A+ R A-

Тверская слава Российского флота

Содержание материала

 

 

Ф.Ф. ВЕСЕЛАГО Краткая история Русского флота

Вып. 1-II (СПб., 1895)

 

 Глава II

Потешные плавания и Азовский флот

 

Юный царь Пётр Алексеевич, имевший врожденную, страстную любовь к морю, от близких к нему образованных иностранцев, его наставников и собеседников, особенно же от голландца Тимермана и швейцарца Лефорта, приобрёл первые понятия о морской пауке и сознание важности флота для России. Случайно же найденный им в 1688 году старый английский ботик, принадлежавший деду Петра, Никите Ивановичу Романову, познакомил царя с удовольствием плавания под парусами, и такая простая случайность быаа ближайшим поводом к основанию русского флота.

На этом знаменитом ботике, названном самим Петром «Дедушкою Русского флота», царь впервые начал кататься по реке Яузе; но как она для лавировки была тесна, то Пётр, успевший уже пристраститься к «водяной потехе», перенёс ботик в находящийся в селе Измайлове Просяной пруд. «Но и там, - замечает венценосный моряк, - немного авантажу сыскал, а охота стала от часу быть более». Плодом этой охоты была закладка в следующем 1689 году трёх судов на Переяславском озере, где с своими потешными преображенцами сам государь работал топором, наравне с простыми плотниками. На берегу озера построен был дворец, батарея, с которой в торжественных случаях производилась пальба, и пристань для судов. Летом 1692 года здесь у царя прогостили целый месяц царицы: мать и супруга его. В присутствии их происходили сухопутные и морские манёвры, во время которых все почести отдавались князю Фёдору Юрьевичу Ромодановскому как генералиссимусу и адмиралу.

Скоро Переяславское озеро показалось тесным пылкому моряку, он пожелал увидать настоящее море, и с этим намерением в 1693 году отправился в Архангельск. Путь до Вологды царь совершил сухим путём, а оттуда водою. В Архангельске наконец Пётр увидел давно желанное море, иностранные корабли и торговую жизнь приморского города. Всё это обратило полное внимание юного царя, и он, с обычною своею энергиею, начал изучать то, что казалось ему полезным. Первым плодом подобного изучения было сознание огромных выгод, получаемых здесь исключительно иностранцами, и горячее желание созданием своего торгового флота обратить эти выгоды на пользу русского купечества. Под влиянием такой мысли Пётр немедленно избрал для верфи лежащий подле города Солом-бальский остров, на котором и заложил 24-пушечный корабль, поручив строение его надзору тамошнего воеводы, стольника Фёдора Матвеевича Апраксина. Одновременно с этим царь заказал построить в Голландии и другое 4-пушечное судно. Оба они были небольших размеров и, имея пушки весьма малого калибра, могли служить для военных и торговых целей. В ожидании прибытия царя в Архангельск для него построена была 12-пушечная яхта «Святой Пётр», на которой он первый раз вышел в Белое море и, конвоируя иностранные купеческие суда, провожал их в море около Зоо вёрст.

На следующий 1694 год государь вторично посетил Архангельск, откуда сделал морскую поездку в Соловецкий монастырь и на эскадре, состоявшей из трёх судов, ходил до Святого Носа, то есть до выхода из Белого моря в Северный океан. Во время плавания в Соловецкий монастырь на яхте «Святой Пётр» царь выдержал страшную бурю, и яхта избавилась от погибели только благодаря сведущему лоцману, лодейному кормщику Антипу Тимофееву, который благополучно провёл её опаснььч проходом к спокойному якорному месту в Унской Губе. Петр награди/1 лоцмана и, в память своего спасения, собственноручно сделал и поставил па берегу деревянный крест, хранящийся теперь в Архангельске, в соборной церкви. Суда эскадры, на которой плавал государь к Святому Носу, были: купленное в Голландии «Пророчество» - ходившее под адмиральским флагом Ф.Ю. Ромодановского, и на котором находился сам царь в звании шхипера; построенное в Архангельске «Апостол Павел», под вице-адмиральским флагом Бутурлина, и яхта «Святой Пётр» - под контр-адмиральским флагом Гордона.

Во время вторичного пребыванья Петра в Архангельске, кроме верфи на Соломбале, начато было частное судостроение близь Хол-могор, на р. Вавчуге, местными купцами, братьями Бажениными.

Двукратное посещение Архангельска ясно показало Петру важное значение портового города для государства, и гениальный царь пришёл к сознанию, что при обширности России ей необходимо открыть свободный выход в южные моря - Азовское и Чёрное. Осуществление этой мысли облегчалось тем, что Россия уже с 1686 г. была в неприязненных отношениях с Турцией, подвластные которой татары разоряли наши южные границы. Решено было первоначально завладеть устьями рек Дона и Днепра и, главное, крепостью Азовом, как ключом к Азовскому морю.

Первый поход к Азову, состоявшийся в 1695 воду, был безуспешен, особенно потому, что турецкий гарнизон осаждённой крепости получал от стоявшего на Дону флота помощь людьми, боевыми припасами и провиантом. Таким образом, осязательною причиною неудачи явилось отсутствие, с нашей стороны, морской силы, и Пётр немедленно приступил к созданию военного флота.

Бездна препятствий, встретившихся при начале этого великого дела, не помешала его осуществлению. Все средства, отдельно разбросанные по России, и все сведущие в судостроении люди собраны были под Москвою, в селе Преображенском, где гвардейские солдаты и опытные плотники, привезённые из Вологды, Нижнего, Архангельска и других городов, принялись за обделку членов галер. Образцом служила галера, построенная в Голландии и, разобранною, доставленная в Москву, через Архангельск. С нею прибыл галерный мастер; а необходимые для нового флота корабельные мастера, лекаря, штурмана, матросы и другие морские чины выписаны были из Голландии.

Члены 22-х галер и 4-х брандеров по зимнему пути перевезли к городу Воронежу, где, на р. Воронеже, устроена была верфь и адмиралтейство для сборки и приготовления к плаванию привезённых из Преображенского судов. Здесь же были заложены и строились два корабля - галеаса.

 

Воронежская верфь

 

В то же время в притоках Воронежа для предстоящей перевозки войск по Дону поспешно строилось более полутора тысяч стругов, морских лодок и плотов, и в разных местах заготовлялись все предметы, необходимые для флота. Для скорейшего доставления на место постройки всё более необходимое везли безостановочно, день и ночь, на переменных лошадях. Благодаря принятию таких энергических мер и непосредственному участию в деле самого государя в исходе мая месяца 1696 года новосозданный флот в числе одного корабля (длиною 113 футов), двух брандеров, двадцати трёх галер и нескольких десятков казацких лодок запер для турок устье Дона; а спустившаяся, также по Дону, армия, обложила крепость Азов, которая в июле месяце, лишённая помощи своего флота, должна была сдаться.

Хотя настоящим распорядителем и душою дела во всю эту кампанию был сам государь, но начальником флота числился Лефорт, носивший звание адмирала и занимавший первое место в триумфальном торжестве, которым приветствовала Москва победителей Азова.

 

Франц Яковлевич Лефорт (фр. François Le Fort, нем. Franz Jakob Lefort; 23 декабря 1655 (2 января 1656), Женева — 2 (12) марта 1699, Москва) — русский государственный и военный деятель, генерал (1693), адмирал (1696) (это даёт основание иногда называть его генерал-адмиралом), сподвижник Петра I

 

Цель похода была достигнута: взятием Азова открылся для России свободный выход в Азовское море. Государь, признавая, что значительная доля успеха в этом важном деле принадлежала флоту и предвидя те неисчислимые выгоды, которые он должен был принести в недалёком будущем, твёрдо решился немедленно положить прочные основания устройству постоянного военного флота, и к осуществлению этой великой мысли привлечены были силы всего государства...

 

 

Яндекс.Метрика