A+ R A-

Чужая война часть 3

Содержание материала

 

ЧУЖАЯ ВОЙНА

День за днём... Ежедневный отчет от вторжения до победы.

 

Часть 3

 

Часть 1

Часть 2

 

 

4 мая

Сокрушительный удар

 

HMS «Sheffield» («Шеффилд») был первым представителем нового поколения современных компактных эсминцев. Но он был уничтожен единственной ракетой, летящей над морем из-за горизонта. Теперь вопрос: кто-нибудь из оперативной группы застрахован от атаки «Exocet»?

 

Последняя глава в истории «Шеффилда» началась довольно невинно, без намека на грядущую трагедию. В марте 1982 года он принял участие в учениях НАТО ‘Spring Train’ («Весенний поезд») и вернулся в Гибралтар, чтобы пополнить запасы и боеприпасы. Именно тогда в заголовки попал странный эпизод: группа аргентинских торговцев металлоломом незаконно высадилась на Южной Георгии. По мере того, как призрак вооруженного конфликта приближался, «Шеффилд» и другие корабли сопровождения в Гибралтаре были одними из первых, кто присоединился к оперативной группе, вышедшей из Портсмута 5 апреля. У него появился новый капитан, 42-летний James ‘Sam’ Salt  (Джеймс «Сэм» Солт).

 

Контр-адмирал Джеймс Фредерик Томас Джордж «Сэм» Солт (19 апреля 1940 — 3 декабря 2009) был старшим офицером Королевского флота конца двадцатого века. Он был капитаном HMS «Sheffield» во время Фолклендской войны, первого британского военного корабля, потопленного в результате действий противника после окончания Второй мировой войны.

 

По стечению обстоятельств командир оперативной группы контр-адмирал  ‘Sandy’ Woodward  («Сэнди» Вудворд) был одним из его (HMS «Sheffield») бывших капитанов. Его основная роль в оперативной группе заключалась в том, чтобы прикрывать два авианосца, флагманский корабль "Hermes" («Гермес») и "Invincible" («Инвинсибл») , и в тот роковой вторник, 4 мая, он находился примерно в 20 милях впереди "Hemies" («Хеми»). Это был сравнительно спокойный, ясный, но холодный день где-то недалеко от островов. Корабль находился на «боевом патрулировании», второй степени готовности, что позволяло 290 офицерам и матросам нести шестичасовую вахту. Таким образом, они могли отдохнуть от напряженной рутины службы и поесть или просто поспать. На самом деле удар пришелся на традиционный «обеденный час» военно-морского флота около 10 часов утра по местному времени, и повара собирались подать еду с камбуза на миделе корабля, когда приблизилась опасность.

 

Блестящий Sheff носил прославленное имя, и он был одним из первых эскортных кораблей, присоединившихся к оперативной группе.Но во многом его судьба в Южной Атлантике уже была решена решениями, принятыми на чертежной доске еще в 1966 году.

HMS Sheffield (D80) (Шеффилд) — эскадренный миноносец, второй по счёту корабль Королевского военно-морского флота Великобритании, который был назван в честь города Шеффилд, в графстве Йоркшир. Стал широко известен в связи с тем, что 4 мая 1982 года был поражён противокорабельной ракетой Exocet с самолёта Super Etendard, принадлежавшего ВМС Аргентины и затонул 10 мая 1982 года. "Шеффилд" стал первым британским кораблём, затонувшим из-за вражеских действий после Второй мировой войны.

Водоизмещение-  3500 тонн (стандартное),4350 тонн (полное). Длина- 125 м. Ширина- 14,6 м. Осадка- 5,8 м. Двигатели COGOG, 4 ГТУ: 2 маршевые Rolls Royce RM1C Tyne, 2 форсажные Rolls-Royce Olympus TM3B. Мощность маршевая группа: 8000 л. с. (6 мВт), форсажная группа: 50 000 л. с. (37,5 мВт). Движитель 2 пятилопастных винта, регулируемого шага. Скорость хода- 30 узлов (полная), 18 узлов (экономическая). Дальность плавания-  4000 миль (7400 км) на 18 узлах. Экипаж- 280 человек.

 

Капитан находился на мостике, а операционная палуба ниже была полностью укомплектована людьми и была начеку.Корабль передавал сообщение с флагмана в штаб флота в Нортвуде по спутниковой связи. Чтобы предотвратить помехи от основного радара наблюдения и не выдать точное местоположение оперативной группы, радар Тип 966 на «Шеффилде» — обновленная версия оригинального Тип 965 — был отключен.Чтобы компенсировать брешь в радиолокационном прикрытии, повторяющееся «изображение» радара, полученное на борту «Гермеса», передавалось по каналу передачи данных. Связь была установлена.

 

 

«Exocet» («Экзосет») наносит удар

 

Несмотря на эти меры предосторожности, что-то пошло не так. Подробности запутаны, но, по-видимому, на основном радиолокационном участке на борту «Хемеса» были идентифицированы три вражеских самолета. В отсутствие какой-либо достоверной идентификации они были приняты за перехватчики «Mirage» III. В воздухе находились вертолеты «Lynx», оснащенные средствами электронной поддержки, способными не только идентифицировать радары вражеских самолетов, но также определять частоту и тип этих радаров. Но вертолеты находились слишком далеко и слишком высоко, чтобы уловить радиолокационные излучения аргентинских самолетов, которые преднамеренно летели низко и не использовали свои поисковые радары. И это были не «Mirage» III, а совершенно новые морские ударные самолеты «Super Etendard», каждый из которых был оснащен топливным баком большой дальности и одной противокорабельной ракетой AM39 Exocet.

 

Тактическая противокорабельная ракета Exocet разработана французкой фирмой «Aerospatiale» в четырех модификациях: MM-38 для применения надводных кораблей 1975г, SM-39 модификация для подводных лодок, AM-39 для самолетов и веротолетов разработанная 1979г. И MM-40 разработанная для береговой обороны и надводных короблей. Противокорабельная ракета Exocet (всех модификаций) состоят на вооружении более чем 18 стран мира.

 

1. После старта ракета поднимается до высоты 30-75 м, дистанция приблизительно 4 км. 

2. Затем снижается до 10-15 м дистанция пролета 20 км.

3. На дистанции 12 и 15 км от расчетного места цели ракета снижается до 3-7 м, включается ГСН.

 

Зная, что у британцев есть хорошее радиоэлектронное оборудование, аргентинские пилоты получили приказ не использовать свои радары «Agave», пока они не окажутся поблизости — в пределах 25–30 миль. У «Шеффилда» и других эскортов было собственное оборудование РЭБ, но не было времени изменить память компьютера, чтобы показать «Экзосет» как враждебное оружие. Также была проблема в том, что ряд дружественных радаров, таких как радары наземного предупреждения Оперативной группы, передают на той же частоте, что и головка самонаведения ракеты «Экзосет». В результате оборудование ESM не реагировало быстро на показания, пока «Экзосет» не оказался уже в опасной близости. Капитан Солт сам видел через иллюминаторы мостика пламя и дым ракетного двигателя. Времени хватило только на то, чтобы крикнуть по интеркому «Укрывайтесь», давая четыре или пять секунд на то, чтобы все рухнули на палубу. «Exocet» ударила в корабль по правому борту на миделе на уровне палубы № 2, на одну палубу ниже палубы бака. Поскольку угол падения составлял около 30 дюймов от центральной линии, ракета вошла в переднее машинное отделение и полетела в корму, прошла прямо над газовыми турбинами и вонзилась в кормовую переборку, не взорвавшись.

 

Сдвоенная ракетная установка Sea Dart Inset Sheffield заряжена и готова к действию. Но это сложное вооружение никогда не использовалось в бою и не могло предотвратить его уничтожение одной из ракет нового поколения, летящих над морем.

 

Для ошеломленных людей на мостике и в оперативном отсеке это прозвучало как колоссальный взрыв, но сделанные позже фотографии показали, что 364-фунтовая боеголовка не сдетонировала, а шум и ударный эффект можно отнести к удару 1455-фунтовой боеголовки ракеты вместе с ракетным двигателем.

 

Даже в оперативном отсеке персонал надевает яркие маски и перчатки, когда корабль вступает в бой. Они защищают открытую кожу от взрыва и ожогов.К сожалению, когда «Шеффилд» был обстрелян, искусственные волокна в рубашках и брюках моряков расплавились.

 

 

«Шеффилд» загорелся

 

Даже без подрыва боевой части результаты были катастрофическими. Трение, когда «Экзосет» прошел сквозь тонкую стальную обшивку, вызвало пламя, и основной топливный бак сразу загорелся, поднимая вверх густые облака белого дыма. Испуганные зрители на борту «Гермеса» увидели столб белого дыма, поднимающийся от подбитого корабля. Яростный жар горящего топлива поджег краску, покрытие кабелей из ПВХ, пенопластовые подушки и другие легковоспламеняющиеся материалы, заполнив проходы густыми облаками ядовитого дыма. По словам капитана Солта: «Я знаю, это звучит невероятно, но через 15–20 секунд вся рабочая зона корабля была заполнена черным, едким, едким дымом, в основном от кабельных трасс и краски. Затем, конечно, он загорелся от топлива и других горючих веществ». Люди, обслуживающие Центр управления и в машинном отделении, были единственными, кто мог снова заставить корабль работать. Потеря электроэнергии вывела из строя все системы вооружения, насосные и вспомогательные агрегаты. Старшие офицеры и рядовой состав этих двух нервных центров вызвались попытаться восстановить работу систем, но дым и ядовитые пары задушили их. Они и повара (коки) на соседнем камбузе составили большинство из 20 погибших офицеров и матросов.

 

Единственное 4,5-дюймовое орудие Mk8 на полубаке «Шеффилда» могло дать такую же огневую мощь, как старинный эсминец времен Второй мировой войны, который нес бы четыре, шесть или восемь 4,7-дюймовых орудий.

 

Удар ракеты вывел из строя главный генератор в кормовом машинном отделении, а другой главный генератор в носовом машинном отделении по необъяснимым причинам отказался запускаться. На «Шеффилде» было два резервных генератора, по одному на каждом конце корабля, но и здесь, похоже, сработало проклятие. Носовой генератор был разобран для ремонта и ждал запасных частей, а кормовой генератор теперь оказался неисправным. Без электричества невозможно было даже проветрить корабль, чтобы очистить центральную часть от дыма, и пожарные оказались отрезанными от горящих районов. Даже вспомогательный пожарный насос с турбинным приводом отказывался запускаться, а между тем огонь брал верх. Индивидуальные средства пожаротушения оказались бессильны. Имелись углекислотные огнетушители, но не было никакой возможности пополнить их, когда углекислый газ был израсходован. Поскольку было всего пять комплектов дыхательных аппаратов устройств поддержки выживания, только горстка мужчин могла работать в дыму. Каждый SSD несет только десятиминутный запас воздуха, поэтому до тех пор, пока с других кораблей нельзя было перебросить больше комплектов, усилия по тушению пожара должны были полагаться на пять человек, работающих в течение десяти минут каждый.

 

Второстепенной задачей эсминцев Type 42, таких как «Sheffield», была защита других кораблей от атак подводных лодок. Чтобы эти корабли могли вести наступательные действия вдали от эсминца, им был предоставлен вертолет Lynx. Чтобы защитить эти универсальные машины от непогоды, корабли Type 42 были оборудованы мастерской для технического обслуживания.

 Полетная палуба является продолжением палубы полубака, а просторный ангар расположен в носовой части. В результате получается аккуратное расположение швартовных тросов, которые проходят к кормовой галереи под полетной палубой.

 

Это была изматывающая и неравная борьба. Два корабля, фрегаты «Yarmouth» и «Arrow», подошли к берегу, чтобы снять раненых и провести пожарные шланги в горящий корпус. Вертолеты переправили запасные комплекты дыхательных аппаратов и пожарного снаряжения с других кораблей, но было уже поздно. Палуба стала такой горячей, что у ботинок начала прожигаться подошва. Покрытие местами раскалилось добела. Это было невозможное затруднительное положение, несмотря на усилия пожарных. «Примерно через пять изнурительных часов капитан Солт приказал своим людям прекратить борьбу. В носовом погребе оставалось еще 22 ракеты «Sea Dart» и их боеголовки, а также около 120 4,5-дюймовых снарядов, торпедные боеголовки, глубинные бомбы и реактивные снаряды. Раненых уже эвакуировали, и телеоператоры были рядом, чтобы записать сцену, когда медики доставили ошеломленных, сильно обожженных мужчин в лазарет на борт «Гермеса». Никто из тех, кто видел это, не может стереть память о своих травмах, но что усугубляло их, так это эффект одежды из полиэстера. Искусственные волокна в рубашках и брюках моряков расплавились и прилипли к ожогам, ужасно усложнив их и сделав пластическую операцию необходимой. На борту «Шеффилда» пожарным уже было приказано переодеться в снаряжение № 6, тропическое снаряжение, но для многих приказ пришел слишком поздно, чтобы спасти их от обезображивающих ожогов.

 

Эсминец ПВО Type 42 HMS «Sheffield» сгорел до ватерлинии после того, как в него попала ракета Aerospatiale AM39 «Exocet» ASCM, запущенная аргентинским ударным истребителем «Super Etendard». В результате этого нападения погибло 20 моряков. Боеголовка не взорвалась, но остатки топлива вызвали неконтролируемый пожар.

Пожар на борту «Sheffield» быстро вышел из-под контроля. Отчетливо видна дыра в миделе, которую ракета «Exocet» сделала при столкновении с кораблем. Оттуда она вошла в носовое машинное отделение и направилась в корму, пройдя прямо над газовыми турбинами и врезавшись в кормовую переборку, не взорвавшись.От удара 1455-фунтовой ракеты и ракетного двигателя Шеффилд загорелся. В течение 20 секунд корабль наполнился черным, едким дымом от горящих кабелей и краски.

 

Выжившие прибывают на самолете в Брайз Нортон.

 

 

Яндекс.Метрика