A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 2

Содержание материала

 

   Боевые пловцы    

 

Весной и летом 1944 года специальные команды британских бое­вых пловцов активно участвовали в обеспечении Нормандской де­сантной операции.

Разведка в районе Дьеппа, на побережье Франции, проведенная англичанами 19 августа 1942 года, показала союзникам, с каким тру­дом будут сопряжены и сколько человеческих жертв потребует по­пытка высадить десант в каком-нибудь сильно укрепленном пункте Атлантического вала немцев. Все порты и в особенности Дьепп были хорошо подготовлены к обороне. Стало ясно, что десантную опера­цию можно успешно провести только в тех местах, которые кажутся непригодными для этого и поэтому слабо укреплены немцами.

На совещании в Квебеке в августе 1943 года был утвержден пер­вый вариант плана «Повелитель» (Overlord), предусматривавший проведение самой крупной в истории десантной операции. Военно-морские силы должны были высадить на континент не только значи­тельное количество солдат и боевой техники, но также выгрузить оружие, боеприпасы, траспортные средства, снаряжение, продоволь­ствие, горючее и многое другое — все это с учетом жестоких боев, которые могли продлиться несколько месяцев. Было подсчитано, что для обеспечения боевой деятельности войск придется ежедневно перебрасывать морем не менее 40 тысяч тонн грузов. Но прежде все­го надо было высадиться и закрепиться на берегу. Поэтому первооче­редной задачей стал правильный выбор района предстоящей высад­ки на французском побережье.

Решающим фактором при этом был радиус действия английских истребителей, обеспечивавших господство в воздухе. Поэтому, не­смотря на то, что немцы оккупировали побережье Европы от Норве­гии до Испании, практически следовало иметь в виду только участок протяженностью в 300 миль от Шербура во Франции до Фотенде в Бельгии. Далее было важно, чтобы рассматриваемый район имел подходящие пляжи для высадки войск, техники, запасов и подкреп­лений, а также чтобы в нем находилось несколько портов, захват ко­торых предполагался в последующей фазе операции. Эти факторы свели выбор района вторжения к альтернативе: либо между Дюнкер­ком и эстуарием Соммы, либо между Каном и полуостровом Котантен. Англо-американское командование выбрало второй, т.е. норман­дский участок.   

Разведка союзников установила, что в районе Дюнкерк—Сомма немцы сосредоточили 25 дивизий и влили в Атлантический вал мил­лионы тонн бетона, в то время как в нормандском секторе оборона была относительно слабой, а Атлантический вал не закончен. И хотя нормандские пляжи были не самыми лучшими из имеющихся на по­бережье, они все же были достаточно десантнодоступны и прикры­вались от превалирующих в этом районе западных ветров полуосто­вом Котантен. Территория за пляжами была вполне подходящей для строительства аэродромов и для действий танковых соединений. Однако для окончательной отработки планов было необходимо де­тальное изучение пляжей, на которые предстояло высадить войска.

Аэрофоторазведка сыграла свою роль, но с воздуха невозможно определить, к примеру, такую «мелочь», как плотность песка, чтобы оценить проходимость машин. Кроме того, необходимо хорошо знать глубину воды на различных расстояниях от берега в часы прилива и отлива, характер подводного грунта, направление и силу прибреж­ных течений и многое другое. Как выяснилось, последний раз гидрографические исследования производились здесь в 1896 году. Крайне ценной была информация о береговых укреплениях противника. С начала 1944 года немцы спешно создавали различные виды противо­десантных заграждений. В их число входили подводные препятствия из стальных и деревянных балок, закопанных в песок на небольших глубинах с прикрепленными к ним противопехотными минами, про­тивотанковые ежи и бетонные надолбы. На удалении от берега выс­тавлялись донные и якорные мины. Берег тоже минировался в на­правлениях, наиболее удобных для высадки десанта.

Для того, чтобы добыть сведения обо всем этом, военная развед­ка союзников шла на любой риск, собирая по крупицам необходи­мую информацию, вплоть до фотоснимков, сделанных людьми, от­дыхавшими на этих пляжах до войны. Конечно, в этой работе не могли обойтись без водолазов. Были сформированы несколько групп легководолазов для разведки побережья. В их состав входили офицеры как флота, так и армии. Действуя со сверхмалых подводных лодок или с пехотно-десантных катеров, оборудованных очень точными компасами и эхолотами, водолазы добирались вплавь до берега и изу­чали по ночам вражеское побережье.

Каждый водолаз был одет в гидрокомбинезон, имел ласты и кис­лородный дыхательный аппарат. К поясу крепились кинжал и проч­ный шнурок, на котором висели пластиковая табличка и карандаш, к запястью левой руки специальным браслетом был прикреплен лот. Довершали снаряжение светящиеся часы-компас. Сверяясь по бере­говым ориентирам, водолазы замеряли лотом глубины через каждые 50 метров, определяли направление и скорость прибрежных тече­ний, характер грунта в воде и на берегу, брали образцы почвы и пес­ка, записывая все данные на табличках. Другие группы разведывали естественные и искусственные препятствия, расположение минных полей, заграждений, типы применяемых мин и т.д.

По возвращении на базу водолазов опрашивали офицеры специ­ального отдела разведки, которые расшифровывали, сводили воеди­но и сопоставляли все стекавшиеся к ним сведения. Благодаря им удалось составить довольно точные карты различных участков побережья. Эти карты, размноженные в большом количестве и закодированные, предназначались для рассылки штабам, на которые возлагалась зада­ча по подготовке и проведению десантной операции. Карты позво­ляли более или менее правильно определить, какие средства потре­буются для этой операции, где и когда их лучше всего следует применить.

Чтобы случайно не выдать немцам район предстоящей операции, аналогичную разведку побережья английские водолазы производи­ли в районе Дюнкерк—Сомма и даже у берегов Голландии. Из всех участвовавших в этих мероприятиях водолазных разведгрупп немцам удалось захватить только одну. Это произошло в ночь с 17 на 18 мая 1944 г. у побережья северного участка, что стало в некотором роде даже удачей (конечно, не для самих водолазов), так как дезинформи­ровало противника о месте планируемой высадки союзников.

Ранним утром 6 июня 1944 года началось вторжение в Норман­дию. Три англо-канадских участка высадки находились на двадцати­пятимильном отрезке побережья между Поран-Бессаном и устьем реки Орн. Первыми пошли к берегу водолазы-подрывники. Разбитые на группы по шесть-семь человек, они должны были устранить или обезвредить многочисленные препятствия и ловушки, установленные немцами в прибрежных водах. Некоторые пловцы имели кислород­ные приборы, у других их не было, так как им предстояло работать на поверхности. Зато у каждого из них были при себе несколько под­рывных зарядов с детонирующими шнурами, прикрепленные к не­большим надувным буйкам.

Нормандская десантная операция. В «День Д», 6 июня 1944 г., армада союзных войск высадилась в пяти пунктах побережья Нормандии, открыв Второй фронт в Европе.

 

Спустившись в воду, водолазы приступили к минированию проти­водесантных заграждений. Они тренировались и готовились к этой работе в течение нескольких недель, теперь у них было всего несколько минут, чтобы не сорвать с самого начала строгий график высадки. Водолаз отсоединял от буя подрывной заряд, нырял и укреплял его у основания заграждения, затем снова всплывал и брал следующий за­ряд. Когда отпущенное время истекло, по условному сигналу подвод­ные подрывники подожгли бикфордовы шнуры, и на берег хлынула первая волна десанта.

Одни группы пловцов подорвали морские мины, прикрывавшие дальние подступы к побережью, другие уничтожили сотни металли­ческих и железобетонных пирамид, препятствовавших подходу де­сантных судов, третьи обезвредили наземные мины, выставленные в песке. В дальнейшем подрывники продолжали действия по полной расчистке побережья от заграждений, но главную задачу они реши­ли в первый день.

В своем рапорте адмирал Рамсей позже отметил, что «самым вы­дающимся фактором является то, что, несмотря на неблагоприятную погоду, в своих главных положениях план был выполнен так, как он был составлен». К концу дня «Д» в англо-канадском районе вторже­ния были высажены на берег 70472 человека первого и второго эше­лонов десанта. Потери при этом составили 1848 человек (2,6%), то есть гораздо меньше ожидаемых. Успех первой фазы вторжения был полным.

 

***

В целом, английские управляемые торпеды и сверхмалые подвод­ные лодки за 2 с половиной года (январь 1943 — июль 1945) потопили либо серьезно повредили 1 линейный корабль («Тирпиц»), 3 крейсе­ра («Трайяно», «Больцано», «Такао»), 1 плавучий док («Лаксеваг»), 5 транспортных судов. Иначе говоря, успехи английских подводных ди­версантов (равно как и потери) сопоставимы с успехами и потерями итальянцев.

Кроме того, англичане первыми создали подводные противодиверсионные силы, то есть отряды боевых пловцов, предназначенные для защиты своих баз и якорных стоянок.

Боевые потери британских подводных диверсантов были незна­чительными в сравнении с теми успехами, которых они добились. Это объясняется прежде всего тщательной подготовкой личного со­става спецподразделений, их исключительным мужеством и упор­ством. Из 180 человек, входивших в состав специальных команд бри­танского флота, погибли 39 человек (21,6 %). В том числе 13 человек погибли при выполнении боевых заданий, 16 — на тренировочных занятиях и 10 — во время плавания на обычной подводной лодке. Та­ким образом, собственно боевые потери составили всего лишь 7,2%.

 

Часть 1

Часть 3

Часть 4

Часть 5

Яндекс.Метрика