A+ R A-

Тверская слава Российского флота

Содержание материала

 

 

 

Фёдор Фёдорович МАТЮШКИН

(10.07.1799-16.09.1872)

Фёдор Фёдорович Матюшкин происходил из старинного русского дворянского рода. Он родился 10 июля 1799 г. в Германии, в г. Штутгарте, где его отец Фёдор Иванович состоял при русском посольстве в чине надворного советника.

Фёдор Иванович умер рано, и его жена Анна Богдановна, урождённая Медер, оставшись без средств к существованию, вернулась в Россию и поселилась в Москве, заняв место классной дамы в Екатерининском институте.

Своё первоначальное образование Фёдор Фёдорович Матюшкин получил в Московском университетском пансионе. В 1811 г., после успешно сданного экзамена, 12-летнйй Фёдор Матюшкин был переведён во вновь открытое учебное заведение - Царскосельский лицей.

Добродушный, с мягким характером, но твёрдой волей, Ф. Матюшкин сразу же вызвал симпатию у товарищей и педагогов. Его прекрасные дарования, «пылкое понятие» и живое воображение, любовь к чтению, внимательность, прилежание отмечали все наставники. Профессор А.П. Куницын считал, что Матюшкин занимается уроками «с размышлением», и это была большая похвала выдающегося педагога и учёного.. Мальчиком Фёдор уже любил порядок и был аккуратен, при всей живости своего характера оставался скромен в поведении. Он был добр, чувствителен, иногда вспыльчив и гневен, но «без грубости» и только «на минутку», всегда старался истребить в себе эти недостатки.

С первых дней учёбы все приметили в Матюшкине ничем не объяснимую страстную любовь к морю. По-видимому, в том был повинен и Александр Пушкин, который увлекал Фёдора Мэтюшкина своими поэтическими фантазиями, рисуя невиданные земли. Два  романтически  настроенных соученика с детства мечтали о дальних странах. Один - поэт - видел их в своём воображении и описал в стихах, другой - мореплаватель - объехал весь свет.

Как благословение другу, прозвучали обращенные к Фёдору Матюшкину слова Пушкина:

 

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,

 чужих небес любовник беспокойный?

Иль снова ты проходишь тропик знойный

и вечный лёд полунощных морей?

Счастливый путь!.. С лицейского порога

ты на корабль перешагнул шутя,

и с той поры в морях твоя дорога,

о, волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе

прекрасных лет первоначальны нравы:

лицейский шум, лицейские забавы

средь бурных волн мечтаются тебе;

ты простирал из-за моря нам руку,

ты нас одних в младой душе носил

и повторял: «На долгую разлуку

нас тайный рок, быть может, осудил!»

 

Началась Отечественная война. Мимо Царского Села шли войска. Воспитанники с тоской и завистью провожали тех, кому выпало счастье сражаться за Отечество. Потом до них докатился грохот Бородинской битвы. Затем они услышали горькие вести о пожаре Москвы. И, наконец, заговорили о наступлении Кутузова, о бегстве Наполеона, о сражениях на полях Европы.

Это было время побед и ликований. Освободительная эпопея 1812 года всколыхнула патриотические чувства подростков и способствовала появлению у многих из них желания стать военными. Невысокий, крепкого сложения, с добрым открытым лицом, внутренне собранный и целеустремлённый, с твёрдым намерением быть только моряком, Фёдор Матюшкин особенно полюбился второму директору лицея - Егору Антоновичу Энгельгардту. Чуткий педагог, он понимал, что Матюшкин в лицее «как сирота»: мать его, живя в Москве, не имела средств и возможности навещать сына. Когда к воспитанникам приезжали родители, Энгельгардт уводил Матюшкина к себе. Живой и добрый нрав юноши снискал любовь к нему всех домочадцев директора.

В характеристике 1816 г. Е.А. Энгельгардт писал о Матюшкине: «Тихая, добрая душа, которая делает именно то, что должна, даёт именно то, что имеет, кажется именно тем, что есть, и остаётся тем, чем была. Товарищи называют его из-за флегмы голландцем; у него есть склонность к морской службе».

Ф.Ф. Матюшкин был выпущен из Царскосельского лицея с чином коллежского секретаря, но благодаря стараниям директора лицея Е.А. Энгельгардта был определён в морскую службу к адмиралу В.М. Головнину. Мечта Фёдора стать моряком начала осуществляться.

Энгельгардт не ограничивался заботами об устройстве Матюшкина в плавание. Он решил ещё и выхлопотать отпуск своему питомцу для свидания с матерью, которую Матюшкин не видел шесть лет. Егор Антонович не был лично знаком с Головниным, но обратился к нему 26 июля 1817 г. с письмом, в котором замечал, что бывший его воспитанник Матюшкин «достиг теперь цели всех своих желаний» и скоро отправляется в море. Энгельгардт выражал уверенность, что, узнав его добродушие, откровенность и необыкновенные дарования, Головнин полюбит его и удостоит «отеческого назидания и руководства».

В этот же день Матюшкин в дневнике записал, что наконец исполнилось его желание, сбылись его мечты, коими его воображение питалось несколько лет. Дневник этот он «собирался вести по совету и плану Пушкина» и вёл его во время кругосветного плавания.

С первых дней плавания на «Камчатке» оказалось, что Фёдор Матюшкин был подвержен морской болезни. Но огромная сила воли, страстное стремление к заветной цели помогали ему бороться с болезнью и преодолевать её. Он остро ощущал незнание морского дела, но упорно учился, выполнял самые трудные задания. Смелость и выносливость Матюшкина снискали ему доверие и симпатию капитана корабля В.М. Головнина.

В своём дневнике, а также в письмах к Энгельгардту Матюшкин описывал земли, которые встречал на своём пути. Он видел не только прекрасные померанцевые рощи, но и рабов, истощённых и забитых, которые трудились на полях плантаторов.

По окончании кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка» В.М. Головнин представил Матюшкина к награде вместе с прочими офицерами корабля. Однако Морское ведомство отклонило это представление, ссылаясь на то, что Матюшкин не является морским офицером. Но впоследствии хлопоты Головнина и Энгельгардта возымели своё действие: Фёдор Матюшкин получил орден Св. Анны 3-й степени.

Вернувшись из плавания, Фёдор увидел мать, лицейских товарищей, Пушкина. Но радость свидания была непродолжительной. Матюшкин стал готовиться к новой экспедиции - по исследованию берегов Северного Ледовитого океана, которой должен был руководить Фердинанд Врангель. Вместо корабля их ждали карты и упряжки собак, вместо морских просторов - тайга и тундра, вместо шторма - вой вьюги.

В то время, когда Матюшкин находился у берегов Ледовитого океана, Пушкин писал в одном из своих набросков:

 

Завидую тебе, питомец моря смелый,

под сенью парусов и в бурях поседелый!

Спокойной пристани давно ли ты достиг -

давно ли тишины вкусил отрадный миг —

и вновь тебя зовут заманчивые волны.

Дай руку - в нас сердца единой страстью полны.

 

В этой экспедиции Ф.Ф. Матюшкин исследовал остров Четырёхстолбовый, тундру к северо-востоку от Колымы, Чаунскую губу. Завершилась северная экспедиция в 1824 г.

Во время экспедиции Матюшкин переписывался с однокашником по лицею В.Д. Вольховским. Он писал: «Ты желал иметь понятие... о нашей учёной собачьей экспедиции - с удовольствием исполню твою просьбу... Мы не будем более ни мёрзнуть, ни голодать, ни мучиться, через несколько дней я совсем оставлю берега Ледовитого моря, на коем я убил три года своей жизни... Велика разница между вашей учёно-военной верблюжьей экспедицией и нашей - вы имели много таких удовольствий... о коих мы не могли думать... Не стану тебе описывать, что мы описали и как мы описывали - первое ты можешь видеть из приложенной при сем карты... а второе очень сходно с вашим - у нас собаки, у вас - верблюды, у нас море - у вас степь...».

По окончании экспедиции в 1824 г. Фёдор Фёдорович Матюшкин некоторое время жил у матери в Москве, потом находился в Петербурге, на службе в Кронштадте. И снова - кругосветка: в декабре того же года на шлюпе «Кроткий» под командованием Ф.П. Врангеля он уже в Рио-де-Жанейро. Плавание длилось до 1827 г.

 

 

Путешествия Ф. П. Врангеля.

 

Пятнадцать лет служил Ф.Ф. Матюшкин на Чёрном море, затем десять лет - на Балтике, а последние десять лет - в Морском министерстве. В 1867 г. он стал полным адмиралом Российского флота.

Фёдор Фёдорович оставил после себя не только журнал кругосветного плавания на шлюпе «Камчатка», но и вёл с лицейских лет дневники, переписку с Энгельгардтом, а также с Корниловым, Пущиным и многими другими лицеистами, сотрудничал в журнале «Морской сборник». По просьбе Ивана Ивановича Пущина он прислал ему в сибирскую ссылку пианино. По возвращении Пущина из ссылки Матюшкин немедленно помчался к нему. Друзья встречались в это время неоднократно - в Петербурге, в Москве, в Бологом.

22 мая 1857 г. Ф.Ф. Матюшкин и Д.А. Эристов были шаферами на венчании Ивана Пущина и Натальи Фонвизиной, которое происходило в домовой церкви в имении князя Эристова «Высокое» (ныне Бологое-2, Тверская обл.).

Фёдор Фёдорович Матюшкин приезжал в Бологое к Дмитрию Алексеевичу Эристову, своему товарищу по Царскосельскому лицею, а в то время генерал-аудитору Российского флота, в летнее время и очень полюбил эти места. Его всегда сопровождал старый матрос Андрей Команов. Фёдор Фёдорович любил подолгу бродить в окрестностях усадьбы и по берегу Бологовского озера. В эти годы Ф.Ф. Матюшкин приобрёл здесь, напротив усадьбы Д.А. Эристова, на покатом озёрном берегу, утопающем в зелени, небольшой участок земли и построил дачу «Заимка». По дороге к дому садовник высадил берёзовую аллею.

 

Адмирал Ф. Ф. Матюшкин в пожилые годы.

 

После смерти Эристова, последовавшей 9 октября 1858 г., по предложению вдовы князя Софьи Ивановны Матюшкин переселился в усадьбу «Высокое», где Эристова отвела ему небольшую комнату на втором этаже дома. В летнее время он жил здесь несколько лет подряд, ходил на охоту и отдыхал. Свою дачу «Заимка» Фёдор Фёдорович сдавал в аренду детям своих знакомых-лицеистов - братьев Бориса и Константина Данзасов.

В конце августа 1872 г. Матюшкин почувствовал себя очень плохо и заторопился в Петербург, поближе к врачам. Он объехал на повозке любимые места близ Бологого и попрощался с ними навсегда.

16 сентября его не стало. Прах Фёдора Фёдоровича Матюшкина покоится в акрополе Александро-Невской лавры, за одной оградой с Жуковским, Карамзиным, Крыловым, Гнедичем. Рядом могилы лицеистов - Дельвига и Данзаса.

 

 

 

Александро-Невская лавра, г. Санкт-Петербург

 

От «Заимки» в Бологом осталась лишь часть фундамента да несколько старых берёз, но жив ещё дом Д.А. Эристова.

Именем Матюшкина назван мыс в Чаунской губе на побережье Северного Ледовитого океана. В Бологом есть улица Матюшкина, которая заканчивается у того покатого берега, где когда-то стояла дача адмирала.

 

В. Короткова

 

Яндекс.Метрика