуха. В темное время суток «Щ-211» по-прежнему не покидала позицию, продолжая маневрировать не далее 9 миль от берега.

 


 

И вот на рассвете 29 сентября при очередном подъеме перископа вахтенный офицер обнаружил 2 торпедных катера противника. Выйдя из Варны, они обследовали фарватер. Вслед за катерами над фарватером в сторону Бургаса на бреющем полете прошел самолет. Сомнений не могло быть — готовилась проводка ценного конвоя.

— Боевая тревога! — разнеслось по отсекам подводной лодки.

Зазвенели колокола громкого боя. С боевых постов полетели в центральный пост короткие доклады о готовности к торпедной атаке.

Место у перископа занял командир. Он настороженно и внимательно осмотрел горизонт. В зеркале перископа отчетливо были видны пять вражеских катеров. Они шли строем фронта, периодически останавливаясь и вслушиваясь в подводные звуки. Ничем себя не обиаружив, «Щ-211» пропустила катера и легла им в кильватер. Как только катера стопорили ход, стопорила ход и лодка, затаиваясь на глубине. Так продолжалось около часа.

Наконец показался и сам конвой. Три транспортных судна, в том числе итальянские танкеры «Тампико» и «Суперга», шли в охранении двух миноносцев, шести катеров и пяти самолетов, направляясь на юг, к Босфору. Танкеры глубоко сидели в воде, до краев накачавшись румынской нефтью.

В отсеках лодки воцарилась тишина. До слуха доносилось лишь потрескивание приборов. Расстояние между конвоем и лодкой неуклонно сокращалось. Командир решил подойти ближе к конвою, чтобы бить наверняка. Крест нитей перископных линз медленно наползал на цель. И когда расстояние уменьшилось до 2 кабельтовых, раздалась команда «Пли!»

Легкий толчок — и торпеды одна за другой выскользнули из аппаратов. Белые полоски, резко пересекшие поле зрения перископа, свидетельствовали, что торпеды пошли хорошо.

Девятко увел подводную лодку на глубину, положил ее на грунт. Стрелка глубиномера замерла на отметке «23». Послышались мощные взрывы торпед. Но лодку никто не преследовал. Не было слышно разрывов глубинных бомб.

Неужели промах? Эта мысль тревожила каждого. Нет, не может быть, ведь в лодке отчетливо слышали взрывы. И все же сомнение в успехе невольно бередило душу. Странно, что, имея такое сильное охранение конвоя, противник никак не среагировал на атаку подводной лодки.

Через двадцать минут командир решил всплывать под перископ. Едва нижняя головка перископа показалась из шахты над палубным настилом, как Девятко нетерпеливо схватился за рукоятки, словно пытаясь помочь электромотору быстрее поднять перископ. Прильнув затем глазом к окуляру, командир быстро развернул перископ, перевел его на увеличение, на мгновение замер и сразу же облегченно вздохнул. И все находившиеся в центральном посту, еще не зная, что же такое увидел командир, так же радостно заулыбались.

— Попали! — сообщил Девятко. — Танкер разломился пополам, над водой торчат полубак и верхняя часть мостика. Вокруг судна снуют катера.

Приказав опустить перископ, командир начал выводить лодку под водой из опасного района. Корпус лодки подрагивал от напряженной работы гребных электродвигателей.

Вот совсем рядом не спеша прошлепал винтами катер. По-видимому, противник, проведя такой тщательный предварительный поиск подводных лодок, был убежден, что танкер подорвался на мине. Не было нужды разубеждать фашистов.

Схема маневрирования подводной лодки «Щ-211» при атаке конвоя 29 сентября 1941 г.

И все же продолжавший торчать из воды полубак танкера не давал командиру покоя, ведь гитлеровцы могли попытаться спасти танкер. На следующий день, 30 сентября, «Щ-211» вновь подошла к месту атаки. Над полузатонувшим танкером кружились самолеты, вблизи танкера короткими галсами сновали катера. На этот раз, с опозданием на сутки, они периодически сбрасывали глубинные бомбы. Но как только на море опустились сумерки, Девятко выстрелил по торчавшему из воды полубаку танкера две торпеды.

 

1 октября «Щ-211» вновь прибыла в район атаки. Полубак танкера еще глубже ушел в воду. Никаких вражеских кораблей или катеров поблизости уже не было. Через четыре дня, перед возвращением в базу, подводная лодка еще раз подошла к месту потопления вражеского судна.

Гибель танкера «Суперга». Снимок сделан через перископ подводной лодки.

 

С танкером «Суперга» тоннажем 6154 брутто-регистровые тонны все было кончено. На огромном пространстве поверхность моря оказалась покрытой жирным слоем нефти. Настойчивость экипажа подводной лодки «Щ-211» увенчалась замечательным успехом. На рубке лодки появилась первая цифра«2».

 

Щ-211 под командованием капитан-лейтенанта Александра Даниловича Девятко ...

 


 

ЛОДКА ИДЕТ НА ТАРАН

 

После прорыва в октябре немецко-фашистских войск в Крым и выхода их на подступы к Севастополю подводные лодки Черноморского флота были перебазированы в порты кавказского побережья: 1-я бригада — в Туапсе и Поти, 2-я бригада — в Очамчире и Поти. Отстояние баз от коммуникаций противника возросло более чем в два раза. Теперь подводным лодкам на переход к западному берегу Черного моря требовалось трое суток.

Обеспокоенное первыми успехами советских подводников, немецко-фашистское командование было вынуждено принять меры для усиления противолодочной обороны. По Дунаю и по железнодорожным путям гитлеровцы стали спешно перебрасывать на Черное море немецкие катера-охотники, усиливать противолодочные минные заграждения.

Утром 2 ноября 1941 года самую южную позицию восточнее мыса Галаджио на стыке морских границ Болгарии и Турции заняла подводная лодка «Щ-214».

Щ-214...

Командовал ею капитан-лейтенант В. Я. Власов, бывший политработник.

Командир «Щ-214» Власов Владимир Яковлевич (1905 – 20 июня 1942)

 

Военным комиссаром лодки был старший политрук Ф. С. Корольков. Вечером 5 ноября, когда лодка заряжала аккумуляторы, на расстоянии около 15 кабельтовых, почти на пределе видимости, сигнальщики обнаружили силуэт шедшего без огней судна. Это был итальянский танкер «Торчелло» тоннажем 3336 брутто регистровых тонн, шедший из Босфора в Констанцу.

— Стоп зарядка! Лево на борт! — подал команду Власов.

«Щ-214», быстро развернувшись на обратный курс, устремилась навстречу врагу. Через четверть часа с расстояния 3 кабельтовых командир выпустил по танкеру торпеду. Спустя 40 минут после взрыва танкер затонул. Вся поверхность моря в районе атаки покрылась радужным слоем бензина.

Так второй вражеский танкер был отправлен на дно. Напрасно затем рыскали по морю вражеские эскадренные миноносцы "Regina Maria" («Р.Мария»), «Regele Ferdinand» («Р. Фердинанд») и «Мэрешешти», разыскивая «затерявшийся» танкер.

Румынский миноносец "Regina Maria"

 

Румынский миноносец «Regele Ferdinand»

Во время этого безуспешного поиска им самим едва удалось уклониться от торпед, выпущенных 6 ноября подводной лодкой «С-33», которой командовал капитан-лейтенант Б. А. Алексеев.

Командир подводной лодки С-33 Борис Андреевич Алексеев (16 января 1909 - 25 января 1972)

 


 

 

С начала войны и до середины ноября 1941 года из Босфора в порты противника выходило всего пять танкеров. Только трем из них посчастливилось вернуться в Босфор, а два других были потоплены подводными лодками «Щ-211» и «Щ-214». Это до второй половины мая 1942 года полностью отбило у противника охоту посылать танкеры в Черное море. Подводникам пришлось воевать со шхунами, имевшими очень небольшую осадку.

Учения по высадке десанта с подводной лодки Щ-214

 

Новогодним «подарком» экипажа подводной лодки «Щ-214» гитлеровцам явилось уничтожение 1 января 1942 года артиллерийским огнем в 10 милях юго-восточнее мыса Курубурун моторно-парусной вражеской шхуны. А весной «Щ-214» за один поход отправила на дно три вражеские шхуны. Одна из них была обнаружена в 4 часа 40 минут 29 мая, когда «щука» осуществляла поиск в надводном положении.

Оглушительно задребезжал электрический звонок.

— Боевая тревога! — И командир лег на курс сближения с противником.

Когда подводная лодка приблизилась к вражескому судну, командир приказал команде шхуны перейти в шлюпку, а капитану прибыть с документами на подводную лодку. Затем на шхуну был послан помощник командира в сопровождении матроса. Через несколько минут моряки возвратились на подводную лодку, доставив судовые документы и флаг. На шхуне было заложено два  7-фунтовых подрывных патрона.

И лишь после того как шхуна была покинута своей командой, подводная лодка пошла на таран. Она нанесла форштевнем три сильных удара в борт вражеского судна. После таранных ударов и взрыва патронов шхуна начала быстро тонуть. Погрузившись, подводная лодка ушла из района столь необычной атаки.

Экипаж Щ-214... Первый ряд (слева направо): штурман Батькович, помощник командира Луканидин, командир корабля Власов Владимир Яковлевич, инженер-механик Магид; остальные неизвестны.

 

 


 

АТАКИ НА МЕЛКОВОДЬЕ

 

С выходом немецко-фашистских войск в низовья Днепра и в Крым протяженность морских сообщений противника увеличилась, движение транспортных судов на них возросло. Однако мелководность западного и особенно северо-западного районов моря в значительной степени затрудняла действия подводных лодок. Особенно трудно было действовать в стесненном районе между Одесской банкой и выставленным там минным полем.

Были нередки случаи, когда во время атаки на мелководье подводные лодки неожиданно выскакивали на отмель, затем для того, чтобы сняться с грунта, были вынуждены подвсплывать, а это либо срывало атаку, либо обнаруживало лодку. При уклонении на мелководье струя от гребных винтов поднимала со дна ил, который оставлял на поверхности воды ясно видимый след.

Очень осложнялось на мелководье использование подводными лодками торпедного оружия. При выходе из аппарата торпеда делает «мешок», то есть сначала идет круто вниз, а затем вновь всплывает на установленное углубление. Поэтому при малом запасе глубины под килем лодки создавалась угроза зарывания торпед в грунт. Установка торпед на малое углубление для использования их на мелководье приводила к тому, что в свежую погоду торпеды выскакивали из воды. Противник рано обнаруживал след торпед и успевал отвернуть.

 

Несмотря на все эти трудности, подводные лодки регулярно выходили на коммуникации противника в северо-западном районе моря. Утром 29 мая 1942 года командир подводной лодки «А-3» (бывшая «АГ-25», «Марксист») капитан-лейтенант С. А. Цуриков в 5 милях от Одессы обнаружил конвой из 2 транспортов, шедших в охранении 7 сторожевых катеров *. (*Лодки типа «А» — старые подводные лодки американской фирмы Голланда. Еще в 1916 году по просьбе царского правительства эти подводные лодки, получившие наименование «АГ», были доставлены в виде отдельных секций во Владивосток и затем перевезены по железной дороге — 5 лодок на Балтийское море и 6 лодок на Черное море. Таким ооразом, в 1941 году подводным лодкам типа «АГ» (или типа «А», как их называли черноморцы) исполнилось 25 лет. Глубина погружения этих лодок составляла всего лишь 50 метров. Вооружение их ограничивалось четырьмя носовыми торпедными аппаратами.)

Подводная лодка А-3.("Марксист") Это субмарина английского проекта времен Первой мировой войны. Введена в строй в 1922 г. Совершила 20 боевых походов, пропала без вести в Каламитском заливе (район крымского побережья Севастополь-Евпатория) в начале ноября 1943 г.

 

Командир ПЛ А-3 Цуриков Сергей Антонович (19 сентября 1909 – конец октября – начало ноября 1943)

 

Несмотря на полный штиль и сильное охранение, лодка сумела проникнуть внутрь конвоя и с дистанции менее 4 кабельтовых выпустила по одному из транспортов две торпеды. Транспорт  «Sulina» («Сулина») тоннажем 5650 брутто-регистровых тонн, шедший из Констанцы в Херсон с грузом боеприпасов в 4510 тонн, был потоплен.

Гибель транспорта «Сулина» 29 мая 1942 года.

 

Атака была настолько дерзкой и выполнена так мастерски, что ошеломленный противник даже не пытался преследовать лодку.

 


 

Подводная лодка «М-118» под командованием капитан-лейтенанта С.С. Савина также действовала в северо-западной части моря.

М-118...

 

Командир М-118 Савин Сергей Степанович (8 октября 1912 – начало октября 1942) . Пропал без вести вместе со своим кораблем в девятом боевом походе.

 

Днем 7 августа 1942 года подводники обнаружили в 7 милях южнее мыса Бурнас вражеский конвой в составе трех транспортов и самоходной баржи, шедший противолодочным зигзагом по прибрежному фарватеру на юг. Охраняли конвой эскадренный миноносец и 7 сторожевых катеров.

— Аппараты, товсь! Иду в атаку, — спокойно сказал командир.

Глубина моря в этом районе не превышала 13— 15 метров. Постепенно глубина уменьшалась, и лодка стала часто задевать за грунт. Но Савин продолжал настойчиво сближаться с конвоем. «Малютка» почти ползла по дну. Поворот на боевой курс — и в этот момент лодка села на мель. Задним ходом удалось сойти с мели, но были потеряны драгоценные минуты.

Больше часа маневрировала подводная лодка «М-118» на мелководье, переползая через отмели. Конвой уходил. Командир выпустил по концевому транспорту две торпеды, но они не попали в цель и взорвались у берега — транспорт уже прошел угол упреждения. С трудом скрывая досаду, Савин дал отбой неудачной торпедной атаки. Да, это очень обидно, когда атака, стоившая огромного напряжения моральных и физических сил, оказывается безуспешной.

1 октября, действуя в том же мелководном районе, подводная лодка «М-118», несмотря на сильное волнение, вновь атаковала вражеский конвой, шедший противолодочным зигзагом. Выпущенной торпедой был подорван немецкий транспорт «Salzburg»  («Зальцбург») тоннажем 1742 брутто-регистровые тонны. Транспорт начал медленно погружаться в воду. Вокруг него суетились находившиеся в составе охранения канонерские лодки «Стихи» и «Гикулеску». Остальные суда конвоя продолжали следовать далее в охранении эскадренного миноносца  «Р. Фердинанд»  и сторожевого катера.

Однако подводная лодка была обнаружена на мелководье вражеским самолетом, эскортировавшим конвой. Самолет сбросил две бомбы. К подводной лодке, оказавшейся из-за отсутствия запаса воды под килем в исключительно трудном положении, устремились «Стихи» и «Гикулеску». Озлобленный потоплением транспорта противник забросал «малютку» глубинными бомбами. Умело сброшенные бомбы захватили подводную лодку в «вилку». Вокруг «М-118» загрохотала безжалостная смерть. Повреждения, которые получила лодка, послужили причиной ее гибели.

 

М-118...

 

В октябре 1942 года на прибрежном фарватере в районе маяка Олинька, при входе в Георгиевское гирло Дуная, действовала подводная лодка «Щ-216», которой командовал капитан 3 ранга Г. Е. Карбовский.

Щ-216...

 

С февраля 1941 командир Щ-216 Карбовский Григорий Евстафьевич (17 ноября 1903 – 10 февраля 1944) Погиб вместе со своим кораблем.

 

Военным комиссаром лодки был старший политрук И. А. Станкеев. Движение конвоев здесь было оживленным, поэтому противником повсеместно была хорошо организована, особенно в районе порта Сулина, система противолодочной обороны.

Швартуется Щ-216...

 


 

 

7 октября подводная лодка, идя на перископной глубине погружения, настолько близко подошла к вражескому берегу, что даже села на мель вблизи входа в порт Сулина. Проще всего можно было сняться с мели, всплыв в позиционное положение, но подводники не хотели преждевременно обнаруживать себя.

Гребными электродвигателями можно было работать только малыми ходами. Лишь через час напряженного и упорного труда всего экипажа подводной лодке удалось сползти с мели.

Утром 10 октября, продолжая маневрировать в 1— 2 милях от берега, подводники обнаружили в порту Сулина мачты нескольких судов. Командир решил не отрываться от берега и даже зарядку аккумуляторной батареи производить ночью там же, между побережьем и вражеским минным полем.

С наступлением темноты «щука», всплыла в крейсерское положение. Менее чем через час зоркие глаза сигнальщиков разглядели в темноте силуэт большого судна, шедшего по прибрежному фарватеру.

— Боевая тревога! Торпедная атака! Стоп зарядка! — пошли одна за другой команды в отсеки подводной лодки.

Карбовский, маневрируя на мелководье, искусно вышел в атаку, произведя с дистанции 6 кабельтовых торпедный залп из кормовых аппаратов. Одна из торпед попала в среднюю часть судна. Полыхнула яркая вспышка взрыва, и судно начало быстро тонуть. Справа и слева от него взлетели в небо осветительные ракеты, очевидно выпущенные с кораблей охранения, ранее не замеченных в темноте.

— Пошел на вечное погружение, — удовлетворенно заметил кто-то из моряков.

 

Лесников Пётр Иосифович, 1921 г.р., краснофлотец, командир отделения штурманских электриков Щ-216

 

Командир увел лодку на глубину, а вскоре одна за другой вблизи стали рваться глубинные бомбы. Но лодка ушла от преследователей. Был потоплен вражеский транспорт «Karpati»  («Карпати») полным водоизмещением 7150 тонн, шедший под покровом ночи в охранении двух катеров-тральщиков.

Атака Щ-216 10.10. 1942 года...

 

Так, ценой больших усилий и огромного напряжения воли, путем искусного маневрирования добивались черноморские подводники успехов в мелководном северо-западном районе, где очень нелегко было выйти в атаку, но еще труднее — оторваться после атаки от преследования.

 


 

СИЛЬНЫЕ ДУХОМ

 

В ходе боевых действий подводные лодки не раз оказывались в сложной, порой даже критической обстановке. И только героические усилия личного состава спасали подводные корабли от, казалось бы, неминуемой гибели.

25 октября 1941 года подводная лодка «Щ-212», действовавшая в районе мыса Калиакра, во время покладки на грунт подорвалась на вражеской мине. От страшного взрыва, происшедшего в районе носовой оконечности лодки, содрогнулся весь корпус. Носовую часть лодки подбросило на 14 метров. Вышли из строя носовые горизонтальные рули, перестал работать вертикальный руль. Потеряв управляемость, подводная лодка начала всплывать с нарастающим дифферентом на корму.

Подводная лодка Щ-212 у борта плавучей базы подводных лодок «Нева» в порту Батуми

 

Командир лодки капитан-лейтенант И. К. Бурнашев, объявив боевую тревогу, приказал дать электродвигателями задний ход, затем развернул подводную лодку и снова осторожно положил ее на грунт на глубине 32 метров.

— Осмотреться в отсеках, — последовала команда из центрального поста.

Связь между наглухо задраенными по тревоге и изолированными отсеками и центральным постом поддерживалась по переговорному трубопроводу. Доклады, поступившие из отсеков, позволили командиру лодки и командиру электромеханической боевой части достаточно полно представить себе характер и размеры повреждений.

Почти всюду вышло из строя освещение, в некоторых отсеках и радиорубке показалась вода. Произошло короткое замыкание первой группы аккумуляторной батареи. Во время взрыва во втором отсеке была сброшена со стеллажа запасная торпеда, с большой силой ударившаяся о кормовую переборку. Другая торпеда, находившаяся в аппарате, самопроизвольно отработала, и корпус аппарата нагрелся так, что на нем вспучилась краска. Сами торпедные аппараты оказались сдвинутыми внутрь отсека.

Требовалось принять срочные меры по борьбе за живучесть корабля. Личный состав в отсеках немедленно приступил к ликвидации повреждений.

Ночью подводная лодка всплыла в позиционное положение. Проверили открывание передних крышек торпедных аппаратов — у двух аппаратов они не открылись, у третьего крышка открылась с большим усилием, у четвертого аппарата герметичность передней крышки оказалась нарушенной.

Командир решил всплывать в крейсерское положение. Но как только стали продувать цистерны, лодка неожиданно начала крениться на правый борт с нарастающим дифферентом на нос. Пришлось дальнейшее всплытие прекратить. Было очевидно, что носовые цистерны повреждены и продуть их невозможно.

Через шесть часов кропотливой работы радистам удалось восстановить радиостанцию, и командир донес командованию о тяжелом положении «щуки». Лодке было приказано следовать в базу. На второй день «Щ-212», шедшую в позиционном положении, встретил эскадренный миноносец «Бойкий», высланный для проводки лодки в Севастополь.

Эскадренный миноносец «Бойкий»

 

Из Севастополя поврежденная подводная лодка «Щ-212» самостоятельно, в условиях сильного шторма, совершила переход в Туапсе.

Личный состав «Щ-212» продемонстрировал отличную выучку и упорство, действовал четко и хладнокровно. Именно это и способствовало успеху в борьбе за живучесть подводного корабля.

Щ-212...

 


 

В декабре 1941 года на подходах к Варненскому заливу заняла позицию подводная лодка «Щ-205» («Нерпа») под командованием капитан-лейтенанта П. Д. Сухомлинова.

Щ-205...

 

Командир Щ-205 Сухомлинов Павел Денисович (28 февраля 1912 – 18 августа 1987)

 

Военным комиссаром лодки был старший политрук В. В. Колоденко. Сухомлинов впервые выходил в самостоятельный боевой поход, поэтому молодого командира обеспечивал командир дивизиона капитан 3 ранга Г. Ю. Кузьмин.

Днем 4 декабря, когда «Щ-205» шла под перископом, по левому борту послышался неприятный, леденящий душу скрежет, словно кто-то железными когтями скреб корпус лодки. «Минреп!»—мелькнула у всех мгновенная, как искра, мысль.

В минном поле...

 

— Лево на борт! Стоп левый мотор! — приказал командир.

Успеет ли отойти в сторону корма? Или неминуем взрыв? Нет, взрыва не последовало. Скрежет прекратился, и лодка снова дала ход. Через несколько минут были зафиксированы резкие, дважды повторившиеся удары по корпусу с левого борта. Спустя десять минут по левому борту послышался непонятный непрерывный шум. Отвернув вправо, командир решил лечь на грунт для уточнения места нахождения лодки по глубине (эхолот в то время на «Щ-205» еще не был установлен). Когда лодка ложилась на грунт на глубине 21,5 метра, находившиеся в первом отсеке моряки снова услышали скрежет минрепа.

В течение получаса, пока «Щ-205» лежала на грунте, подводники уточняли данные прокладки. Затем командир принял решение для проверки счисления всплыть с грунта без хода.

«Щ-205» всплывала. Вздрагивая, ползла влево вороненая стрелка глубиномера: 18 метров... 17 метров... 16 метров... Подводная лодка всплывала без хода, по вертикали, медленно откачивая воду из цистерн вспомогательного балласта.

— Слышу скрежет минрепа в районе первого отсека, — донесся в центральный пост по переговорной трубе приглушенный голос командира отделения торпедистов комсомольца старшины 1-й статьи 3. И. Щукина.

Седьмой (кормовой) отсек Щ-205. Старшина 1 статьи З.И. Щукин и старшина группы торпедистов мичман Н.Ф.Стародубцев. 1942 г.

 

15 метров ... И тотчас же за кормой, ниже корпуса лодки, раздался оглушительный взрыв. Подводную лодку подбросило метра на два, погас свет, со звоном посыпались стекла приборов и осветительных плафонов. Образовался дифферент на нос, затем он начал отходить на корму, но лодка оставалась на той же глубине.

Моряки по-прежнему были на своих боевых постах. Напряженно прислушивались — не журчит ли где-нибудь забортная вода. Как будто бы все в порядке, видимо, больших пробоин нет. Что же это был за взрыв? Мины или глубинной бомбы?

Но акустик не слышал наверху никаких подозрительных шумов. Неужели мина? Значит, подводная лодка попала на вражеское минное поле...

Быстро удифферентовав подводную лодку, командир продолжал медленно всплывать по-прежнему строго по вертикали. Снаружи не доносилось никаких звуков. Тишина.

14 метров... 13 метров... 12 метров... И снова взрыв, еще более оглушительный, но на этот раз в носовой части. Подводную лодку тряхнуло куда сильнее, чем в момент первого взрыва. Теперь сомнений не оставалось — «Щ-205» всплывала в самой гуще минного поля противника.

Что же делать? Уходить под водой в сторону — значит неминуемо напороться на новую мину.

—  Продолжаем всплывать без хода, — приказал Сухомлинов.

Осторожно, очень медленно подводная лодка всплыла в позиционное положение, затем в крейсерское. Над морем раскинулась ночь — ясная, лунная, с редкими облачками на небе.

Осмотрелись в отсеках. В первом отсеке находились во время взрыва минер коммунист старший лейтенант Б. А. Вешторт, комсомолец старшина 1-й статьи 3. И. Щукин, комсомолец матрсс В. М. Карпачев и ученик-торпедист П. И. Павлинов. Неисправности здесь были быстро устранены.

В седьмом отсеке дело оказалось серьезнее. Вода поступала через разошедшийся шов цистерны пресной воды: был поврежден прочный корпус. Пустили в ход водоотливные средства, но вода не убывала. С трудом удалось коммунистам старшему техник-лейтенанту И. С. Лукьянову, старшине группы торпедистов мичману Н. Ф. Стародубцеву, кандидату в члены партии, члену комсомольского бюро лодки трюмному матросу В. А. Панкратову и кандидату в члены партии рулевому матросу В. И. Попову законопатить широкую щель и затем осушить отсек.

Взрывом, заклинило рули. Боцман старшина 1-й статьи Н. М. Архипов перевел управление ими вручную, а через пятнадцать минут старшина группы электриков старшина 2-й статьи И. С. Бабич уже докладывал командиру, что электрическое управление рулями исправлено.

Штурман старший лейтенант В. А. Костромов определился по звездам, и подводная лодка начала осторожно выбираться из минного поля.

Дважды в течение короткого времени подорваться на минах, да к тому же в подводном положении — это не шутка. Люди начали приходить в себя. Но вот старшина 1-й статьи Щукин доложил из первого отсека в центральный пост:

—  Слышим удары о корпус.

Вслед за тем такие же тревожные доклады начали поступать и из остальных отсеков. Подводная лодка пошла самым малым ходом. Неужели снова мины?

Однако удары были слышны только в районе первого огсека, они не передвигались к корме.

Командир застопорил ход. Старшине 1-й статьи Щукину было приказано выяснить причину непонятных ударов. Обвязавшись концом, отважный подводник опустился за борт.

Командир отделения топедистов подводной лодки «Щ-205» гвардии старшина 1 статьи З.И. Щукин, кавалер ордена Отечественной войны II степени, медалей «За оборону севастополя» и британской «За выдающиеся заслуги» («Distinguished Service Medal»).

 

Оказалось, что взрывной волной перебило волнорез. Одна половина его утонула, другая болталась на штыре и во время хода хлопала о борт.

Выбравшись из минного поля, Сухомлинов радировал командиру бригады о подрыве на минах, об исправлении повреждений и о том, что подводная лодка продолжает выполнять задание.

Возвращение «Щ-205» в Батуми после третьего боевого похода. 28 мая 1942 г. На мостике (слева направо): два краснофлотца, военком подводной лодки старший политрук В.В. Колоденко, командир 3-го ДПЛ капитан 2 ранга Г.Ю. Кузьмин, командир 4-го ДПЛ капитан 2 ранга Б.А. Успенский, командир «Щ-205» капитан-лейтенант П.Д. Сухомлинов.

 


 

 

Успешно действовала подводная лодка «Щ-205» и в 1942 году, потопив метким торпедным ударом вражеский транспорт и повредив еще один транспорт. 5 августа подводная лодка вновь потопила транспорт противника.

Турекое судно «Дуатепе», потопленное «Щ-205» 18 мая 1942 года.

 

В начале 1943 года экипаж подводной лодки «Щ-205» был удостоен гвардейского звания. В составе Черноморского флота «Щ-205» была первой подводной лодкой под гвардейским Военно-морским флагом.

 

Знак "Гвардия"

 

Гвардейский Краснознамённый Военно-морской флаг. Хотя приказом Наркома ВМФ СССР от 20 июня 1942 года, учреждался только Гвардейский Военно-морской флаг, 21 июня 1942 года подводной лодке «Д-3» был присвоен Гвардейский Краснознамённый Военно-морской флаг и только 16 ноября 1950 года, вышло постановление Совета Министров СССР, которым этот флаг был официально утверждён.

 


 

11 июня 1942 года подводная лодка «А-5» (бывшая «Металлист», «АГ-21») под командованием старшего лейтенанта Г. А. Кукуй (военный комиссар лодки политрук Я.К.Сколота), действуя на подходах к Одессе, обнаружила и атаковала вражеский конвой в составе транспорта, трех буксиров и двух быстроходных десантных барж.

А-5 ("Металлист") начало 1931 г

 

Кукуй Григорий Аронович (25 ноября 1908 – декабрь 1942) старший лейтенант. Командовал «А-5» в 9 боевых походах.

 

Транспорт «Ardeal»  («Ардеал») тоннажем 5695 брутто-регистровых тонн, поврежденный торпедами, был вынужден выброситься на отмель, откуда противнику удалось его стянуть только спустя полтора месяца. Кораблями охранения на лодку было сброшено 20 глубинных бомб. Взрывом одной из них лодку подбросило и ударило о грунт. Но гитлеровцы потеряли советскую подводную лодку, притаившуюся на глубине всего 18 метров. Моряки сумели, исправив полученные повреждения, увести лодку от места атаки.

На третий день «А-5» опять была обнаружена вражеским катером-охотником и снова подверглась атаке глубинными бомбами. Но и на этот раз, искусно маневрируя, командир вывел лодку из-под удара.

25 июля, на исходе срока пребывания на позиции, подводная лодка «А-5» подорвалась в районе маяка Большой Фонтан на якорной контактной мине. Повреждения оказались очень серьезными — вышло из строя управление вертикальным и кормовыми горизонтальными рулями, заклинило правую линию вала, в пятый отсек начала поступать вода. Все отсеки лодки погрузились в темноту. «А-5», находившаяся на минном поле, потеряла ход.

И только благодаря героизму и самоотверженности личного состава подводная лодка получила возможность двигаться. Светлой лунной ночью, в непосредственной близости от побережья, занятого противником, периодически освещавшим морскую поверхность прожекторами, подводники сумели устранить повреждения.

Первыми в легководолазных костюмах опустились в воду командир электромеханической боевой части воентехник 2 ранга В. А. Глушич и боцман главный старшина И. В. Качурин. Выл создан максимально возможный дифферент на нос, и гребные винты частично оголились. Но только после того как главным старшиной С. П. Поляковым и старшиной 1-й статьи И. И. Дегтяренко была срублена часть лопасти правого винта, задевавшего после взрыва мины за кормовые горизонтальные рули, удалось освободить правую линию вала.

Во время исправления винтов подводная лодка находилась в готовности к срочному погружению, и моряки, работавшие у корпуса лодки, готовы были добровольно пожертвовать собой ради спасения родного корабля. В это же время внутри лодки, в пятом отсеке, шла упорная борьба с поступающей в пробоину водой.

Четверо суток длилась героическая борьба личного состава за живучесть подводной лодки, на исходе были запасы провизии и пресной воды. Но воля и упорство советских подводников победили. 4 августа подводная лодка «А-5», срок возвращения которой истек 31 июля, самостоятельно возвратилась в базу.

А-5...

Горизонтальные рули не работали, и во время перехода командир был вынужден удерживать подводную лодку на ровном киле перекачиванием воды в дифферентных цистернах.

 


 

 

Вечером 23 августа 1942 года подводная лодка «М-36»...

Подводная лодка М-36...

под командованием капитан-лейтенанта В. Н. Комарова ...

Комаров Валентин Николаевич (23 июля 1913 - 4 января 1944) в качестве командира подводной лодки "М-36" совершил на ней 12 боевых походов общей продолжительностью 89 суток.

 

в 4 милях восточнее мыса Бурнас обнаружила вражеский конвой в составе транспортов «Ромулус» и «Анкара», тральщика, буксира и двух канонерских лодок—„Dumitrescu” («Думитреску») и „Ghiculescu” («Гикулеску»). Конвой шел по 12—13-метровым глубинам, направляясь в Сулину.

Выходя в атаку на мелководье, при штилевом состоянии моря, подводная лодка несколько раз касалась грунта. Держать перископную глубину было трудно. В течение четырех минут перед залпом лодка буквально ползла по илистому грунту. Но вот один из транспортов:— на угле упреждения.

— Пли!

Старшина торпедистов резко дергает на себя рукоятку пистолета. В торпедный аппарат из-под боевого клапана врывается упругая струя сжатого воздуха. Толчок, и облегченная лодка стремительно рвется на поверхность. Моряки быстро гонят «малютку» на глубину, но уже поздно — противник успел заметить вынырнувшую из воды рубку подводной лодки. К «М-36» устремилась вражеская канонерская лодка „Ghiculescu” («Гикулеску»). Ужасный удар потряс корпус «малютки». Погасло электроосвещение, посыпалась пробковая крошка изоляции. «Малютка» упала на грунт на глубине всего лишь 8,5 метра.

Канонерская лодка „Dumitrescu” ... однотипная с Ghiculescu” («Гикулеску»)

Остановлены все механизмы, шум которых мог бы быть слышен за пределами лодки, включая гирокомпас и судовые часы. От близких разрывов глубинных бомб, осколки которых со звоном стучали по палубе, лодка содрогалась всем корпусом и отрывалась от грунта. Шестой отсек через подорванный люк начал заполняться водой. После героической борьбы с поступающей водой личный состав все же был вынужден перейти из аварийного отсека в соседний пятый отсек.

Поступление воды внутрь лодки грозило гибелью — это лишало «малютку» осушительных средств, так как вода заливала механизмы. И тогда советские моряки приняли смелое решение — всплывать и принять на поверхности неравный бой с врагом. В центральный пост был вызван артиллерийский расчет единственного 45-миллиметрового орудия. Артиллеристов вооружили пистолетами и гранатами, приготовили пулемет.

Было решено в случае необходимости подводную лодку взорвать. Принятое решение было сообщено личному составу.

И вот прозвучала команда:

— По местам стоять, к всплытию.

За бортом послышался резкий гидравлический удар — это в цистерны ворвался сжатый воздух, вытесняя из них воду. Сперва медленно, затем все быстрее и быстрее «малютка» пошла вверх, навстречу врагу.

И вот подводная лодка уже на поверхности. Командир с лихорадочной поспешностью отбросил крышку рубочного люка, быстро осмотрел горизонт — кораблей противника поблизости не было. Введенные в заблуждение масляными пятнами, появившимися на поверхности воды, фашисты посчитали советскую подводную лодку уничтоженной.

Не имея возможности погружаться, «М-36» в надводном положении направилась к родным берегам. 25 августа поврежденную подводную лодку четырежды атаковал вражеский самолет-торпедоносец, но комендоры огнем из орудия и пулемета отразили его атаки. 600 миль прошла «М-36» в крейсерском положении и самостоятельно прибыла в базу.

 


 

14 октября 1942 года командир подводной лодки «М-32» капитан-лейтенант Н. А. Колтыпин в сложных навигационных условиях атаковал в районе лимана Шаганы вражеский миноносец «Змеул», однако торпеды в цель не попали.

М-32...

 

Командир М-32 Колтыпин Николай Александрович (30 декабря 1911 – 8 июля 1976)

 

Обнаружив советскую под водную лодку, миноносец начал забрасывать ее глубинными бомбами. «М-32» оказалась в исключительно тяжелом положении — глубина под килем не превышала 4 метров.

Бомбы рвались так близко, что корпус «малютки» стонал от ударов. Гидроакустик, полуоглушенный грохотом, несшимся из наушников, непрерывно докладывал командиру о маневрах вражеского корабля. В короткие паузы между взрывами бомб было отчетливо слышно, как бурлит, словно кипяток в огромном котле, вода вокруг лодки.

У верхней крышки рубочного люка лопнули задрайки, рубка быстро заполнилась водой. Через шахту перископа вода стала поступать в центральный пост. В лодке погас свет.

Из затопленной рубки на поверхность всплыли сигнальные флаги, бушлат и другие предметы, демаскируя место лодки. Кроме того, от близких разрывов глубинных бомб начала пропускать соляр топливная цистерна, на поверхности образовались масляные пятна.

Третий отсек был затоплен более чем наполовину, и находившийся в нем личный состав стоял по грудь в воде. Для осушения отсека подводникам пришлось нырять в воду и на ощупь открывать необходимые клапаны.

Полностью залило радиорубку. Вышло из строя управление вертикальным и горизонтальными рулями, отказали компасы, разбились часы, тахометры, амперметры. Порвало масляную и соляровую магистрали. От короткого замыкания в лодке начался пожар. А бомбы рвались и рвались, причиняя новые повреждения.

Казалось, на «малютке» уже не осталось живого места. Противник не сомневался, что ему удалось уничтожить советскую лодку. Моряки слышали, как трижды о корпус подводной лодки ударился лот, опущенный с вражеского миноносца. Спустя пятнадцать минут противник удалился.

Однако враг просчитался. С момента разрыва первой бомбы на подводной лодке началась напряженная, изумительная по своему героизму борьба экипажа за жизнь корабля.

В лодке с каждой минутой становилось труднее дышать, все патроны регенерации воздуха были израсходованы. Но в результате самоотверженной борьбы личного состава с водой и огнем гибель подводной лодки была предотвращена.

Осушив затопленные отсеки, моряки обеспечили всплытие аварийной «малютки» на поверхность. Из-за большого дифферента на нос командиру пришлось выходить на палубу через люк кормового отсека. Отдраена крышка люка. В отсек хлынул свежий солоноватый воздух.

Около четырех суток шла «М-32» в надводном положении. Подводники ориентировались по звездам — гирокомпас и магнитный компас по-прежнему не работали. Радиоаппаратура была неисправна. Дизель неоднократно останавливался, так как в топливо попала вода.

В условиях штормовой погоды, когда ветер и волна доходили до 6 баллов, «малютка» прошла около 600 миль, держа артиллерийское оружие наготове. Однажды «М-32» лишь в нескольких метрах разошлась с плавающей миной.

Ограниченная видимость и нелетная погода несколько облегчили неимоверно трудный переход израненной подводной лодки. Личный состав в этом труднейшем походе проявил самоотверженность и героизм, борясь за жизнь своего родного корабля.

«Борьба личного состава за живучесть корабля была тяжелой, героической и возможной только для людей, в совершенстве знающих и владеющих своей техникой, сильных своей организацией и воспитавших в себе высокие боевые качества хладнокровия, бесстрашия, моральной и физической выносливости»,— такую оценку дал экипажу подводной лодки «М-32» командир бригады контр-адмирал П. И. Болтунов. Весь личный состав подводной лодки был награжден орденами и медалями СССР, а капитан-лейтенанту Колтыпину был вручен второй орден Красного Знамени.

 

 


 

 

КУРС   НА   СЕВАСТОПОЛЬ

 

Исключительно важное значение в Великой Отечественной войне имела героическая оборона Севастополя — главной  военно-морской  базы  Черноморского флота. Она была неразрывно связана с общим ходом боевых действий на левом крыле советско-германского фронта в 1941 —1942 годах — обороной Крыма, боями на харьковском и ростовском направлениях, битвой за Кавказ.

Севастополь 1941 год...

Крымский полуостров — родина первой на Черном море Советской Социалистической Республики Тавриды, образованной здесь еще в марте 1918 года, — имел важное стратегическое значение. Глубоко вдаваясь в Черное море, Крым позволял нашему флоту и авиации контролировать весь черноморский бассейн, надежно защищать свои морские сообщения и наносить удары по вражеским коммуникациям, проходившим вдоль западного побережья Черного моря. Советские войска, опираясь на Крым, имели возможность угрожать приморскому флангу немецко-фашистских войск, а с продвижением их на восток — наносить удары по тылам и сухопутным сообщениям противника. Севастополь, расположенный в юго-западной части Крыма, занимая центральное положение по отношению ко всему бассейну Черного моря, позволял флоту действовать в любом операционном направлении.

Несмотря на то что противнику удалось в конце октября 1941 года ворваться в Крым, попытка овладеть Севастополем с ходу была сорвана. Наступление немецко-фашистских войск на Севастополь в период с 11 по 21 ноября также провалилось. Понеся огромные потери, гитлеровцы не достигли своей цели — прорваться к главной базе Черноморского флота.

Второе наступление противника на Севастополь, с 17 декабря до конца 1941 года, кончилось также крахом. Гитлеровцы были вынуждены перейти от штурмовых действий под Севастополем к его осаде.

Общая численность немецко-фашистских войск, сосредоточенных под Севастополем, доходила до 203 800 человек при 450 танках и 780 орудиях (в том числе осадные пушки от 305 до 420-миллиметрового калибра, батарея сверхтяжелых 615-миллиметровых мортир и 800-миллиметровое орудие «Дора»).

Знаменитая "Дора"...

Такого массированного  применения  артиллерии    гитлеровцы не имели ни в одной операции в ходе второй мировой войны.

"Дора" обстреливает Севастополь...

 

На крымских аэродромах и аэродромах Северной Таврии противник сосредоточил свыше 500 самолетов.

Для блокады Севастополя с моря и воздуха немецко-фашистское командование перебросило в крымские порты Ак-Мечеть, Евпаторию и Ялту торпедные катера, сторожевые катера, катера-охотники за подводными лодками, а также выделило специально подготовленную для действий против кораблей авиационную эскадру в составе 150 самолетов. Кроме того, в целях блокады использовалась и береговая артиллерия. При подходе к району Севастополя нашим кораблям предстояло еще форсировать свое минное поле, поставленное в 1941 году.

20 мая 1942 года фашисты начали мощную артиллерийскую и авиационную подготовку нового штурма Севастополя.

Севастополь 1942 год...

Особенно интенсивной она была в период со 2 по 7 июня. В эти дни артиллерия противника выпустила по городу 126 тысяч снарядов, а авиация сделала свыше 9 тысяч самолето-вылетов и сбросила на город и войска 48 тысяч бомб. Город был сильно разрушен и горел. Утром 7 июня гитлеровцы начали третий штурм Севастополя.

Севастополь после бомбардировок...

 


 

Для защитников Севастополя сложилась очень тяжелая обстановка. Прорывы боевых кораблей и быстроходных транспортов в осажденный Севастополь или в одну из ближайших к нему бухт превращались в бои, сопровождавшиеся значительными потерями. На некоторые корабли налетало до 90 самолетов, сбрасывавших более 300 бомб .

Последний рейс в Севастополь совершил 18 июня транспорт «Белосток», потопленный затем при выходе из фарватера минного заграждения торпедным катером противника. Последним надводным кораблем, приходившим в ночь на 27 июня в Севастополь, был лидер «Ташкент» под командованием капитана 3 ранга В. Н. Ерошенко.

Лидер «Ташкент» с эвакуируемыми на борту...

 

Командир лидера «Ташкент» капитана 3 ранга В. Н. Ерошенко

 

На обратном пути корабль, на борту которого находилось около 3 тысяч раненых и эвакуируемых, а также полотно панорамы обороны Севастополя 1854—1855 годов, в результате четырехчасовых атак 86 пикирующих бомбардировщиков получил от близких разрывов 336 бомб тяжелые повреждения, принял около тысячи тонн воды и с трудом дошел до Новороссийска.

В сложившейся обстановке перевозку войск и боеприпасов в блокированный Севастополь и эвакуацию раненых могли осуществлять только подводные лодки. На них и легла вся тяжесть выполнения этой задачи.

 

До Великой Отечественной войны опыта перевозок грузов на подводных лодках в осажденную и блокированную военно-морскую базу не было. Первыми подводными лодками, выделенными для этой цели в конце апреля 1942 года командованием 1-й бригады, были «Л-4» («Гарибальдиец») (командир капитан 3 ранга Е. П. Поляков) и ...

Л-4 "Гарибальдиец"

 

Командир Л-4 Поляков Евгений Петрович (13 декабря 1910 - 16 февраля 1975)

 

...и «Д-4» (командир капитан 3 ранга И. С. Израйлевич).

Д-4...

 

Израйлевич Иосиф Семёнович (20 января 1902 – ? С апреля 1954 года в запасе) командир «Д-4» (апрель 1941 – май 1943)

 

7 мая подводные лодки вышли в свой первый поход в Севастополь. С 15 мая в перевозки включились подводные лодки «Л-5» («Чартист») (командир капитан-лейтенант А. С. Жданов) и ...

Л-5...

 

Жданов Алексей Степанович (13 марта 1902 – 12 октября 1973) командир ПЛ Л-5 (март 1938 – 10 октября 1942)

... и «Л-23» (командир капитан-лейтенант И. Ф. Фартушный).

Л-23...

 

Фартушный Илларион Фёдорович (3 ноября 1909 – середина января 1944). С мая 1942 года командир Л-23 . Погиб вместе со своим кораблем.

 

Стремясь сократить время перехода из портов Кавказского побережья в Севастополь, подводные лодки шли днем в надводном положении, погружаясь только при обнаружении самолетов противника. Входной фарватер в Севастополь подводные лодки проходили ночью в надводном, а днем в подводном положении. Особенно сильное противодействие противника подводные лодки встречали в самом Севастополе, подвергаясь атакам авиации и интенсивному артиллерийскому обстрелу, поэтому разгрузку можно было осуществлять только ночью. В зависимости от условий на разгрузку затрачивалось в среднем от трех до шести часов.

 


 

 

2  В сентябре 1941   года   на   Краснознаменном   Балтийском флоте была сделана попытка использовать подводную лодку «П-1» («Правда») для доставки продовольствия и боеприпасов в военно-морскую базу Ханко, однако лодка погибла на переходе.

 

Силуэты подводных лодок П-1: П-2: П-3.

В декабре 1941 года подводная лодка «Л-2» («Сталинец» (до 1932 года «Марксист»)) была использована для доставки из Кронштадта в Ленинград топлива для   электростанции. Лодка шла в сопровождении ледокола и на переходе в результате артиллерийского обстрела получила 14 пробоин.

Для того чтобы принять как можно больше груза, на подводных лодках оставляли не более двух торпед и 50 процентов артиллерийского боеприпаса. Продукты питания и пресная вода для личного состава брались только на шесть суток. Для загрузки использовался каждый метр площади. Даже торпедные аппараты забивались консервами. В результате полезная грузоподъемность больших лодок была доведена до 90—-95 тонн. Особую сложность вызывала строгая габаритность перевозимых грузов, определяемая как размерами входных и торпедопогрузочных люков, так и размерами помещений в лодках.

 

30 мая вышли в Севастополь подводные лодки «С-31» (командир капитан-лейтенант Н. П. Белоруков) и...

С-31... швартовка...

 

Командир С 31 капитан 3 ранга - Белоруков Николай Павлович

 

...и «С-32» (командир капитан 3 ранга С. К. Павленко).

С-32...

 

Командир "С-32" кап. 3 ранга Павленко Стефан Климентьевич (24 октября 1905 – 26 июня 1942) Погиб вместе со своим кораблем.

 

А начиная с 14 июня для оказания помощи гарнизону Севастополя были использованы все находившиеся в кавказских портах исправные лодки типа «Щ», «М» и «А». Подводные лодки действовали с огромным напряжением. Некоторые из них даже отзывались с позиций ранее срока и также посылались затем в Севастополь.

В июне на подводные лодки была возложена задача доставки в Севастополь наряду со стрелковым оружием и боеприпасами бензина, в котором защитники города испытывали исключительно острую необходимость. Для транспортировки бензина подводники использовали одну из цистерн главного балласта, хотя это и было сопряжено с очень большой опасностью. Нередко ввиду недостаточной герметичности цистерны пары бензина проникали внутрь лодки, распространялись по отсекам и не только вызывали отравление личного состава, но и создавали угрозу взрыва. Подобные трудности имели место почти на всех подводных лодках, перевозивших бензин, но подводники мужественными и самоотверженными действиями героически преодолевали их.

Подводные лодки, прорывавшиеся в Севастополь в эти тяжелые для его защитников дни, встречали самое ожесточенное противодействие врага. По лодкам наносила бомбовые и торпедные удары авиация, их преследовали торпедные и сторожевые катера, оснащенные шумопеленгаторными  установками. Некоторым подводным лодкам во время  похода в Севастополь приходилось погружаться до шестнадцати - восемнадцати раз.

Только с 1 июня по 3 июля 12 подводных лодок подвергались преследованию каждая в среднем по шесть раз, причем на лодки было сброшено в общей сложности 6888 глубинных бомб *. (*Только на 5 подводных лодок 1-й бригады во время их рейсов в Севастополь и обратно вражеские катера с 1 по 4 июля сбросили около 4 тысяч глубинных бомб.)

 

Напали на след...

 

Но черноморские подводники смело прорывались сквозь этот смертоносный ливень огня и стали. Успех достигался нечеловеческим напряжением личного состава, бессонными ночами, напряженными  вахтами  у механизмов в тесных, до подволока заваленных грузом отсеках. Люди уставали настолько, что на обратном переходе из Севастополя после погружения подводной лодки все свободные от вахты засыпали.

Семь раз бесстрашно прорывалась в Севастополь подводная лодка «Л-23» под командованием капитан-лейтенанта И. Ф. Фартушного. Военным комиссаром лодки был батальонный комиссар В. Н. Селезнев.

Погрузка торпед на Л-23...

Лодка доставила гарнизону осажденного Севастополя свыше 600 тонн различных грузов и эвакуировала 229 жителей города и раненых. Неоднократно подводная лодка подвергалась бомбардировке с воздуха, забрасывалась глубинными бомбами с катеров-охотников. Только 1 июля на «Л-23» были сброшены 442 бомбы.

Атака с воздуха...

 

 


 

 

Семь походов в Севастополь совершила подводная лодка «С-32» под командованием капитана 3 ранга С. К. Павленко.

С-32...

Военным комиссаром лодки был старший политрук Ф. У. Рыжиков.

В свой последний поход «С-32» вышла утром 26 июня 1942 года с грузом 40 тонн боеприпасов (300 120-мм минометных мин, 6000 82-мм минометных мин, 24 152-мм артиллерийских снаряда обр. 1931 г. и 32 тонны авиационного бензина) для защитников Севастополя, но туда так и не прибыла.

Вероятно, вечером (18.50 мск) 26 июня «С-32» стала жертвой немецкого самолета «He-111» из состава 2KG/100 (бортовой 6N+DL) в точке 44°12' с.ш./33°48' в.д., а груз субмарины способствовал ее мгновенной гибели.

Немецкий средний бомбардировщик-моноплан Heinkel He 111

 

В пользу этой версии гибели субмарины говорит то, что находившаяся в это время неподалеку «Щ-212» слышала взрыв большой силы. Есть данные, что корпус подводной лодки найден на дне юго-западнее Ялты. Принимая во внимание причину гибели корабля и глубину моря в данном районе, данная информация вызывает большие сомнения. На борту «С-32» в момент её гибели было 48 человек.

 

Семь раз прорывала вражескую блокаду Севастополя подводная лодка «Л-4» под командованием капитана 3 ранга Е. П. Полякова. Военным комиссаром лодки был батальонный комиссар Д. М. Атран.

Л-4...

 

Только в мае 1942 года «Л-4» четырежды приходила в Севастополь, доставив 248 тонн груза. На второй переход в Севастополь личному составу «Л-4» потребовалось времени на 65 процентов меньше, чем в первый раз, в пятом рейсе — на 80 процентов меньше, а шестой рейс «Л-4» совершила в два с половиной раза быстрее, чем первый.

8 мая во время первого рейса в Севастополь, когда подводная лодка «Л-4» шла в надводном положении, ее неожиданно атаковали несколько вынырнувших из-за облаков Ю-87.

Немецкий пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87

 

— Все вниз! Срочное погружение! — едва успел скомандовать Поляков.

Бомбы, сброшенные самолетом, разорвались так близко, что лопнули 65 электролампочек и 11 стеклянных колпаков, дал трещину фланец клинкета левой минной трубы, заклинило переднюю крышку одного из торпедных аппаратов. Некоторые отсеки погрузились в абсолютную темноту. Вышли из строя горизонтальные рули. Лодка, стремительно уходя под воду, проскочила предельную глубину погружения, а под килем было свыше двух тысяч метров. Казалось, что гибель неизбежна и подводная лодка вот-вот будет раздавлена мощным давлением воды. Но искусство командира, прочность корпуса подводного корабля, четкая работа личного состава спасли «Л-4».

Командир Л-4 Поляков Евгений Петрович (13 декабря 1910 - 16 февраля 1975)

 

Груз был доставлен героическим защитникам Севастополя. Недаром в стихах, которые поэт Константин Симонов, участвовавший в одном из походов «Л-4», посвятил ее экипажу, были такие слова:

 

Не найдется в мире порта,
Где не сыщем мы врага.
Если надо — даже к черту
Мы полезем на рога.
Уже будет или шире,
Далеко иль глубоко.
Мы пройдем на «Л-4»
Сквозь игольное ушко.

 

Неоднократно «Л-4» подвергалась атакам противника. 23 июня при выходе из фарватера на лодку было сброшено 48 глубинных бомб, а 1 июля самолеты и катера-охотники неотступно преследовали «Л-4» с 8 часов 30 минут до 15 часов.

23 октября 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил подводную лодку «Л-4» орденом Красного Знамени. Это была первая подводная лодка Черноморского флота, удостоенная такой высокой награды.

Орден Боевого Красного Знамени.

 

Краснознамённый Военно-морской флаг. 23 ноября 1926 года, постановлением Президиума ЦИК СССР, вместе с Почётным Революционным Красным Знаменем, был учреждён Почётный Революционный Военно-морской флаг

 

 


 

Подводная лодка «Л-5», которой командовал капитан-лейтенант А. С. Жданов, совершила шесть походов в Севастополь.

Л-5...

 

Жданов Алексей Степанович (13 марта 1902 – 12 октября 1973) командир ПЛ Л-5 (март 1938 – 10 октября 1942)

 

Военным комиссаром лодки был старший политрук П. Ф. Никитюк. Экипаж подводной лодки делал все, что было в силах, для того чтобы героические защитники Севастополя не испытывали нужды в боеприпасах и продовольствии. И если первый поход «Л-5» в Севастополь потребовал 72 часа, то второй был совершен за 46 часов, пятый — всего за 32 часа, а последний, шестой поход, подводники сделали за 30 часов.

 

Пять раз прорывалась в Севастополь подводная лодка «Д-4» под командованием капитана 3 ранга И. С. Израйлевича. Военным комиссаром лодки был старший политрук М. Я. Чугай.

Д-4...

 

За период с 30 мая по 21 июня 1942 года пять героических рейсов в осажденный Севастополь совершила подводная лодка «С-31» под командованием капитан-лейтенанта Н. П. Белорукова. Военным комиссаром лодки был старший политрук П. Н. Замятин.

С-31...

 

Молодого командира лодки в этих походах обеспечивал опытный подводник капитан 3 ранга Б. А. Алексеев. В результате пяти походов подводная лодка «С-31» доставила в Севастополь 224,5 тонны боеприпасов и продовольствия и 45 тонн бензина. Во время обратных рейсов подводники эвакуировали 67 раненых, женщин и детей.

Офицеры подводной лодки С-31: старпом старший лейтенант Н.П. Белоруков, командир капитан-лейтенант И.Ф. Фартушный, старший политрук капитан-лейтенант П.Н. Замятин, штурман лейтенант Я.И. Шепатковский, минер лейтенант С.Г. Егоров. 1941 г.

 

 


 

Четыре раза успешно прорывалась в Севастополь подводная лодка «Л-24» под командованием капитана 3 ранга Г. П. Апостолова. Военным комиссаром лодкн был старший политрук Ф. Т. Лагутин.

Л-24...

 

Апостолов Георгий Петрович (19 сентября 1910 – декабрь 1942) командир Л-24 (с 9 января 1942). Погиб вместе со своим кораблем у мыса Калиакрия.

 

По три прорыва в Севастополь совершили подводные лодки «М-31» (командир капитан-лейтенант Е. Г. Расточиль),

Расточиль Евгений Генрихович (10 августа 1911 – 17 декабря 1942) В ноябре 1939 года принял «М-31». В этой должности встретил начало Великой Отечественной войны, старший лейтенант. Погиб вместе со своим кораблем.

 

«М-118» (командир капитан-лейтенант С. С. Савин) и...

М-118...

 

Савин Сергей Степанович (8 октября 1912 – начало октября 1942) командир М-118. Пропал без вести вместе со своим кораблем в девятом боевом походе.

... и «А-4» (бывшая «АГ-26», «Политработник») (командир старшин лейтенант С. А. Трофимчук, военком политрук И. А. Рябиков).

А-4...

 


 

Подводная лодка «Д-5» (командир старший лейтенант И. Я. Трофимов, военком старший политрук Д. А. Дубина) за три рейса с 15 июня по 1 июля доставила в Севастополь 126,5 тонны боеприпасов, 65 тонн бензина и вывезла 175 человек. На подводную лодку было сброшено самолетами противника более 200 бомб.

Д-5 швартуется...

 

Трофимов Иван Яковлевич (21 января 1912 – начало декабря 1943) Командир Д-5 (май 1942 – апрель 1943) «Д-4» (с мая 1943). Погиб в море вместе со своим кораблем.

 

23 июня вышла в осажденный Севастополь подводная лодка «Щ-205» под командованием капитан-лейтенанта П. Д. Сухомлинова, принявшая на борт ящики со снарядами, минами, патронами и продовольствием; в главные балластные цистерны был взят авиационный бензин. Военным комиссаром подводной лодки был старший политрук М. С. Захаров.

Щ-205...

 

В темноте, с трудом ориентируясь, командир ввел «Щ-205» в Стрелецкую бухту. К рассвету все было выгружено. Необходимо было срочно отойти от стенки и погрузиться до наступления темноты. С минуты на минуту могли появиться вражеские самолеты. Командир, стоя на мостике, подал команду:

— По местам стоять, со швартовов сниматься!

 

Командир Щ-205 Сухомлинов Павел Денисович (28 февраля 1912 – 18 августа 1987) Под командованием П.Д. Сухомлинова Щ-205 удостоена гвардейского звания.

 

Уже были отданы добавочные концы, матросы стали убирать сходню. И в этот момент на стенке появилась девочка 13—14 лет, почти раздетая, и с плачем стала умолять моряков взять ее с собой. Командир не раздумывал ни минуты. Крепкие матросские руки под хватили худенькое тело девочки, бережно донесли до рубочного люка, внизу такие же сильные и заботливые руки приняли ребенка.

Девочку звали Маша. История ее была нехитрая. Отец с первых же дней обороны Севастополя пошел на защиту родного города и погиб в жестоком бою. Мать работала на заводе на Северной стороне и стала жертвой фашистской бомбы. Домик, где жила семья, сгорел. Маша осталась одна в осажденном врагом городе. Она стала помогать в госпитале медсестрам, обслуживала раненых.

Девочка быстро освоилась с непривычной для нее обстановкой в подводной лодке и принялась ухаживать за ранеными, которых подводники вывозили из Севастополя.

Отойдя от стенки, «Щ-205» погрузилась, но как только цистерны главного балласта были заполнены, вода через прокладки на фланцах клапана замещения топлива с шумом хлынула в центральный пост.

Оставаться на грунте было нельзя. Подводную лодку неминуемо залило бы водой.

— Продуть балласт воздухом высокого давления, :— приказал командир.

Старшина группы трюмных старшина 1-й статьи А. Д. Тихонов быстро открыл клапаны аварийного продувания цистерн, и «Щ-205» всплыла.

Уже совсем рассвело. Фашистские артиллеристы с Северной стороны Севастополя возобновили обстрел Стрелецкой бухты. Около получаса подводная лодка вынуждена была оставаться на опустевшей поверхности бухты, имея на борту 50 человек — раненых и женщин, пока личный состав заменял вышедшую из строя резиновую прокладку.

Командир отделения мотористов комсомолец старший матрос А. С. Варламов, старший специалист матрос В. Е. Войтов, старшина группы трюмных коммунист старшина 1-й статьи А. Д. Тихонов работали с казавшейся немыслимой быстротой и четкостью. Но все же из-за опасности налета авиации пришлось по предложению помощника командира старшего лейтенанта В. И. Матвеева погружаться, не закончив ремонта, благо глубина была небольшая. Моряки прекратили связь неотремонтированной цистерны с забортной водой и продолжали работу в подводном положении, на грунте. И как только «Щ-205» легла на грунт, послышался грохот взрывов авиационных бомб.

Под перископом подводная лодка стала выбираться за боны на фарватер и неожиданно наткнулась на подводное препятствие. Было похоже, что это противолодочная сеть. Положение становилось серьезным. Но командир дал самый полный ход, и сеть была прорвана.

До наступления темноты лодка легла на грунт. Вскоре стал ощущаться недостаток кислорода. Пришлось включить регенерационное устройство*. (*Регенерация воздуха подводной лодки — удаление избытка углекислого газа и пополнение убыли кислорода в воздухе, то есть поддержание в лодке воздуха благоприятной концентрации.)

Время от времени в отсеки из баллонов подавали кислород, но так как количество людей в лодке возросло и к тому же давали себя знать пары бензина, дышать все равно было очень трудно.

Только с наступлением вечерних сумерек подводная лодка всплыла под перископ и направилась в море. И лишь когда уже совсем стемнело, «Щ-205» всплыла в крейсерское положение. Отдраили люки, и в отсеки хлынул свежий, пьянящий воздух.

Лодка продолжала поход в надводном положении. На носовой части надстройки был обнаружен большой кусок запутавшейся противолодочной сети, которую с большим трудом удалось перерубить боцману главному старшине Н. М. Архипову.

День уже клонился к закату, когда «щука» была обнаружена вражескими самолетами. Два часа она подвергалась атаке глубинными бомбами. Затем в течение часа лодку бомбили вражеские катера-охотники. От разрывов потрескалась резина на входных люках, снова в центральный пост начала поступать вода. Стал пропускать воду и клапан газоотвода дизеля. Заклинило кормовые горизонтальные рули. Подводная лодка продолжала движение в Новороссийск с неисправными рулями, беспрерывно откачивая воду. Шесть раз подвергалась «Щ-205» атакам глубинными бомбами.

Придя в Новороссийск, подводники решили одеть и обуть Машу, успевшую стать общей любимицей, собрали ей в складчину денег. Затем девочку устроили в ремесленное училище, вместе с которым Маша эвакуировалась в глубь страны.

Возвращение Щ-205 в Батуми после третьего боевого похода. 28 мая 1942 г. На мостике (слева направо): два краснофлотца, военком подводной лодки старший политрук В.В. Колоденко, командир 3-го ДПЛ капитан 2 ранга Г.Ю. Кузьмин, командир 4-го ДПЛ капитан 2 ранга Б.А. Успенский, командир «Щ-205» капитан-лейтенант П.Д. Сухомлинов.

 

Не раз потом моряки вспоминали свою необычную пассажирку, одним до боли напомнившую оставшуюся где-то далеко дочь, другим — младшую сестренку.

 


 

Особенно трудно приходилось экипажам подводных лодок, занятых перевозкой в Севастополь бензина. Вследствие сравнительно небольшого объема отсеков (особенно на малых подводных лодках), при отсутствии необходимой вентиляции степень концентрации паров бензина в них быстро достигала опасных пределов.

Подводная лодка «М-60» под командованием коммуниста капитан-лейтенанта Б. В. Кудрявцева 20 июня 1942 года вышла из Туапсе в Новороссийск.

М-60...

 

Кудрявцев (Тряпкин) Борис Васильевич (14 февраля 1915 – конец сентября 1942) С марта 1940 года командир М-60; в этой должности встретил начало Великой Отечественной войны. Участник боевых походов, погиб вместе со своим кораблем.

 

На лодку были погружены для доставки в Севастополь мины, противотанковые патроны и консервы общим весом 7 тонн. В Новороссийской бухте подводная лодка стала принимать в цистерну № 4 бензин с танкера «Передовик».

Приемка бензина уже близилась к концу, когда неожиданно от искры на контактах рубильника во всех отсеках подводной лодки произошел сильный взрыв бензинных паров. Из рубочного люка вырвался огромный столб пламени, затем повалил густой черный дым, окутавший подводную лодку. Из люка центрального поста наверх выскакивали люди в горящей одежде и по приказанию командира немедленно прыгали за борт.

Командир  отделения трюмных старшина 2-й  статьи А. А. Власенко, у которого горели даже волосы, успел крикнуть командиру: — Внизу горят мины!

Во втором отсеке горели ящики, в которых находились противотанковые мины. Секретарь партийной организации лодки воентехник 1 ранга А. П. Кокин, услышав об этом, немедленно бросился вниз. Вслед за ним в огонь и дым устремился старшина группы электриков коммунист старший матрос Н. П. Глебов. Вдвоем они вынесли наверх два горящих ящика с минами, которые мгновенно полетели за борт. Затем офицер и старшина тщательно обследовали второй отсек и, только убедившись, что очагов пожара больше нет, поднялись наверх.

Подводная лодка была буквально начинена боеприпасами, но личный состав, борясь с последствиями взрыва, работал отлично, смело и отважно, с полным пренебрежением к опасности. Решительными действиями подводников пожар был ликвидирован.

 


 

22 июня 1942 года на подводную лодку «М-33», которой командовал капитан-лейтенант Д. И. Суров, для третьего рейса в Севастополь погрузили 7 тонн боеприпасов и 6 тонн бензина.

Подъем М-33 погибшей у Одессы 25.06.1942года... 1951 год Черноморский флот.

 

Командир М-33 Суров Дмитрий Иванович (1 октября 1921 – конец августа 1942) С июня 1940 года командир «М-33»; в этой должности встретил начало Великой Отечественной войны. Участник боевых походов. Погиб вместе со своим кораблем.

 

Бензин приняли в балластную цистерну № 4. В тот же день в 14 часов 30 минут подводная лодка вышла из Новороссийска, но в пути получила приказание вернуться. 23 июня в 0 ча; сов 30 минут «М-33» возвратилась в базу, и бензин был откачан.

В 15 часов 30 минут, когда подводная лодка дифферентовалась, произошел взрыв. В центральном посту возник пожар, огонь мгновенно распространился по всем отсекам, кроме концевых. Людей, бывших внутри лодки, особенно в центральном посту, охватило пламя.

По приказанию командира все переборки в лодке были немедленно задраены. Из центрального поста наверх выскакивали люди в горящей одежде, с обгоревшими лицами и руками, с ожогами на теле и бросались в воду.

Командир приказал своему помощнику лейтенанту И. Н. Розову спуститься вниз и проверить, надежно ли задраены переборки. Внутри лодки все было окутано дымом, отравлено раскаленными угарными газами, дышать было нечем. Но лейтенант Розов выполнил задание.

Командир электромеханической боевой части инженер-лейтенант Г. П. Сапегин в момент взрыва работал без верхней одежды и поэтому получил сильные ожоги. Несмотря на это, коммунист Сапегин, проявив исключительную выдержку, сам обошел все отсеки, тщательно их осмотрел, задраил все переборки и только после этого поднялся наверх. Доложив командиру, что очагов пожара в отсеках нет, инженер-лейтенант потерял сознание.

Подводная лодка «М-32», которой командовал капитан-лейтенант Н. А. Колтыпин, утром 21 июня приняла в Новороссийске 8 тонн противотанковых и противопехотных мин и винтовочных патронов, а также 6 тонн бензина. 22 июня «М-32» прорвалась в Стрелецкую бухту. Здесь боеприпасы были выгружены, и подводная лодка своей помпой через пожарную магистраль откачала бензин на берег.

Однако через некоторое время остатки бензина стали обнаруживаться по всей лодке в самых неожиданных местах. Когда на следующий день подводная лодка, погружаясь для дифферентовки, начала принимать воду в цистерну № 4, пары бензина, скопившиеся в этой цистерне, попали внутрь лодки, так как наружной вентиляции цистерна не имела. В момент окончания дифферентовки, когда лодка находилась под водой на глубине 6 метров с задраенными переборками, взятыми на клин, в центральном посту произошел взрыв. Взрывная волна распахнула переборку из центрального поста во второй отсек, и туда был отброшен трюмный К. А. Хиневич.

— Продуть среднюю,:— раздалось приказание командира, находившегося в момент взрыва в рубке.

Эту команду немедленно исполнил инженер-капитан-лейтенант М. В. Дьяконов, на котором горела одежда. Подводная лодка всплыла.

Оперативный дежурный штаба Севастопольского оборонительного района приказал командиру выбрать место и положить подводную лодку на грунт. Только с темнотой разрешено было лодке всплыть для возвращения в Новороссийск.

М-32 вышла из Камышовой бухты, легла на грунт между мысом Херсонес и бухтой Казачьей и на глубине 36 метров стала ждать наступления вечера. Но от скопления паров бензина уже в 11 часов утра люди начали терять сознание. Те, кто был посильнее здоровьем, держались: командир до 17.00 обходил отсеки, а потом почувствовал, что тоже впадает в забытье. Он успел отдать приказ старшине группы мотористов Николаю Пустовойтенко продержаться до 21 часа, когда можно будет всплывать. Это удалось главному старшине, так как он время от времени дышал с помощью индивидуального спасательного аппарата подводника «ИСА-М». Остальные ресурс своих аппаратов «ИСА-М» давно израсходовали, однако молодой и сильный 31-летний главный старшина понимал, что стоит ему, самому выносливому и здоровому, потерять сознание, и надежды на спасение уже ни у кого не будет.
Экономя ресурс прибора и пользуясь им лишь периодически, в остальное время Пустовойтенко всеми возможными способами приводил себя в чувство: держал мышцы в напряжении, щипал себя за щеки и дергал за волосы, смачивал виски водой. Как бы комично это ни звучало, но, похоже, помогло, и единственный на всей лодке продержавшийся в сознании до 21 часа – момента, когда можно было всплывать, Николай принялся всячески тормошить командира, лежавшего в глубоком обмороке. Но ни командира, ни кого-либо из членов экипажа вывести из обморочного состояния ему не удалось. Только старшина 2 статьи Н.Захаров, благодаря действиям главного старшины, с большим трудом пришел в сознание. Вместе они сумели поднять лодку на поверхность, но «малютка» всплыла лишь наполовину.
Пустовойтенко с помощью раненого полковника Лебедя, также к тому времени пришедшего в себя, отдраил люк, вдохнул свежего воздуха и стал терять сознание, но успел вновь закрыть люк, через который полувсплывшую лодку, несомненно, залило бы водой.
Пролежавшая на грунте 16 часов, М-32 оставалась задраенной еще 2 часа. Течение отнесло ее на камни возле Херсонесского маяка, но это была не единственная опасность, угрожавшая «малютке» и ее впавшим в забытье заложникам. Оказалось, что один люк на лодке оставался отдраенным и через его щель в отсек захлестывало воду, вода начала заливать главный электродвигатель, лодка становилась тяжелее. Однако в ту же щель проникал свежий воздух, который через час вернул в сознание Пустовойтенко. Главный старшина открыл люк, вытащил наверх командира, включил корабельную вентиляцию и полностью поднял лодку на поверхность. Стал приходить в сознание Колтыпин, за ним весь экипаж и пассажиры. Запустили двигатель, и лодка ушла с опасного места, а во втором часу ночи 24 июня «малютка» уже отправилась к берегам Новороссийска.
Лодка и люди были спасены благодаря силе, выносливости и умениям старшины. За свой подвиг главный старшина подводной лодки М-32 Николай Куприянович Пустовойтенко был награжден орденом Красного Знамени.

Главный старшина Н.К. Пустовойтенко

 

Писатель Леонид Соболев, присутствовавший в осажденном Севастополе, описал поступок моряка в своем рассказе «Держись, старшина».
А что касается открытого люка, оказалось, инженер-механик Медведев был так одурманен парами бензина, что прямо под водой отдраил люк, надеясь подышать свежим воздухом. Медведев толкал крышку вверх изо всех сил, но, к счастью всего экипажа, она не поддалась и опасность, что в отсеки сплошным потоком хлынет вода, миновала. Инженер, исчерпав остатки сил, потерял сознание, а тот факт, что люк остался отдраенным, так и оставался никому не известным. До поры до времени.

 


 

С 28 июня начался период боев на ближних подступах к Севастополю. Положение защитников города становилось все более тяжелым. Нередко атаки противника отбивались стрелковым оружием и штыками. В ночь на 29 июня гитлеровцам удалось под прикрытием артиллерийского и минометного огня и дымовых завес форсировать Северную бухту. К 30 июня положение еще более ухудшилось. Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение об оставлении Севастополя.

Только за период со 2 июня по 3 июля 1942 года немецко-фашистская авиация, наносившая удары по защитникам Севастополя, совершила 23 751 вылет, сбросив 20 529 тонн бомб. Гитлеровцами за этот период было израсходовано 45 573 тонны боеприпасов, в том числе 1 359 731 артиллерийский снаряд всех калибров .

В эти напряженнейшие дни, когда остатки частей Севастопольского оборонительного района вели ожесточенный ружейно-пулеметный и рукопашный бой уже на рубеже бухта Стрелецкая:— мыс Фиолент, к героическим севастопольцам прорывались подводные лодки «Л-4», «Л-23», «Д-5», «Щ-209» (командир капитан-лейтенант В. И. Иванов, военком политрук П.  М. Гришин),  

Щ-209...

 

Командир Щ-209 Иванов Владимир Иванович (16 августа 1905 – ?)

 

«М-31»,   «М-118»,  «А-4». Противник, несмотря на все усилия, так и не смог сорвать перевозки на подводных лодках.

 

Последними 3 июля отошли от мыса Херсонес подводные лодки «М-112», которой командовал старший лейтенант С. Н. Хаханов,

Погрузка торпед на М-112...

 

Командир М-112 Хаханов Сергей Николаевич (3 января 1915 – ?)

 

и «А-2» под командованием командира дивизиона капитана 3 ранга Р. Р. Гуза (его помощником в этом походе был капитан-лейтенант В. С. Буянский).

А-2...

 

Командир дивизиона подводных лодок Гуз Роман Романович (7 августа 1903 - 10 мая 1945)

 

Капитан-лейтенант В. С. Буянский

 

Только за три дня июля 5 подводных лодок, прорывавшихся в осажденный Севастополь и из него, подверглись преследованию 36 раз, причем на них было сброшено авиацией и кораблями блокадного дозора 3898 бомб. Но ни одна из лодок серьезных повреждений не получила, кроме нескольких пробоин в наружных цистернах и в надстройках.

Героическая восьмимесячная оборона Севастополя сыграла большую роль в ходе Великой Отечественной войны. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, способствовавших задержке общего продвижения противника на юге страны, успеху операции по разгрому немецко-фашистских войск под Ростовом, срыву пресловутого «весеннего наступления» гитлеровцев 1942 года. Севастополь приковал к себе значительные силы противника, которые были отвлечены с харьковского направления, где немецко-фашистские войска наносили тогда главный удар.

Гитлеровцы проиграли во времени, в темпах, понесли большой материальный ущерб и огромные потери в людях.

Исключительно важное значение в героической обороне Севастополя имели его морские сообщения. Без систематического питания осажденного с суши и блокированного с моря Севастополя невозможна была бы его упорная и длительная оборона, осуществлявшаяся в условиях ожесточенной борьбы с превосходящим по силе и технике противником. Значительную роль в питании войск Севастопольского оборонительного района вооружением, боеприпасами, горючим и другими видами снабжения сыграли подводные лодки Черноморского флота.

В период третьего штурма Севастополя 24 подводные лодки (14 лодок 1-й бригады, 10 лодок 2-й бригады) совершили в общей сложности 76 походов, сумев 69 раз прорваться в блокированную базу. При этом от воздействия вражеских противолодочных сил были потеряны всего две лодки — «С-32» под командованием капитана 3 ранга С. К. Павленко

С-32...

и «Щ-214», которой командовал капитан 3 ранга В. Я. Власов.

Щ-214...

 

Власов Владимир Яковлевич (1905 – 20 июня 1942) Командир Щ-214

 

Три подводные лодки («А-2», «М-117» и «Л-24») получили серьезные повреждения от вражеских авиационных бомб. Подводные лодки доставили в Севастополь 2323,6 тонны боеприпасов, 1038,1 тонны продовольствия и 573,7 тонны бензина и вывезли 1313 раненых и эвакуируемых*. (* По другим данным, подводные лодки совершили 78 рейсов и доставили в осажденный Севастополь около 4 тысяч тонн боеприпасов, продовольствия и бензина и вывезли обратными рейсами более 1300 раненых воинов, стариков, женщин и детей. (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945, т. 2, стр. 409.) В книге П. Н. Саватеева «Удары из морских глубин» (М., Воениздат, 1961, стр. 43) приводятся следующие итоги боевых походов черноморских подводников в Севастополь: доставлено 3876 тонн боеприпасов, продовольствия и бензина, вывезено из Севастополя 1411 раненых, больных, женщин и детей.)

Прорываясь в Севастополь, черноморские подводники проявили исключительное мужество и геройство, преданность Коммунистической партии и Советской Родине, готовность отдать все свои силы ради достижения победы.

 

 


 

 

ВСТРЕЧА С ПЛАВУЧЕЙ СМЕРТЬЮ

 

В 1941—1942 годах подводные лодки Черноморского флота, совершив для действий на морских сообщениях противника в общей сложности 234 выхода, уничтожили торпедным и артиллерийским оружием 22 транспортных судна противника общим тоннажем 46 236 брутто-регистровых тонн, 3 быстроходные десантные баржи, дозорный корабль и буксир. К настоящему времени достоверно подтверждено потопление 21 транспортного судна общим тоннажем 43 636 брутто-регистровых тонн, дозорного корабля и буксира. Кроме того, черноморские подводники достоверно причинили повреждения 6 вражеским транспортным судам, тоннаж которых 19 685 брутто-регистровых тонн. На минах, поставленных подводными лодками, подорвались и затонули транспорт тоннажем 2304 брутто-регистровые тонны и надводный минный заградитель (2369 тонн).

«В 1941 году советские подводные лодки потопили по меньшей мере пять судов стран «оси» и турецкое каботажное судно с общим водоизмещением 20 000 брутто-регистровых тонн, — признает Ю. Майстер.— В числе этих судов оказались два итальянских танкера, вследствие чего итальянцы воздерживались от посылки своих ценных танкеров для вывоза румынской нефти, в получении которой они были очень заинтересованы. Таким образом, здесь советские подводные лодки достигли определенного успеха, который имел для ведения войны на Средиземном море политические и военные последствия».

Если в 1941 году на долю подводных лодок пришлось около 44 процентов транспортного тоннажа, потерянного противником за этот год на Черном море, то в 1942 году уже 77 процентов потерянного противником транспортного тоннажа было потоплено подводными лодками.

Разгром немецко-фашистских войск на Волге в корне изменил в пользу Советских Вооруженных Сил всю обстановку на советско-германском фронте, и прежде всего на его южном крыле. Немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить большую часть своей авиации, действовавшей на Черноморском театре, на сухопутный фронт.

В связи с потерей гитлеровцами значительной части своих сухопутных сообщений возросли напряжение и значимость морских перевозок противника между румынскими и крымскими портами, а также вдоль Южного берега Крыма до Керчи. В полной зависимости от морских перевозок оказалась северокавказская группировка противника, изолированная на Таманском полуострове после взятия нашими войсками Ростова и выхода их к Азовскому морю.

Районы боевых действий подводных лодок Черноморского флота в 1943 г.

 

Для осуществления перевозок противник стал широко использовать быстроходные десантные баржи и морские паромы типа «Siebel» («Зибель»), которых гитлеровцы к этому времени имели на Черном море более 100 единиц.

Немецкий морской паром «Siebel »

 

Противник минировал подходы к портам Феодосия, Ялта, Севастополь, Евпатория. Наиболее интенсивные минные постановки производились в 1943 году, когда было поставлено 4300 мин, или 45 процентов от общего количества мин, поставленных на Черном море в течение всей войны.

Для затруднения движения вражеских конвоев боевая деятельность подводных лодок Черноморского флота из мелководного северо-западного района была перенесена к берегам Крыма и в открытую часть моря между Крымом и портами Румынии на вероятные курсы движения противника Севастополь — Сулина, Севастополь — Констанца.

В целях лучшего управления боевыми действиями подводных лодок все имевшиеся в составе Черноморского флота лодки еще в конце августа 1942 года были сведены в одну бригаду, командиром которой был назначен контр-адмирал П. И. Болтунов.

Болтунов Павел Иванович (23 января 1907 – 13 января 1956)

 

В конце января 1943 года его сменил капитан 1 ранга А. В. Крестовский, бывший в 1941 году начальником штаба 1-й бригады.

Крестовский Андрей Васильевич (9 сентября 1906 – 17 января 1944) командир бригады ПЛ ЧФ с января 1943года. Погиб на ПЛ «Л-23».

 

Военным комиссаром бригады был полковой комиссар А. Е. Фомичев, начальником штаба — капитан 1 ранга М. Г. Соловьев. Штаб бригады размещался в Поти, где находилась главная база флота. Подводные лодки базировались на Батуми, Поти, устье реки Хоби, Очамчире и Туапсе.

 

Офицерский состав 3 и 4-го Дивизиона подводных лодок Черноморского Флота. Очамчири. 1943г.

Сидят (слева направо): командир А-4 капитан- лейтенант С.А. Трофимчук, командир М-113 капитан 3 ранга А.И. Стрижак, начальник штаба 3-го ДПЛ капитан 3 ранга И.С. Израилевич, командир 3-го ДПЛ капитан 2 ранга А.С. Жданов, командир 4-го ДПЛ капитан 2 ранга Н.Ф. Клынин, командир ПЛБ "Эльбрус" капитан 3 ранга И.К. Бурнашев, заместитель командира 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов, штурман 3-го ДПЛ старший лейтенант Н. Парфенов.

Стоят: командир береговой базы Очамчири(неизвестен), командир М-51 капитан-лейтенант М.М. Голубев, командир А-5 капитан-лейтенант В.И. Матвеев, командир М-62 капитан-лейтенант Н.И. Малышев (в белом кителе), штурман М-35 Милов, командир М-112 капитан-лейтенант С.Н. Хаханов, командир А-2 капитан-лейтенант Б.С. Буянский, заместитель командира береговой базы (неизвестен), командир А-3 капитан 3 ранга С.А. Цуриков, командир М-35 капитан-лейтенант В.М. Прокофьев, командир М-54 капитан-лейтенант А.А. Николаев, командир М-55 капитан-лейтенант Э.Б. Бродский".

Фото предоставлено В.Симоненко. На обороте надпись "Очамчири.1944. Однако дата вызывает сомнения. Согласно комментарию В.Конева на фото изображен А.И. Стрижак – бывший командир (до 12.1942 г.) Щ-201. Был осужден военным трибуналом с отсрочкой исполнения приговора и посылкой на фронт.

17.08.1943 г. был назначен командиром М-113.Цуриков С.А. – погиб вместе с экипажем в период между 28.10-6.11.1943 г .Таким образом, можно утверждать, что фото сделано после 17.8.1943 г. и до октября 1943 г.  капитан-лейтенант М.М. Голубев погиб 22 сентября 1943г.... т.е., дата - до 20 сентября 1943г...

 


 

Характерной особенностью в боевых действиях черноморских подводников явилось то, что им пришлось значительно больше, чем их товарищам на других морях, воевать со шхунами и самоходными десантными баржами.

Неутомимо действовали на вражеских коммуникациях малые подводные лодки Черноморского флота. 7 января 1943 года подводная лодка «М-35» под командованием капитан-лейтенанта В. М. Прокофьева на коммуникации Одесса — Сулина атаковала транспорт противника.

М-35...

 

Командир М-35  Прокофьев Владимир Матвеевич (ноябрь 1942 – ноябрь 1945)

 

В ночь на 17 апреля в 65 милях восточнее маяка Олинька подводная лодка «М-35» обнаружила вражеский конвой, шедший по направлению к Констанце. Конвой состоял из транспорта «Аркадия», эскадренных миноносцев «Marasti» («Мэрешти») и "Regele Ferdinand" («Р. Фердинанд») и трех сторожевых катеров.

 

Эскадренный миноносец "Regele Ferdinand"

 

Прокофьеву не удалось из-за неподходящего курсового угла выйти в атаку, но лодка, шедшая в надводном положении, была обнаружена противником. Эскадренные миноносцы открыли огонь, выпустив по лодке, до которой было не более 4 кабельтовых, 45 снарядов. Снаряды вздымали водяные столбы в 20— 30 метрах по носу лодки. «М-35» погрузилась на глубину 20 метров, и тотчас же на нее посыпались глубинные бомбы. 29 разрывов насчитали подводники.

Прибыв в Констанцу, командир вражеского конвоя донес своему командованию: «Решительный и энергичный образ действий кораблей и точность сбрасывания бомб дают право считать, что подводная лодка потоплена». Однако со стороны командира конвоя было допущено, мягко говоря, небольшое преувеличение успехов своих кораблей. «М-35» до 22 апреля продолжала действовать в отведенном ей районе, а затем благополучно прибыла в базу. Атака вражеских кораблей причинила лодке лишь незначительные повреждения. 31 мая 1943 года подводная лодка «М-35» стала гвардейским кораблем.

Очередная шестая победа М-35...

 

2 ноября 1943 года гвардейская подводная лодка «М-35», смело ворвавшись в бухту Ак-Мечеть, отправила на дно вражескую самоходную баржу «CNR-1293» тоннажем 1270 брутто-регистровых тонн.

М-35... учебные стрельбы...

 


 

Неутомимо искала врага подводная лодка «М-117», которой командовал капитан-лейтенант А. Н. Кесаев.

М-117...

 

Кесаев Астан Николаевич  (11 сентября 1914 - 15 января 1977) Начало Великой Отечественной войны встретил в звании старший лейтенант, занимая должность командира ПЛ  М-117

 

Действуя у Южного побережья Крыма, «малютка», форсируя минные поля, выходила в атаку по транспортам противника 25 марта, 6 и 7 мая.  А  21   июня 1943 года, на исходе второго года Великой Отечественной войны, подводная лодка «М-117» на подходах к бухте Коктебель отправила торпедами на дно быстроходную десантную баржу «MFP-139». 5 октября подводной лодкой вновь была атакована десантная баржа противника, а 13 ноября у мыса Тарханкут, где находился основной узел вражеских коммуникаций, «М-117» вышла в торпедную атаку по транспорту.

Находясь вблизи мыса Лукулл, подводная лодка 14 раз касалась минрепов.

"Рогатая" смерть...

Через несколько дней, 25 ноября, Кесаев уничтожил в Каркинитском заливе десантную баржу «МРР-592» и завершил 1943 год торпедной атакой 23 декабря вражеского транспорта.

 

Герои - подводники с ПЛ  М-117...

 

Смело и решительно действовал в боях с врагом экипаж подводной лодки «М-111» под командованием капитан-лейтенанта Я. К. Иосселиани.

М-111...

 

Иосселиани Ярослав Константинович (23 февраля 1912 - 23 марта 1978) с июля 1942 – командир ПЛ «М-111».

 

21 апреля 1943 года на подходах к Двуякорной бухте лодка одной торпедой уничтожила вражеский буксир, а 18 мая у Анапы отправила на дно десантную баржу противника. Ровно два месяца спустя, 18 июля, в Феодосийском заливе «М-111» потопила вражеский лихтер «Дунареа-1» тоннажем 505 брутто-регистровых тонн. 28 августа, действуя юго-западнее мыса Лукулл, «М-111» потопила крупный вражеский транспорт, шедший в составе конвоя.

М-111 потопила транспорт...

 

Замечательную победу одержал Иосселиани 12 ноября в районе знака Бурнас, отправив двумя торпедами на дно транспорт «Теодорикс» тоннажем 5600 брутто-регистровых тонн.

М-111 на параде...

 

 


 

 

Пример героизма и самоотверженности показал экипаж подводной лодки «М-113», которой командовал капитан 3 ранга А. И. Стрижак.

М-113...

 

Стрижак Александр Иванович (21 февраля 1908 – ?) Командир ПЛ «М-113» (28 августа 1943 – 8 февраля 1944)

 

Вечером 28 сентября 1943 года подводная лодка, действовавшая в районе Евпатории, шла в позиционном положении под дизелем, заряжая аккумуляторную батарею. На мостике кроме командира находились вахтенный офицер, сигнальщик и наблюдатель.

В 20 часов 10 минут наблюдатель доложил:

— Прямо по носу черный предмет.

Лодка шла 8-узловым ходом.

«Мина! Плавающая мина!» — одновременно поняли все стоящие на мостике.

До почти неподвижного на штилевой поверхности моря черного скользкого корпуса мины оставалось не более 4—5 метров. Отвернуть уже не было возможности. Лодка по инерции продолжала сближаться с миной. Люди как завороженные неотрывно смотрели на неумолимо приближающуюся смертельную опасность.

Немецкая морская мина...

 

Вот уже до начиненного взрывчаткой чудовища осталось не более метра... полметра... четверть метра...

Грохнул страшной силы взрыв. Над лодкой поднялся столб воды и огня, корпус лодки подбросило. Потоки воды обрушились на мостик и через рубочный люк устремились в центральный пост.

Взрывом была оторвана вся носовая часть подводной лодки по девятый шпангоут, деформированы носовые торпеды. В первый отсек через пробоину стала поступать вода. Лодка не могла погружаться на значительную глубину, и командир приказал приготовиться к возможному артиллерийскому бою. Для того чтобы корабль в случае боя с неравным по силе противником не достался врагу, в отсеки и артиллерийский погреб были заложены подрывные патроны.

Мужественный и слаженный экипаж подводной лодки за пять суток провел свой поврежденный корабль через все Черное море — от Евпатории до Поти. Несмотря на то что «М-113» в этом походе не имела боевого успеха, командир бригады в своем приказе указал: «Боевой поход «М-113» считать выполненным с оценкой «хорошо». За четкую и самоотверженную работу по спасению подводной лодки объявляю благодарность всему экипажу «М-113».

Подводная лодка М-113. Повреждения в результате подрыва на мине 28 сентября 1943 г.

 

Казалось, моряки подводной лодки «М-113» не сделали ничего особенного, просто выполнили свой служебный долг. Но настоящее имя тому, что совершил в сложившихся условиях экипаж «малютки», — коллективный подвиг.

 


 

НА ПОДХОДАХ К БОСФОРУ

 

В начале лета 1943 года исключительно напряженным стало движение конвоев противника в районе Босфора. Немецко-фашистские войска, теснимые Советской Армией на запад, остро нуждались в усиленном подвозе жидкого топлива. Поэтому на линии Босфор — Констанца и далее на север возобновилось интенсивное движение вражеских танкеров.

Для нарушения этих перевозок подводные лодки с первой половины июля 1943 года начали действовать на подходах к Босфору вне турецких территориальных вод.

 

Утром 21 июля, когда у Босфора были развернуты подводные лодки «Л-4», «Щ-216» и «М-117», из пролива на север вышли немецкий танкер «Firuz» («Фируз») и французский транспорт «Nantes» («Нант»), охраняемые 2 эскадронными миноносцами и самолетом.

Щ-216...

 

Вражеский конвой был обнаружен подводной лодкой «Щ-216», но выйти в атаку ей не удалось из-за усиленного «профилактического» бомбометания вражеских противолодочных кораблей.

6 августа, когда тот же конвой противника возвращался в Босфор, он вновь был обнаружен подводными лодками «М-35» и «Щ-216». Подводная лодка «М-35» из-за невыгодного положения по отношению к конвою в атаку выйти не смогла, но это удалось второй советской лодке.

Карбовский Григорий Евстафьевич (17 ноября 1903 – 10 февраля 1944) С февраля 1941 командир "Щ-216". Погиб вместе со своим кораблем.

 

Подводная лодка «Щ-216» под командованием капитана 3 ранга Г. Е. Карбовcкого, прорвав вражеское охранение, нанесла танкеру «Firuz» тоннажем 7327 брутто-регистровых тонн торпедный удар. В результате полученного повреждения вражеский танкер надолго вышел из строя.

В 14.29 лодка Щ-216 произвела с дистанции 14 каб. из подводного положения 3-торпедный залп (схема). Через 2 минуты услышан глухой взрыв. По зарубежным данным в результате атаки попаданием торпеды в носовую часть поврежден германский танкер "Firuz" (7327 брт), перевозивший груз газойля.

 

Умело действовали комендоры Краснознаменной подводной лодки «Л-4» под командованием капитана 3 ранга Е. П. Полякова.

Поляков Евгений Петрович (13 декабря 1910 -16 февраля 1975)  Командир "Л-4", на которой в звании капитана-лейтенанта встречает начало Великой Отечественной войны.

 

22 и 23 июля они на подходах к Босфору уничтожили метким артиллерийским огнем две вражеские шхуны.

Это были уже не первые в 1943 году успехи экипажа Краснознаменной лодки. 21 мая, еще до перехода к Босфору, подводная лодка «Л-4», осуществлявшая свой 21-й боевой поход, на подходах к Феодосийскому заливу атаковала торпедами переполненную солдатами десантную баржу «MFP-138». От взрывов торпед баржа переломилась пополам и быстро пошла ко дну, увлекая за собой барахтающихся в воде насмерть перепуганных гитлеровцев.

Л-4 у пирса...

А через два дня подводники обнаружили две быстроходные десантные баржи. Командир вышел в торпедную атаку, но баржи неожиданно изменили курс. Отказаться от атаки? Нет, Поляков решил всплыть и атаковать врага артиллерией. Правда, «Л-4» имела всего лишь одно орудие, тогда как на двух вражеских десантных баржах насчитывалось в общей сложности четыре пушки, причем для потопления десантной баржи, имевшей по бортам ряд водонепроницаемых отсеков, требовалось более десяти прямых попаданий. Но командир строил расчет на неожиданное для противника появление лодки, на быстроту действий комендоров и их выучку. Решение командира было очень дерзким и смелым.

«Л-4» быстро всплыла. Застучали по палубе матросские каблуки. Матрос П. А. Трусов, первый наводчик, с четвертого выстрела накрыл цель. Огнем командовал старший лейтенант И. Г. Велиженко. Он стоял наверху рубки, не обращая внимания на огонь противника. На третьей минуте боя подводная лодка прямым попаданием вывела из строя одну из барж. Семь минут длился этот неравный артиллерийский бой, результатом которого было позорное бегство противника.

Артиллерийский расчет одной из подводных лодок (Л-20)...

 

 


 

В августе 1943 года в районе Босфора действовала подводная лодка «Щ-215», командиром которой в конце 1942 года был назначен капитан 3 ранга М. В. Грешилов.

Щ-215...

 

Грешилов Михаил Васильевич. (15 ноября 1912 - 8 марта 2004) В октябре 1942 года становится командиром  Щ-215

 

30 августа подводники обнаружили на подходе к Босфору два эскадренных миноносца противника. Видимо, они шли на встречу с конвоем. Действительно, вскоре из Босфора показался конвой, охраняемый двумя эскадренными миноносцами, катерами-тральщиками и самолетом. Катера интенсивно бомбили фарватер с целью «профилактики».

— Психическая атака, — презрительно сказал кто-то из моряков.

— Пусть бросают, не жалко. Меньше останется, — серьезно  ответил Грешилов.

Щ-215... в боевом походе.

 

Грешилов, как обычно, действозал дерзко и решительно, с осмысленным риском. Смело сблизившись на короткую дистанцию, «на пистолетный выстрел», как говорили в таких случаях подводники-черноморцы, он дал по одному из транспортов конвоя трехторпедный залп. На шедшем в голове конвоя эскадренном миноносце  "Regina Maria" («Р. Мария»)  заметили за кормой следы торпед, заметили их и на транспорте, но дистанция залпа была мала, и отвернуть противник не успел.

Румынский эскадренный миноносец "Regina Maria" и подводная лодка "Delfinul" в порту Констанца...

 

Через несколько секунд раздался огромной силы взрыв — две торпеды разворотили борт транспорта «Tisbe» («Тисбе») тоннажем 1782 брутто-регистровые тонны, и он быстро затонул. Сопровождавшие конвой катера-тральщики сумели подобрать из воды лишь 27 человек.

Эскадренные миноносцы ожесточенно бомбили, бомбы были сброшены и с самолета, но подводная лодка, притаившись на грунте, ввела в заблуждение врага.

Погрузка торпед на Щ-215...

 

После потопления транспорта «Tisbe» гитлеровцы были вынуждены на некоторое время прекратить рейсы между Босфором и западными черноморскими портами. Противник пытался воспрепятствовать действиям наших лодок, скрытно поставив под покровом темноты два минных заграждения на расстоянии 12— 22 миль от выхода из Босфора, на подходах к территориальным водам нейтральной Турции, но сильно просчитался. Эти минные заграждения никакого эффекта не имели.

 


 

Последней подводной лодкой, действовавшей в сентябре 1943 года на подходах к Босфору, была «С-33». Командовал лодкой коммунист капитан 3 ранга Б. А. Алексеев.

С-33...

 

Борис Андреевич Алексеев (16 января 1909 - 25 января 1972) командир подводной лодки  С-33 1-го дивизиона бригады подводных лодок Черноморского флота, капитана 2-го ранга.

 

Для становления многих подводников служба на «С-33» под руководством опытного, внимательного и заботливого командира-воспитателя, каким являлся Алексеев, была отличной школой морской выучки и сыграла значительную роль. А ведь количество обученных людей и их деловые качества — самая лучшая характеристика для офицера.

Помощником командира подводной лодки «С-33» начал Великую Отечественную войну капитан-лейтенант П. Д. Сухомлинов, ставший затем командиром подводной лодки «Щ-205», первой среди подводных лодок Черноморского флота удостоенной звания гвардейской.

Сухомлинов Павел Денисович (28 февраля 1912 – 18 августа 1987) В августе 1941 года назначен командиром ПЛ  Щ-205

 

Помощником командира подводной лодки «С-33» был инженер-капитан 3 ранга И. Л. Зельбст, принявший затем под свое командование подводную лодку «Щ-210» с сентября 1941 года. Погиб вместе с подводной лодкой.

Минер подводной лодки «С-33» старший лейтенант А. Л. Петренко в апреле 1944 года был назначен на должность дивизионного минера.

Ветеранами подводной лодки «С-33» были батальонный комиссар Ф. С. Решетников, совершивший девять боевых походов, которого сменил капитан-лейтенант К. П. Авакумов, назначенный заместителем командира по политчасти в апреле 1943 года. Двенадцать боевых походов совершил на «С-33» штурман старший лейтенант Н. Д. Девятко, одиннадцать — командир электромеханической боевой части инженер-капитан-лейтенант  А. Ф. Зернышко.

Экипаж С-33. Флаг захватили на фашистской барже...

Действия наших подводных лодок у Босфора вынудили противника выделять усиленное охранение для конвоирования своих транспортных судов на дальнем расстоянии, ослабляя в связи с этим состав охранения на других участках коммуникаций, а также израсходовать из своих скудных запасов полторы сотни мин для постановки заграждения на подходах к Босфору, где оно очень скоро потеряло свое значение.

 


 

 

ВОЕННЫЕ БУДНИ

 

14 апреля 1943 года подводная лодка «С-33» под командованием капитана 3 ранга Б. А. Алексеева вышла в свой одиннадцатый боевой поход. В этом походе «С-33» должна была действовать совместно с подводными лодками «Щ-209», «М-35», «М-112» и самолетами 63-й авиационной бригады ВВС Черноморского флота на вероятных путях вражеских конвоев, совершавших рейсы между румынскими портами и Севастополем. Это были первые на Черноморском флоте совместные действия подводных лодок и авиации.

В 1 час 48 минут 20 апреля, когда видимость равнялась 60 кабельтовым, вахтенный офицер подводной лодки «С-33» старший лейтенант А. Л. Петренко обнаружил силуэт какого-то большого судна. Командир пошел на сближение, и вскоре удалось опознать конвой: крупный транспорт шел в сторону Констанцы в охранении эскадренного миноносца «ReginaMaria» («Р. Мария»)(«Пиковый туз») и нескольких катеров. Командир начал маневрировать для выхода в торпедную атаку и, использовав лунное освещение, искусно занял позицию, а когда дистанция уменьшилась до 12  кабельтовых, дал трехторпедный залп. Через одну-две минуты отчетливо послышались взрывы торпед и протяжный гул ломавшегося железа. В атакованный транспорт «Suceava» («Сучава») тоннажем 6876 брутто-регистровых тонн попали две торпеды, на судне произошел взрыв, начался пожар, и в течение пяти минут оно затонуло.

Гибель транспорта «Сучава». художник В.А. Печатин. Открытка.

На эскадренном миноносце заметили подводную лодку, и корабль устремился к ней.

— Срочное погружение!

С грохотом ворвалась в балластные цистерны вода.

Едва «С-33» успела уйти на глубину, как противник начал забрасывать ее глубинными бомбами. Полтора часа продолжалось бомбометание, однако подводной лодке удалось без повреждений оторваться от преследователей.

С рассветом «С-33» вернулась к месту атаки. На поверхности моря были обнаружены плавающие обломки и спасательный круг — все, что осталось от транспорта противника.

С-33 1942г. Поти...

 

Схема арт. атаки ПЛ С-33 12.05.1944 года

 

В сентябре подводная лодка после крейсерства в районе Босфора возвращалась к мысу Тарханкут. В 2 часа 44 минуты 22 сентября наблюдатель старшина 1-й статьи С. М. Перетейко сумел рассмотреть в темноте вражеский конвой в составе транспорта водоизмещением 5 тысяч тонн, шедшего в охранении эскадренного миноносца типа «Regele Ferdinand» («Р. Фердинанд») и двух сторожевых катеров. В течение полутора часов капитан 3 ранга Алексеев настойчиво преследовал противника и наконец в 4 часа 19 минут атаковал тремя торпедами транспорт, который быстро затонул. Корабли охранения длительное время преследовали подводную лодку, сбрасывая глубинные бомбы, но «С-33» и на этот раз оторвалась от противника.

В декабре подводная лодка находилась в четырнадцатом боевом походе. Дважды, 21 и 23 декабря, ее атаковали вражеские суда-ловушки. 21 декабря они преследовали подводную лодку в течение двух с половиной часов, сбросив на нее 111 глубинных бомб, причем часть их разорвалась очень близко.

27 декабря наблюдатель старшина 1-й статьи Н. С. Сиренко, несмотря на густую вечернюю темноту, обнаружил конвой в составе двух транспортов водоизмещением 4 тысячи и 2 тысячи тонн. Через три минуты, сблизившись до 1,5 кабельтова, командир, стреляя в упор, атаковал четырьмя торпедами оба транспорта. Дистанция залпа была настолько мала, что от взрывов торпед в подводной лодке посыпались плафоны нормального освещения, сгорели предохранители преобразователя гирокомпаса, вышло из строя освещение магнитного компаса, отказало электрическое управление вертикальным и кормовыми горизонтальными рулями.

После атаки подводная лодка начала уклоняться от кораблей охранения. Командир пытался произвести срочное погружение, но подводная лодка, дойдя до глубины 5 метров, остановилась и больше не погружалась — от взрывной волны захлопнулись крышки кингстонов носовых цистерн, которые обычно находились в открытом положении. Начал быстро нарастать дифферент на корму, достигший через несколько секунд 25°, а глубина погружения по-прежнему оставалась 5 метров. Нос и рубка подводной лодки торчали над водой. Только через минуту командиру удалось загнать подводную лодку на глубину. При этом особенно отличились трюмные старшина 1-й статьи В. П. Барышников, исполнявший обязанности старшины группы, и старший матрос А. В. Шалаев, исполнявший обязанности командира отделения. Боцман главный старшина Л. А. Черников и командир отделения рулевых старшина 1-й статьи Сиренко быстро сумели перевести рули на ручное управление. «С-33» оторвалась от врага.

С-33  в море...

 


 

ГОТОВНОСТЬ К ПОДВИГУ

 

 

Замечательных успехов в 1943 году добился экипаж подводной лодки «Д-4», которой командовал капитан-лейтенант И. Я. Трофимов.

Д-4 ("Революционер")...

 

Трофимов Иван Яковлевич (21 января 1912 – начало декабря 1943) Командир «Д-5» (май 1942 – апрель 1943), «Д-4» (с мая 1943). Погиб в море вместе со своим кораблем.

 

Подводная лодка «Д-4» была ветераном Черноморского флота, таким же, как «Д-2» на Балтике и «Д-3» на Севере. С 27 мая по 8 июня «Д-4» действовала в Каркинитском заливе. Командуя в 1942 году однотипной подводной лодкой «Д-5» («Спартаковец»), капитан-лейтенант И.Я.Трофимов в декабре уничтожил небольшой транспорт противника.

1 июня в 14 милях к юго-западу от Евпатории подводная лодка «Д-4» обнаружила танкер, шедший в охранении эскадренных миноносцев «Marasti» («Мэрешти») и «Marasesti» («Мэрешешти») и двух катеров-тральщиков, направлявшихся в Констанцу.

Румынский эскадренный миноносец «Marasesti»

 

Началась торпедная атака — высшее испытание мужества, стойкости и боевого мастерства. Лодка выходила в одну из вершин мысленно воображаемого командиром торпедного треугольника. Сейчас малейшая ошибка, даже, казалось бы, незначительный просчет могли свести на нет усилия всего экипажа. Сблизившись с конвоем, капитан-лейтенант Трофимоз дал четырехторледный залп. Через минуту подводники отчетливо услышали два взрыва.

Подводная лодка стреляла торпедами с неконтактным взрывателем. Две из них взорвались в 40—60 метрах от борта танкера. После выпуска четырех торпед лодку не удалось удержать на перископной глубине, и ее рубка показалась над поверхностью моря. «Marasti» был в этот момент так близко от лодки, что с него открыли огонь не только из орудий и пулеметов, но и из пистолетов. На «Д-4» оказался в двух местах простреленным зенитный перископ.

С эскадренного миноносца на близком расстоянии были сброшены глубинные бомбы. Лодка пошла на погружение и легла на грунт на глубине 84 метров. На поверхности воды над местом погружения лодки показались большие масляные пятна.

Танкер, подбитый торпедами с подводной лодки «Д-4», был брошен кораблями охранения и в конце концов затонул. Для обозначения места потопления танкера противник поставил веху, которая 5 июня была обнаружена подводной лодкой «Д-4», сумевшей уйти от врага, несмотря на повреждение топливных цистерн.

10 августа в 20 милях южнее Тарханкута подводная лодка «Д-4» повредила торпедой вражеский транспорт «Boy Feddersen» («Бой Федерзен») тоннажем 6689 брутто-регистровых тонн, охранявшийся двумя эскадренными миноносцами, противолодочным кораблем и шестью катерами-тральщиками. Транспорт был вскоре добит нашими самолетами-бомбардировщиками и затонул в 12 милях юго-западнее Евпаторийского маяка.

Схема боевых действий ПЛ Д-4 в 1943 году...

 

Через десять дней северо-западнее Евпаторийского мыса капитан-лейтенант Трофимов вышел в атаку еще по одному вражескому конвою. Транспорт «Varna» («Варна») тоннажем 2141 брутто-регистровая тонна шел в охранении минного заградителя «Amiral Murgescu» («Муржеску»), эскадренного миноносца «Marasti» R-бота и гидросамолета.

Румынский минный заградитель «Amiral Murgescu»

 

Около 9 часов в кормовой части транспорта произошел сильный взрыв, и темно-красное пламя охватило всю корму судна. Ни с транспорта, ни с кораблей охранения, ни с самолета не видели следа торпеды, и враги не подозревали о присутствии подводной лодки. Команда транспорта даже посчитала, что взрыв произошел внутри судна. Подняв из воды часть команды затонувшего транспорта, эсминец «Marasti» полным ходом направился в Севастополь. Подводная лодка «Д-4», не замеченная противником, благополучно ушла из района атаки.

Болгарский транспорт «Варна», потопленный Д-4 20 августа 1943 года. На заднем плане транспорт «Бой Федерсен».

 

17 ноября капитан-лейтенант Трофимов донес по радио о потоплении торпедой северо-западнее Евпаторийского мыса еще одного транспорта противника. Правильность этого донесения подтвердила наша воздушная разведка*. (*На карте, полученной от бывших противников после окончания войны, в районе атаки подводной лодки «Д-4» показано неназванное затонувшее судно.)

23 ноября «Д-4» к юго-западу от Евпатории потопила транспорт «Санта Фе» тоннажем 4500 брутто-регистровых тонн. Из этого боевого похода «Д-4», добившаяся в 1943 году блестящих успехов, не вернулась. 4 декабря после неудачной торпедной атаки десантной баржи «MFP-566» «Д-4» была атакована вражескими охотниками за подводными лодками «UG-44» и «UG-102».

Немецкий "охотник" забрасывает глубинными бомбами подводную лодку...

 

Подводники пытались оторваться от врага, но гидроакустики противника уже «вцепились» в лодку, и фашистские корабли продолжали идти по пятам, сбрасывая глубинные бомбы.

На поверхности появились воздушные пузыри и масляные пятна. Подводники, причинившие противнику своими боевыми действиями огромный ущерб, погибли геройской смертью.

Д-4...

 

Но подводная лодка «Д-4» и после гибели отомстила за себя врагу. Немецкий охотник «UG-102» — тот самый, что участвовал в атаке «Д-4», — принял затонувший на глубине 40 метров транспорт «Santa Fe» («Санта Фе»), потопленный этой лодкой, за притаившуюся на грунте советскую подводную лодку. Предвкушая новую победу, гитлеровцы обрушили на мнимую подводную лодку глубинные бомбы, в результате чего на затонувшем транспорте сдетонировали боеприпасы, и... «UG-102» взлетел на воздух.

 


 

 

ДВАЖДЫ ПОТОПЛЕННЫЕ

 

22 июня 1943 года, во вторую годовщину со дня начала Великой Отечественной войны, вышла в район Тарханкутского маяка подводная лодка «Щ-201» под командованием капитан-лейтенанта П. И. Парамошкина.

Щ-201...

 

Парамошкин Павел Иванович (29 июня 1914 – 11 января 1988) С декабря 1942 года командир ПЛ «Щ-201», капитан-лейтенант.

 

В первый поход вместе с молодым командиром вышел командир дивизиона капитан 2 ранга Р. Р. Гуз.

Роман Романович Гуз - командир 6-го дивизиона подводных лодок.

 

Перед подводниками была поставлена нелегкая для их специфичной службы задача — взять «языка». 30 июня в 30—35 кабельтовых от маяка Тарханкут в 12 часов, то есть среди дня, на виду у крупнокалиберной артиллерийской батареи противника «Щ-201» всплыла в позиционное положение и уничтожила мотошхуну противника. Со шхуны были сняты шесть украинских националистов, служивших гитлеровцам, и один немец — служащий морской полиции. Пленные дали ценные сведения, позволившие уточнить оперативную обстановку.

На рассвете 7 июля после атаки конвоя в составе 3 транспортов, эскадренных миноносцев «Marasti» и «Marasesti» канонерских лодок «Стихи» и «Gikulesku» («Гикулеску») и одного R-бота подводная лодка подверглась преследованию. В течение часа в непосредственной близости от подводной лодки разорвалась 31 глубинная бомба крупного калибра, причинив «щуке» серьезные повреждения.

Взрывами глубинных бомб подводную лодку выбросило на поверхность. На вражеских кораблях увидели показавшуюся из воды накренившуюся на левый борт рубку, затем лодка быстро погрузилась кормой в воду. На лодке вышел из строя гребной электродвигатель, возник пожар в центральном посту, потекли магистрали осушения торпедных аппаратов.

После сбрасывания вражескими кораблями второй серии глубинных бомб лопнули цистерны, в которых находился соляр. Топливо стало подниматься на поверхность, демаскируя подводную лодку. На поверхно сти появилось черное пятно, на месте которого фашисты сбросили третью серию глубинных бомб. «Подводная лодка потоплена», — такой преждевременный вывод сделал командир вражеского конвоя.

Швартуется Щ-201...

 

Мужественно и стойко боролся личный состав подводной лодки «Щ-201» за живучесть своего корабля. На глубине, превышающей предельную, подводникам приходилось ликвидировать последствия бомбардировки, ощупью находя поврежденные места. Образцы героического, самоотверженного труда показали командир электромеханической боевой части коммунист инженер-капитан-лейтенант А. С. Каширин, штурман парторг подводной лодки старший лейтенант Л. А. Иванащенко, коммунист главный старшина П. Е. Блохин, коммунист старшина 1-й статьи А. С. Гурбанов, моторист комсомолец старший матрос К. Н. Барамохин.

Транспорт противника, поврежденный выпущенной со «Щ-201» торпедой, отстал от конвоя и трижды был обнаружен нашей воздушной разведкой. Утром 7 июля пять самолетов ДБ-3 добили этот транспорт бомбами севернее входа в Севастополь.

Пришвартованы бортами...

 

19 октября «Щ-201» атаковала вражеский транспорт водоизмещением 4 тысячи тонн. Выходя 5 декабря в новую атаку по быстроходной десантной барже, подводная лодка была обнаружена самолетом и подверглась бомбометанию с вражеских катеров. В течение часа сбрасывал противник на подводную лодку глубинные бомбы. Малая глубина не давала подводной лодке возможности уклоняться ходом. В результате бомбометания у подводной лодки разорвало цистерну № 4 правого борта, где находился соляр, нарушилась герметичность переборок и прочного корпуса, вышли из строя телеграф, аксиометр рулей, глубиномер, шумопеленгаторная установка.

Командир Щ-201 П.И. Парамошкин у перископа.

 

На поверхности образовалось большое соляровое пятно. Видимо, и на этот раз оно убедило противника в том, что подводная лодка потоплена. Над местом, где лежала подводная лодка, фашисты поставили вешку; якорь ее даже задел за корпус подводной лодки. Убедившись в том, что катера ушли, израненная «Щ-201» подвсплыла с грунта и ушла в западную часть района, где, пользуясь ночным временем, моряки исправили повреждения. В ледяной воде, рискуя быть смытыми за борт, мотористы кандидат в члены партии старшина 2-й статьи Н. Г. Заритовский, старшие матросы Н. Д. Бридня и К. Н. Барамохин устранили повреждения глушителя. Старшина торпедистов главный старшина А. А. Постников устранил заедания волнорезов, обеопечив возможность производства торпедного залпа.

11 декабря «Щ-201» встретилась с судном-ловушкой. Фашисты навели на подводную лодку самолет, который сбросил 64 глубинные бомбы, не причинившие,  однако,  существенных  повреждений.

Возвращаясь в родную базу, дважды «потопленная» противником подводная лодка известила о своей победе артиллерийским выстрелом. Здесь же, на пирсе, командир дивизиона вручил капитан-лейтенанту Парамошкину орден Красного Знамен.

Экипаж подводной лодки «Щ-201» во главе со своим командиром П.И. Парамошкиным

 

.


 

РАСПЛАТА

 

 

Совершив в 1943 году 139 боевых походов для действия на вражеских коммуникациях, подводные лодки Черноморского флота потопили торпедным и артиллерийским оружием 28 транспортных судов противника общим тоннажем 69 856 брутто-регистровых тонн, 16 быстроходных десантных барж, также главным образом использовавшихся для перевозки воинских грузов, и буксир. Потопление 15 транспортных судов общим тоннажем 38 556 брутто-регистровых тонн и 12 быстроходных десантных барж подтверждено двусторонними данными. Кроме того, подводные лодки причинили повреждения четырем транспортным судам противника, общий тоннаж которых составил 15 127 брутто-регистровых тонн, и одной быстроходной десантной барже. На минах, поставленных подводной лодкой «Л-4», подорвалась и затонула самоходная баржа и получил повреждение лихтер.

В 1943 году подводными лодками было потоплено около 40 процентов от общего количества транспортного тоннажа, потерянного противником в этом году на Черноморском театре. Действия подводных лодок затрудняли противнику проведение маневра силами через море и снабжение приморских группировок, подрывали его экономическую мощь, повышали напряжение сил вражеского флота.

9 октября 1943 года советские войска полностью очистили от гитлеровцев Таманский полуостров, успешно завершив битву за Кавказ. Были созданы благоприятные условия для проведения операций по освобождению Крыма.

Войска Южного фронта, прорвав оборону противника севернее и южнее Мелитополя, развивали наступление в западном направлении. 8 ноября 1943 года наши войска вышли к Перекопу. Крым оказался отрезанным с суши. Снабжение вражеской группировки, изолированной в Крыму, могло теперь осуществляться только морем или по воздуху.

С этого момента морские сообщения между Крымом и западными портами Черного моря приобрели для противника решающее значение. Стремясь увеличить число эскортных кораблей, гитлеровцы доставили на Черное море из Германии и Италии по суше и по Дунаю несколько торпедных катеров, провели через Дарданеллы и Босфор из Италии и Греции десятки тральщиков, самоходных десантных барж и вспомогательных судов. В Николаеве, Одессе и Констанце с лихорадочной поспешностью строились малые корабли охранения .

С выходом наших войск к Перекопу Черноморский флот усилил блокадные действия против западного побережья Крыма. В начале января 1944 года в район Евпатории вышла из Поти подводная лодка «Л-23» под командованием капитана 3 ранга И. Ф. Фартушного.

Л-23...

 

Фартушный Илларион Фёдорович (3 ноября 1909 – середина января 1944) С мая 1942 года командир «Л-23». Погиб вместе со своим кораблем.

 

На борту лодки находился командир бригады капитан 1 ранга А. В. Крестовский.

Н.П. Белоруков и командир бригады капитан 1-го ранга Андрей Васильевич Крестовский после возвращения подводной лодки. Декабрь 1943 г.

 

В этом районе к западу от Тарханкута систематически обнаруживались вражеские суда-ловушки. 17 января в 16 милях северо-западнее Тарханкута «Л-23» неосторожно атаковала судно-ловушку «UG-106». Лодка подверглась настойчивому преследованию вражеского судна, на вооружении которого находился гидро-акустический прибор, и была атакована глубинными бомбами. На поверхности моря появилось масляное пятно. «Л-23» в базу не вернулась.

Погрузка торпед на Л-23... 

 

Суда-ловушки...

Судно-ловушка «Prince Charles»

 

Этот тип кораблей был создан англичанами, вероятнее все­го, от отчаяния. Ведь с начала войны практически никаких способов борьбы с подводными лодками не было. Экипаж судна-ловушки добровольно подставлял себя под вражес­кие торпеды и снаряды. Не просто рисковал, как коман­да военного корабля, а совершенно ­сознательно превращался в живую приманку. Опасность подобной работы нельзя недооценивать, ведь подводная лодка могла уничтожить судно-ловушку торпедами, не поднимаясь на поверхность. Ставка делалась на стремле­ние немецких капитанов экономить драгоценные тор­педы. Уничтожать мелкие военные корабли они предпочитали артиллерией, приберегая торпеды для бо­лее ценной мишени.

Так был определен силуэт судна-ловушки. Это было небольшое военное судно, переоборудованное из парохода или траулера и укомп­лектованное моряками Королевского британского флота. Корабль был во­оружен несколькими хорошо защищенными орудиями. Суда-ловушки действовали следующим образом. Когда субмарина поднималась на поверхность ря­дом с таким кораблем, на его борту начиналась паника, которую изображала специальная «паническая партия». Люди метались по палубе и кричали. На воду спускались шлюпки, которые сразу переворачивались. А в это время артилле­ристы, укрытые за фальшбортами, точно наводили орудия и ждали приказа капитана. Как только командир субмарины забывал об осторожности, на мачте судна-ловуш­ки взвивался военный флаг и орудия выпускали первые снаряды. Начиналась смертельная битва, где ставкой была скорость. Если лодка не бу­дет уничтожена с первым залпом, она успеет погру­зиться под воду, и тогда судно-ловушка станет мишенью для торпед. Естественно, для повышения живучести трюмы таких судов были заполнены пустыми бочками или бревнами, но все равно участи разоблаченной «приманки» позавидовать было нельзя.

Рассказ о судах-ловушках будет считаться неполным, если не упомянуть о знаменитом пароходе «HMS Baralong». Это судно известно не только тем, что уничтожило субмарины U-27 и U-41, но и тем, что с ним был связан довольно гром­кий скандал.

Пароход «HMS Baralong»



12 августа пароход «HMS Baralong» патрулировал территорию примерно в 100 милях к югу от Куинстауна. Он был замаскирован под американ­ское пассажирское судно, на мачте которого красовался американ­ский флаг. В 15:00 с парохода заметили странно ма­неврирующее судно. Это было торговое судно «Nicosian», везущее рогатый скот для британской армии. Вскоре от него было получе­но радио, что его преследует подводная лодка, а позже - что судно захвачено немцами. Пароход «HMS Baralong» направился на выручку. К тому времени беззащитная команда «Nicosian» находи­лась в шлюпках, а лодка U-27 расстреливала транспорт.

Заметив подмогу, субмарина устремилась навстречу пароходу «HMS Baralong», на борту которого команда поспешно меняла флаг и готовилась к атаке. Немного приблизившись, англичане открыли огонь. Так как дистанция не пре­вышала 600 метров, лодка сразу получила множество по­паданий и быстро затонула. Вместе с субмариной погиб ее командир, один из лучших германских подводников капитан-лейтенант Вегенер.

Когда экипаж судна вернулся в США, история массово обсуждалась, и правительство Германии утверждало, что экипаж судна «HMS Baralong» совершил злодеяние. Спор продолжался еще некоторое время и стал известен как Баралонгский инцидент.
 


 

Бригада подводных лодок понесла очень большую утрату. Командира бригады подводных лодок капитана 1 ранга Крестовского хорошо знали и уважали на Черноморском флоте. Подводники видели в нем опытного и умелого наставника, учившего подчиненных действовать в бою горячо, но со строгим математическим расчетом. Крестовский требовал не бояться противника, постоянно предупреждал против переоценки его возможностей, был сторонником нанесения по врагу решительного торпедного удара с короткой дистанции. Личная храбрость комбрига казалась удивительной, его пожелания выполнялись подводниками как приказ.

Бригада потеряла и одного из бесстрашных командиров-подводников — коммуниста капитана 3 ранга Фартушного. Отличный воспитатель и командир, он умело передавал свои знания подчиненным, помогая им в учебе и службе и прививая любовь к мужественной и героической профессии подводника.

Бригада лишилась опытного, закаленного в боях экипажа «Л-23», семь раз бесстрашно прорывавшегося в осажденный Севастополь, неоднократно смотревшего смерти в глаза.

Швартовка Л-23 после очередного похода...

 

Бригаду подводных лодок, которая после гибели «Л-23» насчитывала 28 лодок (из них на коммуникациях противника могли действовать лишь 15), вновь принял под  свое командование контр-адмирал Болтунов.

Болтунов Павел Иванович (23 января 1907 – 13 января 1956)

 

Интенсивность перевозок противника все более и более возрастал?.. Только с 10 по 20 марта по трассе Одесса — Ак-Мечеть — Севастополь прошло около 16  конвоев, каждый в составе 2—3 транспортов, 10—17  быстроходных десантных барж, нескольких шхун и большого  числа кораблей охранения. В отдельные дни из Одессы в Севастополь отправлялось до 30 транспортов с войсками и техникой. Если на коммуникациях между Севастополем и румынскими портами в январе — феврале 1944 года проходило в среднем до 20—25  конвоев в месяц, то  в марте число конвоев, прошедших  в  обоих направлениях,  достигло 44 .

10 апреля 1944 года советские войска освободили Одессу. В ходе Одесской наступательной операции подводные лодки Черноморского флота продолжали действовать на морских сообщениях противника, препятствуя перевозкам между Одессой и Крымом, а также между Одессой и румынскими портами.

 

9 февраля подводная лодка «Щ-216» под командованием капитана 3 ранга Г. Е. Карбовского потопила торпедами транспорт  «Peter»  («Петер») тоннажем 4000 брутто-регистровых тонн.

 

Щ-216...

 

Карбовский Григорий Евстафьевич (17 ноября 1903 – 10 февраля 1944) С февраля 1941 командир "Щ-216". Погиб вместе со своим кораблем.

 

Торпедная атака подводной лодкой  Щ-216 судов "Firuz" и "Regele Ferdinand"...

 

8 апреля 1944 года прорывом укреплений противника в районе Перекопа началась Крымская операция. Неотступно преследуя врага, советские войска уже 15 апреля подошли к Севастополю с севера. 16 апреля, освободив Балаклаву, советские войска вышли и на восточные подступы к Севастополю.

Немецко-фашистское командование могло эвакуировать свои войска из Крыма только морским путем или по воздуху. Поэтому резко возросло движение транспортных судов противника между Севастополем и Констанцей. Если в марте по этой коммуникации прошло 44 конвоя, то в апреле их количество увеличилось до 141, а за двенадцать дней мая прошло 110 конвоев .

Задачу нарушения морских сообщений противника Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой от 11 апреля 1944 года возложила на Черноморский флот.

Основной ударной силой для действий на морских сообщениях окруженной крымской группировки немецко-фашистских войск являлись подводные лодки, авиация и торпедные катера. На ближних подступах к Крыму действовали торпедные катера, наносившие удары по выходившим из Севастополя конвоям, а на дальних подступах — подводные лодки. Авиация флота активизировалась в районе от Крыма до западного побережья Черного моря.

Действуя на вражеских коммуникациях, подводные лодки осуществляли оперативное взаимодействие как между собой, так и с другими родами сил флота. Нередко поиск конвоев противника производился по данным воздушной разведки или соседних подводных лодок. После атаки конвоя подводные лодки, как правило, сообщали по радио данные о нем авиации и торпедным катерам.

Гитлеровцы, создавая сильную противолодочную оборону своих конвоев, пытались понизить эффективность действий наших лодок. Девятнадцать походов совершили с 11 апреля по 15 мая 1944 года подводные лодки для действий на вражеских коммуникациях в период Крымской операции, 1562 глубинные бомбы были сброшены на них противником. Однако за время всей операции была потеряна только одна подводная лодка:—«Л-6» (командир капитан 3 ранга Б. В. Гремяко).

 

Л-6 у борта  ПБПЛ "Волга" в Поти.

 

Гремяко Борис Васильевич (31 марта 1913 – апрель 1944) с апреля 1943 года – командир Л-6. Погиб вместе со своим кораблем.

 


 

23 апреля гвардейская подводная лодка «М-35» под командованием капитан-лейтенанта В. М. Прокофьева потопила торпедами вражеский танкер «Ossag» («Оссаг») тоннажем 2790 брутто-регистровых тонн.

М-35...

 

Прокофьев Владимир Матвеевич(12 июля 1912 – 17 июля 1986)  Командир М-35 (ноябрь 1942 – ноябрь 1945)

 

Были лунные ночи, и самолеты противника производили круглосуточно поиск наших подводных лодок. Около полуночи 7 мая, когда «М-35» в позиционном положении производила зарядку аккумуляторной батареи, сигнальщики обнаружили вражеский самолет типа «Арадо».

Разведывательный самолет "Arado240"

 

Едва командир успел произвести срочное погружение, как самолет оказался уже над лодкой и сбросил две фугасные бомбы. Они взорвались на близком расстоянии. Взрывами был подорван входной люк шестого отсека, и через него в лодку начала проникать вода. Лопнул бак одного элемента носовой группы аккумуляторной батареи, было разбито несколько электрических лампочек и плафонов. Но личный состав сумел устранить большинство повреждений, и лодка продолжала действовать на вражеских коммуникациях.

М-35 Артиллерийский рассчет...

 

10  мая на подводной лодке была получена необычная радиограмма: «Севастополь взят. Отсалютуйте городу-герою торпедами».

Ликованию подводников не было конца. Торпеды с надписями «За Родину!», «За Севастополь!» давно уже ждали момента для такого боевого салюта.

11  мая метким ударом гвардейцы отправили на дно десантную   баржу  вместе   с  гитлеровцами,   пытавшимися бежать из Крыма. Капитан-лейтенант Прокофьев донес командованию:   «Отсалютовал городу-герою Севастополю, утопив быстроходную  десантную баржу противника».

М-35... "Очередная" победа...

 


 

Краснознаменная подводная лодка «Л-4» («Гарибальдиец») под командованием капитана 3 ранга Е. П. Полякова 11 мая повредила танкер «Фридерикс» (бывший французский «Фируц»)тоннажем 7327 брутто-регистровых тонн. Торпеда попала в район машинного отделения. Этому танкеру уже вторично досталось от советских подводных лодок. 6 августа 1943 года он был поврежден подводной лодкой «Щ-216», но после ремонта вновь вступил в строй. На этот раз повреждения оказались более серьезными. Танкер был на буксире доведен до румынских берегов, но затем затоплен в Констанце своим экипажем.

 

Смелым, лихим подводником зарекомендовал себя командир подводной лодки «А-5» (бывшая «Металлист», «АГ-21»)  капитан-лейтенант В. И. Матвеев.

А-5... (бывшая «Металлист», «АГ-21»)

 

Матвеев Василий Иванович.(22 января 1912 – 21 февраля 1997) Командир ПЛ «А-5» (декабрь 1942 – июнь 1944)

 

14 апреля лодка вышла в атаку по быстроходной десантной барже противника. После этого «А-5» подверглась непрерывному семичасовому преследованию вражеских катеров и авиации, на нее было сброшено более 70 глубинных бомб. Однако лодка получила незначительные повреждения и продолжала действовать на коммуникациях врага. 11 мая лодкой была потоплена еще одна быстроходная десантная баржа с вражескими солдатами.

Замечательного успеха добился экипаж подводной лодки «А-5» в завершающие дни Крымской операции, когда остатки разгромленных  и  деморализованных немецко-фашистских войск пытались спастись бегством с мыса Херсонес. 12 мая, выйдя в атаку по одному из последних вражеских конвоев, капитан-лейтенант Матвеев потопил торпедами транспорт «Дуроcтор» тоннажем 1309 брутто-регистровых тонн и шхуну «Сейферд».

— За Родину! За русских моряков! — такими словами сопровождали подводники выпущенные по врагу торпеды.

За успешные боевые действия подводная лодка «А-5» была награждена орденом Красного Знамени.

 

Орден Боевого Красного Знамени.

 

Краснознамённый Военно-морской флаг. 23 ноября 1926 года, постановлением Президиума ЦИК СССР, вместе с Почётным Революционным Красным Знаменем, был учреждён Почётный Революционный Военно-морской флаг

 


 

9 мая 1944 года вышла после ремонта в свой пятнадцатый боезой поход подводная лодка «С-33» под командованием капитана 3 ранга В. А. Алексеева.

С-33...

 

Алексеев Борис Андреевич (16 января 1909 - 25 января 1972) В феврале 1940 года назначен командиром на ПЛ С-33.

 

В 7 часов 27 минут 12 мая, когда лодка шла в крейсерском положении на перехват конвоя, о котором ей было сообщено по радио, наблюдатель старшина 1-й статьи С. М. Перетейко заметил на горизонте силуэт корабля. Подводная лодка ушла под воду и начала маневрирование для торпедной атаки. Через некоторое время командир подвсплыл под перископ и опознал быстроходную десантную баржу, стоявшую без хода. Командир, отказавшись от торпедной атаки, решил расстрелять баржу артиллерией.

С-33 в море...

 

Подводная лодка всплыла в позиционное положение, и по десантной барже с дистанции в 16—18 кабельтовых был открыт огонь из 45-миллиметрового орудия, которым командовал коммунист Перетейко. Волна затрудняла наводку. Комендоры выпустили девять снарядов, два из них попали в носовую часть баржи, но она на огонь не ответила. Тогда командир решил подойти поближе. С дистанции 5—6 кабельтовых подводная лодка вновь открыла огонь, выпустив еще пять снарядов.

Неожиданно на высоте 50 метров всего в 20 кабельтовых появился вражеский самолет-торпедоносец. Палуба подводной лодки мгновенно опустела. «С-33» быстро ушла под воду. Вслед ей раздались четыре взрыва сброшенных самолетом бомб. А когда через несколько минут командир подвсплыл под перископ, самолета уже не было видно.

Командир развернул перископ вокруг оси — таинственная баржа  с фашистским флагом на корме по прежнему лениво покачивалась на волнах. На ее палубе не было заметно никакого движения.

—  Вот так  курятина! — с удивлением  произнес свою любимую поговорку командир. — Да это что-то вроде  фашистского варианта «Летучего  голландца»!

И решительно добавил:

—  Всплывать!

Лодка всплыла в позиционное положение. Мерно зарокотали могучие дизеля.

— Артиллерийская тревога!

Быстро поднявшись по трапу, командир сильным толчком открыл тяжелую крышку рубочного люка. В следующий миг, легко подтянувшись на руках, Алексеев выскочил на мостик. За командиром последовали комендоры.

Наверх были вызваны старшие матросы И. В. Чип, А. В. Шалаев и матрос Н. А. Чернавин, вооруженные автоматами.

—  Снять с баржи кормовой флаг, — приказал им командир.

«С-33» подошла вплотную к корме вражеского корабля. Быстрым и ловким движением старший матрос Чип перескочил на десантную баржу, одним взмахом ножа срезал фашистский флаг, прихватил лежавший поблизости немецкий автомат и спрыгнул на узкую палубу подводной лодки. На барже Чип успел заметить немало оружия, обмундирования, ящиков с боеприпасами. На палубе лежали убитые и раненые гитлеровцы. Очевидно, здесь совсем недавно поработала советская авиация, и оставшиеся в живых фашисты все еще трусливо отсиживались внутри баржи.

Подводная лодка, открыв огонь из 100-миллиметрового орудия, выпустила в упор по барже четырнадцать снарядов. Подводники наблюдали, как медленно, словно нехотя, вражеская десантная баржа исчезла в пучине Черного моря.

Экипаж С-33. Флаг захватили на фашистской барже, а потопление баржи теперь - не признают...

 

22 июля 1944 года подводная лодка «С-33» приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота была удостоена звания гвардейской. Старший артиллерист старший матрос Иван Владимирович Чип был награжден орденом Красного Знамени.

 


 

После докования и ремонта 19 апреля 1944 года вышла в море для действий на коммуникациях противника между Крымом и западным берегом Черного моря подводная лодка «Щ-201» под командованием коммуниста капитан-лейтенанта П. И. Парамошкина.

 

Щ-201 пришвартована бортами...

 

Экипаж Щ-201 со своим командиром Парамошкиным Павлом Ивановичем (29 июня 1914 – 11 января 1988)

 

Поход подводной лодки начался с тревожного события. В первые же дни пребывания в море произошло повреждение-зенитного перископа. Лишиться зенитного перископа, когда враг усиленно использовал авиацию для поиска и преследования лодок, значило снизить возможности достижения боевого успеха.

Некоторые моряки говорили, что такое повреждение может исправить только завод. Действительно, был случай, когда одна из лодок точно из-за такой же аварии была вынуждена вернуться в базу. Но командир лодки верил в мастерство своих людей, и он не ошибся.

К командиру подошел коммунист главный старшина А. С. Гурбанов.

— Товарищ командир! Я все обдумал. Исправить перископ можно. Разрешите приступить к работе. — И тут же Гурбанов изложил свой план.

Двое суток, днем и ночью, работал Гурбанов. Пример коммуниста воодушевил всех матросов и старшин. Ему пришли на помощь старшина группы мотористов коммунисты старшина 2-й статьи М. К. Бибко, старшина группы трюмных старшина 2-й статьи В. А. Григорьев, командир отделения трюмных комсомолец старшина 2-й статьи Г. С. Тищенко. Четко и безукоризненно выполняя свои служебные обязанности, они затем, отказываясь от отдыха и сна, ремонтировали перископ. Все были охвачены одной мыслью, одним желанием — только бы остаться в море, не возвращаться в базу.

После двух суток напряженного труда перископ был введен в строй, и вахтенные офицеры шутили, что он стал работать даже лучше прежнего. Для командира лодки этот факт самоотверженной работы, боевая товарищеская спайка экипажа не явились неожиданностью: он пожинал плоды своей кропотливой работы по воспитанию личного состава. Люди трудились так потому, что командир прививал им решительность и настойчивость в достижении цели, учил отдавать все свои силы и знания, чтобы найти врага и добиться победы .

Щ-201 швартуется в порту...

 

24 апреля в течение всей ночи подводную лодку упорно преследовали вражеские сторожевые катера. 6 мая юго-западнее Тарханкута лодка атаковала торпедами танкер противника водоизмещением до 6000 тонн, 11 мая — быстроходную десантную баржу. В 7 часов 31 минуту 12 мая был обнаружен вражеский катер, а десять минут спустя — гидросамолет.

— Боевая тревога! — объявил вахтенный офицер старший лейтенант В. А. Костромов.

Видимо, это было дальнее охранение конвоя. «Щука» нырнула на глубину. Командир начал сближаться с конвоем, ориентируясь по акустическим пеленгам. Акустик старший матрос А. С. Симонов точно вывел подводную лодку к вражескому конвою.

Подняв перископ, командир обнаружил крупный транспорт, буксируемый ошвартованным к его борту тральщиком. Их охраняли тральщик, 2 сторожевых катера и самолет.

Через две минуты подводная лодка вздрогнула— командир произвел залп из кормовых аппаратов торпедами, снаряженными неконтактными взрывателями. А вслед за тем «щука» вновь вздрогнула от двух мощных взрывов. Оба вражеских корабля — транспорт «Гейзерикс» тоннажем 3500 брутто-регистровых тонн и буксирующий его тральщик — скрылись  под водой.

Это было настолько неожиданно для противника, что в первые минуты после атаки лодку даже не преследовали. Но через пять — шесть минут началось. В море полетели глубинные бомбы. Они рвались то поодиночке, то сериями, дробным стуком осколков хлестали по корпусу, не оставляя, казалось, ни малейшего просвета, сквозь который можно было бы вырваться из-под удара. В течение десяти часов над подводной лодкой и вблизи нее были слышны шумы катеров.

В 19 часов 15 минут, сумев все же всплыть под перископ, командир обнаружил в районе атаки до 12 малых кораблей, баркасов, мотоботов, катеров, тральщик и десантную баржу. Они продолжали вылавливать из воды намокших гитлеровцев. Затем, выстроившись к кильватерную колонну, вражеские корабли взяли курс к румынским берегам.

В аппаратах подводной лодки оставалось всего две торпеды. Парамошкин повел лодку в новую атаку по остаткам вражеского конвоя. В 21 час «Щ-201» нанесла торпедами повреждение быстроходной десантной барже «МРР-568».

Щ-201, Щ-209 и Щ-202, День ВМФ, Батуми, 27 июля 1943г.

Утром 17 мая «Щ-201» пушечным салютом возвестила о победоносном возвращении из боевого похода. Все корабли эскадры большим сбором встретили героическую подводную лодку, вернувшуюся с блестящей победой. За этот поход командир подводной лодки капитан-лейтенант Парамошкин был награжден орденом Ушакова II степени. В ноябре 1944 года подводная лодка «Щ-201» была награждена орденом Красного Знамени.

Славную победу одержали подводники-черноморцы в боях за освобождение Крыма. Суровой и беспощадной была их расплата с немецко-фашистскими захватчиками за разорение древней Тавриды, за разрушение столицы черноморских моряков — Севастополя. Гитлеровцев, пытавшихся спастись из Крыма бегством, настигали меткие торпеды и артиллерийские снаряды наших подводных лодок. Тысячи вражеских солдат и офицеров нашли свой бесславный конец в водах Черного моря, десятки и сотни орудий, танков, минометов и другого вооружения были отправлены на дно. Только с 3 по 13 мая при эвакуации морем из Крыма противник потерял 37 тысяч немецких и около 5 тысяч румынских солдат и офицеров. Сами немецко-фашистские захватчики называли путь своего бегства из Крыма «дорогой смерти». Торпедными залпами по вражеским кораблям подводники салютовали войскам Советской Армии, освободившим Севастополь.

Районы боевых действий подводных лодок в операции по освобождению Крыма в 1944 г.

 

9 мая 1944 года советские войска полностью очистили Севастополь от противника. К 12 мая остатки немецко-фашистских войск, бежавшие на мыс Херсонес, были уничтожены.

Освобождение Крыма и Севастополя создало выгодные условия для развертывания последующих наступательных действий на Черноморском театре. Для подводных лодок представилась реальная возможность полностью парализовать морские перевозки между портами противника на западном побережье Черного моря.

 


 

ПОСЛЕДНИЕ ЗАЛПЫ

 

 

В 1944 году подводные силы Черноморского флота пополнились подводными лодками, прибывшими с Северного, Тихоокеанского флотов и других театров. В июне бригада подводных лодок была переформирована в две бригады и отдельный учебный дивизион. Командиром 1-й бригады был назначен капитан 1 ранга С. Е. Чурсин, начальником штаба — капитан 2  ранга Н. Д. Новиков, командиром 2-й бригады — контр-адмирал М. Г. Соловьев, начальником штаба — капитан 2 ранга В. С. Азаров.

Чурсин Серафим Евгеньевич(9 января 1906 – 15 декабря 1985).  Командир бригады ПЛ ЧФ (февраль – июнь 1944), 1-й бригады ПЛ ЧФ (июнь 1944 – декабрь 1948). Контр-адмирал (5 ноября 1944).

 

Командир 1-го дивизиона ПЛ ЧФ капитан 2 ранга Новиков Николай Дмитриевич (20 октября 1908 – 4 февраля 1980) (в центре) и командир Л-4 Е.П. Поляков (слева) среди членов экипажа субмарины.

 

Действия подводных лодок в заключительный период войны на Черном море начались 10 июля, с выхода подводных лодок «Щ-209» и «М-111» к Босфору и Констанце. 20 и 26 июля подводная лодка «Щ-209», которой командовал капитан-лейтенант Н. В. Суходольский, потопила торпедами и артиллерией 2 шхуны противника.

Щ-209... На заднем плане – крейсер "Коминтерн"

 

Утром 30 июля лодка возвратилась в Батуми.

В тот же день вечером из Батуми вышла подводная лодка «Щ-215», которой командовал капитан 3 ранга А. И. Стрижак.

Щ-215...

 

Стрижак Александр Иванович (21 февраля 1908 – ?)  Командир Щ-215(9 июня 1944 – 22 октября 1945)

 

Действуя на подходах к Бургасу, подводная лодка в ночь на 5 августа уничтожила артиллерийским огнем большую шхуну, на борту которой было замечено до 200 вооруженных людей, и баркас. Настойчиво действуя на прибрежном фарватере, лодка шестнадцать раз использовала проходы между минными полями, причем хорошо организованная на лодке штурманская служба обеспечила необходимую точность счисления. Подводная лодка, маневрируя в опасном районе, ни разу не попала на минные поля противника.

 

Днем 24 августа «Щ-215» в 5 милях севернее мыса Эмине потопила торпедой шедшее без охранения моторно-парусное судно водоизмещением до 1500 тонн.

В период начавшейся в середине августа Ясско-Кишиневской операции подводные лодки надежно блокировали румынские порты и военно-морские базы. Мощные сокрушительные удары Советских Вооруженных Сил привели к катастрофе гитлеровскую армию на Балканах. Румыния и Болгария не только вышли из войны, но и объявили войну Германии. И 19 сентября все находившиеся в море подводные лодки были возвращены в свои базы. Так закончилась славная боевая деятельность подводных лодок Черноморского флота в Великую Отечественную войну.

В 1944 году подводные лодки Черноморского флота, совершив 52 выхода для действий на морских сообщениях противника, потопили торпедным и артиллерийским оружием 15 транспортных судов общим тоннажем 27 599 брутто-регистровых тонн, тральщик, 5 быстроходных десантных барж и буксир. Потопление 9 транспортных судов общим тоннажем 14 699 брутто-регистровых тонн, тральщика, быстроходной десантной баржи и буксира подтверждено двусторонними данными. Кроме того, подводные лодки повредили транспорт тоннажем 7327 брутто-регистровых тонн и быстроходную десантную баржу противника.

В июле 1944 года подводная лодка «Щ-215» была удостоена звания гвардейской, подводная лодка «М-117» награждена орденом Красного Знамени. В марте 1945 года орденом Красного Знамени была награждена и подводная лодка «Щ-209».

 

Экипаж М-117 после награждения...

 

Щ-209... Батуми.

 

Всего за годы Великой Отечественной войны подводными лодками Черноморского флота было потоплено торпедным, артиллерийским и минным оружием 67 транспортных судов общим тоннажем 147 195 брутто-регистровых тонн, минный заградитель (2369 тонн), тральщик, дозорный корабль, 24 быстроходные десантные баржи и три буксира. При этом двусторонними документами подтверждено потопление 47 транспортных судов общим тоннажем 100 395 брутто-регистровых тонн, минного заградителя, дозорного корабля, тральщика, 13 быстроходных десантных барж и двух буксиров. Получили повреждения 11 транспортных судов, общий тоннаж которых составил 42 139 брутто-регистровых тонн, две быстроходные десантные баржи и лихтер.

Звание Героя Советского Союза было присвоено черноморским подводникам:
- капитану 2 ранга Борису Андреевичу Алексееву, командиру гвардейской С-33 (22 июля 1944 г.);
- капитану 3 ранга Михаилу Васильевичу Грешилову, командиру гвардейской Щ-215 (16 мая 1944 г.);
- капитану 3 ранга Ярославу Константиновичу Иосселиани, командиру Краснознамённой М-111 (16 мая 1944 г.);
- капитан-лейтенанту Астану Николаевичу Кесаеву, командиру Краснознамённой М-117 (31 мая 1944 г.);
- капитан-лейтенанту Николаю Ивановичу Малышеву, командиру гвардейской М-62 (16 мая 1944 г.). В 1952 г. он был лишён военным трибуналом воинского звания и звания героя Советского Союза за совершённое уголовное преступление;
- старшему матросу Александру Сергеевичу Морухову, командиру отделения трюмных машинистов гвардейской М-35 (22 июля 1944 г.)
- мичману Ивану Степановичу Перову, боцману Краснознамённой Л-4 (22 июля 1944 г.);
- капитан-лейтенанту Максиму Игнатьевичу Хомякову, командиру Краснознамённой М-111 (16 мая 1944 г.).

Иван Степанович Перов боцман-сигнальщик подводной лодки  Л-4 1-го дивизиона бригады подводных лодок Черноморского флота, мичман, Герой Советского Союза.

 

Гвардейскими стали С-33, Щ-205, Щ-215, М-35, М-62.
Награждены орденом Красного Знамени Л-4, С-31, Щ-209, Щ-201, М-111, М-117, А-5.
1-я бригада подводных лодок получила наименование Севастопольской (22 июля 1944 г.), награждена орденом Красного Знамени (25 сентября 1944 г.), стала именоваться 1-й Севастопольской Краснознаменной бригадой подводных лодок Черноморского флота.
2-я бригада, получившая наименование Констанцской (7 сентября 1944 г.), была награждена орденом Ушакова I степени (8 мая 1945 г.), стала именоваться 2-й Констанцской ордена Ушакова I степени бригадой подводных лодок Черноморского флота.
В приказе Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза И.В.Сталина №371 о роли ВМФ в Великой Отечественной войне было отмечено: «Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством. Моряки подводных лодок, надводных кораблей, морские лётчики, артиллеристы и пехотинцы восприняли и развили всё ценное из вековых традиций русского флота». Подводников Верховный Главнокомандующий поставил на первое место! В таком признании роли подводников в войне есть весомый вклад черноморцев.
Но война принесла и горечь потерь. 24 подводные лодки не вернулись в свои базы с боевых позиций, 2 пл (М-36, М-51) погибли в ходе боевой подготовки в море перед выходом на боевые позиции и одна (ТС-2) - в базе.
Во избежание захвата противником 2 пл (А-1, Д-6) были взорваны в доке Севморзавода при оставлении Севастополя нашими войсками.

Черноморские подводники внесли достойный вклад в дело разгрома фашистских агрессоров, посягнувших на честь и независимость нашей социалистической Родины. Гордо пронесли они сквозь военную бурю на флагштоках своих подводных кораблей советский Военно-морской флаг.

 


 

Список  подводных лодок Черноморского флота, погибших  в годы Великой Отечественной войны (Автор: Коновалов М.В.   http://www.russika.r/ctatjajv.asp?index=305&pr=3)


Всего погибло: 1001 человек
1941
"Щ-206" (капитан-лейтенант С.А.Каракай)
"М-58" (капитан-лейтенант Н.В.Елисеев
"М-34" (капитан-лейтенант Н.И.Голованов)
"М-59" (капитан-лейтенант Г.А.Матвеев)
"С-34" (капитан 3 ранга Я.М.Хмельницкий)
"Щ-211" (капитан-лейтенант А.Д.Девятко)
"Щ-204" (капитан-лейтенант И.М.Гриценко)
1942
"Щ-210" (капитан 3 ранга И.Л.Зельбст)
"Щ-214" (капитан 3 ранга В.Я.Власов)
"С-32" (капитан 3 ранга С.К.Павленко)
"М-33" (капитан-лейтенант Д.И.Суров)
"Щ-208" (капитан-лейтенант Н.М.Беланов)
"М-60" (капитан-лейтенант Б.В.Кудрявцев)
"М-118" (капитан-лейтенант С.С.Савин)
"Щ-213" (какитан-лейтенант Н.В.Исаев)
"М-31" (капитан_лейтенант Е.Г.Расточиль)
"Щ-212" (капитан-лейтенант Г.А.Кукуй)
"Л-24" (капитан 3 ранга Г.П.Апостолов)
1943
"Щ-203" (капитан 3 ранга В.И.Немчинов)
"А-3" (капитан-лейтенант С.А.Цуриков)
"Д-4" (капитан-лейтенант И.Я.Трофимов)
"М-36" (капитан-лейтенант В.Н.Комаров)
"Л-23" (капитан 2 ранга И.Ф.Фартушный)
1944
"Щ-216" (капитан 3 ранга Г.А.Карбовский)
"Л-6" (капитан 3 ранга Б.В.Гремяко)

 

За годы Великой Отечественной войны в боевых действиях Ченоморского флота приняло участие  97 командиров подводных лодок. Степень их участия в войне была весьма различна: одни прошли всю войну, как говориться, “от звонка до звонка”, совершив большое число боевых походов, другие же вообще не успели сделать ни одного выхода в море. За годы войны погибло 102 советские подводные лодки, большинство из которых — на коммуникациях противника со всем экипажем, однако, увы нередки были случаи и гибели отдельных членом их экипажей, в том числе — и самих командиров...

С началом войны на боевые позиции из Севастополя вышли три советские подводные лодки — Щ-205. Щ-206 и Щ-209. Этот первый выход окончился неудачно — Щ-206 не вернулась на базу, а две другие лодки противника не обнаружили.

Командиру Щ-205 капитан-лейтенанту Павлу Севастьяновичу Дронину в этом выходе была поставлена боевая задача — занять позицию в районе мыса Сфынтул-Георге (Олинька). Пробыв в море 18 суток, лодка 9 июля вернулась в Севастополь. Однако после проверки штурманских прокладок и журнала боевых действий выяснилось, что “Щука” не дошла до назначенной позиции, что было расценено как трусость командира и невыполнение им боевого приказа. Капитан-лейтенант П.С. Дронин был предан суду военного трибунала и по его приговору расстрелян.

24 марта 1942 года на порт Туапсе был произведен большой налет немецкой авиации. В ходе его погибли, в частности, два командира советских подводных лодок — капитан 3 ранга Иван Назарович Киселев и капитан-лейтенант Дмитрий Митрофанович Денежко. Оба они командовали лодками — Щ-209 и Щ-213 соответственно — с самого начала войны и совершили по шесть боевых походов каждый, причем на счету Д.М. Денежко приходятся две победы — потопление в районе пролива Босфор 23 и 24 мая 1942 года соответственно турецкого танкера “Чанхая” тоннажем 454 брт и болгарского каботажного судна “Струма” тоннажем 144 брт соответственно.

Денежко Дмитрий Митрофанович (8 ноября 1914 – 24 марта 1942) командир «Щ-213» с июля 1939.



22 сентября 1943 года подводная лодка М-51 использовавшаяся в основном в учебных целях, производила погружение в районе Очамчури. Командир корабля капитан-лейтенант Михаил Михайлович Голубев допустил ошибку и не успел закрыть рубочный люк. Лодка упала на 12-метровую глубину с затопленным центральным постом. При этом погибло 7 человек, в том числе и командир лодки М.М. Голубев.

Подведем итог этого печального списка: всего в годы Великой Отечественной войны без потери своих кораблей погибло 16 командиров советских подводных лодок. Из них трое (Гладилин, Денежко, Киселев) — при налетах вражеской авиации, по одному в боях на суше (Куликов), и на море на борту чужого корабля (Морской), трое утонули в море (Абросимов. Рогачевский, Сидоренко), еще двое (Голубев и Столобов) — погибли в результате аварий на борту своих подводных лодок, в немецком плену погибли Коваленко и Мочалов, трое (Дронин. Лысенко и Малышев) были расстреляны по приговору советских военных трибуналов, а один (Мадиссон) — покончил жизнь самоубийством.
 

 

350 транспортных судов общим тоннажем 1030159 брутто-регистровых тонн, 5 миноносцев, 2 подводные лодки, 22 сторожевых корабля, 22 тральщика, 3 минных заградителя, плавучая артиллерийская батарея, дозорный корабль, 5 охотников за подводными лодками, 8 сторожевых катеров, 24 быстроходные десантные баржи, вспомогательное судно, 4 буксира, уничтоженные торпедами, артиллерийским и минным оружием, — таков общий итог боевых действий советских подводников в годы Великой Отечественной войны.

 

 

В разделе использованы материалы сайтов:

http://www.town.ural.ru/ship/start/start.php3
http://www.submarines.narod.ru/
http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?id=4033&p
http://podlodka.info/

 

Яндекс.Метрика