A+ R A-

Чужая война часть1 - 2

Содержание материала

 

 

2 апреля...

Держаться до конца...

 

Неблагодарная задача по защите островов от этой превосходящей силы была возложена на Майка Нормана (Mike Norman). В помощь ему было всего 43 человека из «нового» отряда NP 8901, 25 из «старого» отряда и 12 матросов с ледового патрульного корабля HMS «Endurance».

 

Майор Mike Norman (Майк Норман) командовал британскими войсками 2 апреля, когда высадились аргентинцы. Он пробыл в колонии всего несколько дней, чтобы сменить майора Гэри Нутта и то, что должно было стать уходящим отрядом 8901. Вместо этого две силы были объединены, и майор Норман принял командование по старшинству. Он находился под исполнительным командованием Рекса Ханта, губернатора колонии. Его приоритетом была защита резиденции правительства - дома правительства. Он попытался прикрыть ожидаемые посадочные пляжи, но не был проинформирован о том, что аргентинцы, вероятно, будут использовать амфибийные AMTRAK, которые требуют другого уклона, чем ожидаемые десантные корабли, поэтому они прикрывали не тот пляж. Несмотря на это и крайне ограниченное время подготовки, войска отреагировали на атаку вторжения и вступили в бой с противником. Большая часть боевых действий произошла в Доме правительства и вокруг него, где в конечном итоге командовал губернатор. Когда поступило известие о приближении бронетехники с 30-мм орудием, губернатор принял решение сдаться, поставив точку вооруженного сопротивления.

 

Девять человек из «старой» группы были отправлены вместе с лейтенантом Китом Миллсом в Южную Георгию, чтобы навязать там торговцам металлоломом волю правительства Ее Величества. У Нормана была невыполнимая работа, и он знал это. Поэтому задача, которую он себе поставил, заключалась в том, чтобы продержаться как можно дольше. Норман рассудил, что противник пойдет на Порт-Стэнли и уничтожит там оборону, чтобы можно было высадить силы на взлетно-посадочной полосе и в гавани. Соответственно, он организовал свою оборону вокруг аэродрома и восточнее самого Стэнли. Его первоочередной задачей было убедиться, что взлетно-посадочная полоса не может быть использована; он приказал припарковать на нем машины, а небольшая группа людей (взвод № 5) прикрывала препятствия с юга. НП (наблюдательный пункт) был установлен к востоку от мыса Йорк, а пулеметный расчет должен был быть размещен с видом на часть залива Йорк - одно из возможных мест высадки, - которое также было перекрыто витками колючей проволоки.

 

Фолклендские острова... карта высот...

 

 Пулеметчикам дали два мотоцикла для быстрого отхода, а также в рамках плана экстренного побега была спрятана каноэ. К югу от участка № 5 дорога от аэродрома до Порт-Стэнли поворачивает под прямым углом в Хукерс-Пойнт. Именно здесь был размещен взвод № 1. К западу от них, на старой взлетно-посадочной полосе, находился взвод № 2. Их огневая мощь должна была быть увеличена за счет добавления 84-мм противотанкового орудия «Карл Густав» (Carl Gustav MAW) и экипажа из двух человек. Они также должны были иметь легкие 66-мм противотанковые ракеты. Еще дальше на запад располагались радиомаяки VOR для подступов к аэродрому. Рядом располагался взвод № 3; их задача заключалась в том, чтобы задержать противника как можно дольше, прежде чем отступить.

 

На собственной тактической карте Майка Нормана, показаны позиции его королевских морских пехотинцев в Порт-Стэнли и его окрестностях, а также маршруты вторжения аргентинских штурмовых сил. Amtrack был сбит взводом № 2, который занял позицию № 3 в Белом городе.

 

За заливом Порт-Стэнли, в районе Нэви-Пойнт, располагался взвод № 4. У них был еще другой 84-мм «Карл Густав» (Carl Gustav MAW), и им была поставлена ​​неблагодарная задача поражать любые десантные корабли или корабли противника, которые пытались пройти через узкие места. У них была надувная лодка «Джемини» для быстрого возвращения в Дом правительства, если они там понадобятся. К югу от Порт-Стэнли, на Мюррей-Хайтс, был размещен взвод № 6, чтобы заранее предупреждать о любых аргентинцах, приближающихся с юга от города. Еще один НП (наблюдательный пункт) располагался к западу от позиции 6-го взвода на Саппер-Хилл, и единственный морской пехотинец Майк Берри должен был оснащен третьим мотоциклом. Главный штаб находился в Доме правительства, а майор Нутт исполнял обязанности советника губернатора. Майор Норман должен был находиться в Лук-Аут-Рокс, на окраине города к юго-востоку, и командовать наземными войсками.

Теплоход MV «Forrest» был отправлен в море для несения радиолокационного наблюдения в водах Порт-Уильяма на севере.

 

MV«Forrest» принадлежал правительству Фолклендских островов и часто использовался отрядом 8901, чтобы позволить им посещать различные острова и бухты архипелага. В ночь вторжения он использовался, чтобы попытаться обнаружить флот вторжения, выйдя в море и используя свой радар, чтобы обнаружить корабли вторжения. Ее капитаном был Джек Соллис, который дважды выходил в ту ночь. Во время первого рейса в 3 часа ночи никаких объектов обнаружено не было, но во время второго рейса в 5 часов утра были обнаружены корабли, идущие с востока, и еще больше кораблей, направляющихся в сторону залива Йорк. Корабль чуть не стал целью своего огня, когда королевские морские пехотинцы нацелили на него противотанковое оружие, когда он приближался к своему причалу. К счастью, недоразумение удалось уладить благодаря уточнению по радио с командиром Майком Норманом.

 

К сожалению, 81-мм миномет группы был поврежден и поэтому не мог быть использован, но дополнительный пулемет был передан взводу № 2 в Хукерс-Пойнт. Ночью к гарнизону присоединились два островитянина, Джим Фэйрфилд, бывший капрал Королевской морской пехоты, и Билл Кертис. Казармы морской пехоты в лагере Муди-Брук были освобождены к 02:00 утра 2 апреля, и все позиции были заняты. На маяке Пембрук-Пойнт был выключен свет, и Билл Кертисс вывел из строя маяк VOR. Крошечные британские силы были максимально готовы встретить аргентинских захватчиков.

Оставалось только собрать 37 аргентинцев на острове и поставить их под охрану.

 

02:30. «Контакт!» Это был «Форрест» — враг уже в пути. Через час, в 03:30, стало ясно, что большой флот маневрирует у мыса Пембрук. В обороняющихся войсках не было человека, который не чувствовал напряжения ожидания, но они знали, что долго ждать не придется. Норман завершил свой последний брифинг словами: «Помни, ты сражаешься не за Фолкленды. На этот раз вы сражаетесь за себя.

04:30. «Контакт!» Это был оперативный штаб на Саперной горке. Вертолеты возле Маллет-Крик стоят в направлении на Порт-Харриет. Что они там делали? Ответ пришел в 06:15, когда со стороны Муди-Брук раздались стрельба и взрывы. Это были «Buzo Tactico»*, стрелявшие по казармам морских пехотинцев.

«Buzo Tactico»* - La Agrupación de Buzos Tácticos (APBT) - одна из сил специального назначения ВМС Аргентины, она была создана в 1952 году (первая в Южной Америке) и базируется на военно-морской базе Мар-дель-Плата. Они насчитывают около 400 военнослужащих и которые проходят соответствующие занятия в Школе водолазного дела и спасения. Члены этого подразделения носят коричневые береты с эмблемой Tactical Divers.

Аргентинцы применили пистолеты-пулеметы, осколочные и фосфорные гранаты, пытаясь застать морских пехотинцев в постели, что сделало насмешкой последующие утверждения о том, что аргентинцы пытались пощадить британских военнослужащих. Однако, что сразу потрясло майора Нормана, так это то, что они шли с запада, а все его силы были рассредоточены на восток.

 

 

ТОТ, КТО БЫЛ ЗДЕСЬ

 

Рафаэль Воллманн был единственным аргентинским журналистом на Фолклендах в ночь вторжения. Его заданием было описать «повседневную жизнь на Мальвинах», и вторжение застало его врасплох не меньше, чем его «хозяев». Это уникальный отчет о том, как события той памятной ночи разворачивались перед ним и его камерой.

19:30, 1 апреля Саймон (Саймон Винчестер из «SundayTimes») и я прибыли в отель UplandGoose. Было время ужина, когда Патрик Уоттс начал вести передачи по единственному радио, Фолклендской радиовещательной станции. Программа менялась редко. До 7.45 шла серия объявлений, по которым островитяне объявляли о продаже товаров — от печки до свежих фруктов, самого дефицитного и необходимого товара. В 7.45 начиналась спортивная программа, транслируемая напрямую с Би-би-си в Лондоне, а в 8 часов читались новости. Упоминалась Грузия, но ничего тревожного сказано не было. Здесь я должен подчеркнуть важность радио Патрика Уоттса для островитян: это единственное средство связи между ними и внешним миром. С момента наступления эфир никто не отлючал. Во многих старых домах, где нет радио, динамик подключается напрямую к передатчику кабелем. Для островитян это все — информация с отдаленных ферм, банальные новости, личные сообщения — все.

 

20:15 Произошло неожиданное. Было объявлено, что программа будет изменена, поскольку будет говорить Рекс Хант, губернатор островов. На своем чистом английском и в своей лучшей патерналистской манере. (Патернализм — система отношений, основанная на покровительстве, опеке и контроле старшими младших (подопечных), а также подчинении младших старшим.) Хант начал говорить, что «...аргентинский министр Коста Мендес не желает использовать дипломатические каналы для решения проблемы Южной Георгии. В сочетании с заявлениями министра, добавил он, «имеются убедительные доказательства того, что аргентинская армия готовится вторгнуться на Фолкленды». Мы все молчали, и никто не шевелился. Мы не могли в это поверить. В столовой находились 4 английских журналиста, 8 газовиков, один человек из Англии по имени Карлайл и владельцы отеля мистер и миссис Кинг со своими 4 детьми. После выступления никто не говорил, затем ретранслировали сообщение Рекса Ханта. Мы все молча смотрели друг на друга, но я чувствовал, что большинство глаз было приковано ко мне, поскольку они знали, что я говорю по-английски. После этого они спросили меня, что я думаю. Я сказал, что не верю новостям. Мы встали, оставив еду почти нетронутой (это была, как всегда, баранина), и вместе с английскими журналистами я отправился в телексную контору. Другие журналисты передали новость своим газетам. Я не мог говорить с Буэнос-Айресом. На линии ничего не было слышно. Я отключился.

12 часов ночи. Мы вернулись в гостиницу, чтобы снова послушать радио. Началась военная истерия: островитяне звонили на радио, и все, что они говорили, транслировалось. Говорили, что слышали двигатели вертолетов, видели тени и другие странные, даже нелепые вещи. В 2.15 мы поднялись в свои комнаты.

4.10, 2 апреля. Мы поднялись в спальню на верхнем этаже. Я никогда не забуду тот момент — под грохот орудий тихо по радио доносилось «Лебединое озеро». Стрельба продолжалась снаружи. На полу спальни мы слышали это, а также музыку из радио и звонки от жителей Порт-Стэнли, которые посылали сообщения и говорили друг с другом о войне и о том, что они видели. Это была странная ситуация: ошеломленные звуками выстрелов, обрывками классической музыки и рассказами о сражениях, и вдобавок ко всему нам приходилось мириться с котом, несчастным котом, который полюбил нас, мурлыкал и ходил рядом с нами.

4:25 Внезапно стрельба прекратилась. В ужасной тишине послышались мужские крики, призывающие на прекрасном английском..., это губернатор Рекс Хант предлагал сдаться. Снаружи было еще темно. Как долго шел рассвет! Тишина была тяжелой, как никогда. Когда стало немного светлее, я пытался увидеть дом губернатора, но два дерева загораживали мне обзор. В другом направлении я увидел спрятавшихся морских пехотинцев, за машинами, кустами и изгородями. Снова началась судорожная стрельба.

7:30 утра г-н Лэмб, начальник полиции, выступил по радио, чтобы объявить чрезвычайное положение. Никто не должен покидать свои дома или ходить в школу. Ничего. Потом опять классическая музыка, пока не позвонили из госпиталя и не сообщили, что там нормальная обстановка, раненых нет. В них содержались только больные жители Великобритании. Через полчаса было слышно, как губернатор Хант сказал, что решил не сдаваться «этим чертовым аргентинцам». И чтобы развеять любые сомнения, он добавил: «Конечно, нет!» Мы продолжали быть наблюдателями повторного захвата (ну, «повторный захват» только в том, что касается меня) Мальвин с помощью радио и того немногого, что мы видели до этого, а именно морских пехотинцев, притаившихся у Дома правительства. В 7.45 женщина по рации сообщила, что видела возле аэропорта большой вертолет. Снаружи началась крайне ожесточенная стрельба и в этот момент начались помехи в радио.

 

Когда частота выстрелов уменьшилась, английские и испанские голоса чередовались, пока мы не услышали в точности следующие слова, как я предположил, от одного из наших солдат. «Это требование колониальному правительству Мальвинских островов. У нас большая сила. Мы хотим оставаться верными нашим христианским и западным принципам и не желаем вам зла. Мы хотим, чтобы с вами все было в порядке.»

Патрик Уоттс продолжил вещание и в 8 часов попросил не стрелять в человека, идущего по Росс-роуд в сторону дома губернатора с белым флагом. Затем он связался с Би-би-си, которая в своем первом ежедневном выпуске новостей заявила, что нападение на Мальвинские острова неизбежно. Они не знали, насколько устарели их новости!

 

Предисловие к сдаче: Гектор Гилоперт, житель Аргентины в Станли, несет белый флаг...

 

8.50. Я записал в свою маленькую черную записную книжку, как и всю ночь, все, что видел, слышал и чувствовал. Теперь я написал: я вижу первые аргентинские танки продвигаются по Росс-роуд, за ними солдаты, медленно идущие в боевом положении. Их лица почернели. Проходя мимо, морские пехотинцы выходили из своих укрытий безоружными и со сцепленными за шеей руками. Это была капитуляция. Я снова сделал фотографии из окна.

 

Одно из специальных подразделений появляется для провозглашения инструкций...

 

Но сначала я поздоровался с солдатами, сказав им, что я аргентинский журналист. Они просили не фотографировать и смотрели на меня с любопытством, как бы спрашивая себя: «Откуда он взялся?»

9:15 утра. По радио объявили, что силы обороны Фолклендских островов сдались. Я вышел на улицу и пошел к дому губернатора. Меня никто не остановил. Аргентинские солдаты осторожно и без агрессивных жестов обыскивали морских пехотинцев и отбирали у них личное оружие.

 

Сдаются... Рафаэль Воллманн, очевидец ситуации, сделал эту фотографию молодого аргентинского морского пехотинца в характерной вязаной шапочке, уводящего своих британских коллег. Выпуск таких картин в Британии во многом укрепил решимость вернуть острова.

 

Они сгруппировались на лужайке перед резиденцией. Я вернулся на Росс-роуд и сфотографировал лежащего на асфальте морского пехотинца. В этот момент из дома губернатора выехал «Лэнд Ровер». В нем было тело, завернутое в белую ткань. Это был капитан Джачино, первый погибший при взятии Мальвинских островов.

 

Лицо побежденного... майор Гэри Нут (Gary Noot), возмущенный; за ним ликующий адмирал Карлос Бассер.

 

Взводам номер 1 и 5 было немедленно приказано направиться к Дому правительства, и майор Норман сам вернулся туда в спешке. Первая атака на штаб произошла в 06:15, и аргентинцам удалось подобраться очень близко к дому — действительно, трое из них проникли в помещение для прислуги, где спрятались на чердаке, — но атака была отбита винтовками и пулеметным огнем. Примерно через четверть часа - в 06:30 – из OP (наблюдательный пункт) в Йорк-Пойнт и взвод № 2 на взлетно-посадочной полосе сообщили, что корабли причаливаются в заливе Йорк. Через несколько минут они сообщили по рации, что около 18 бронетранспортеров (БТР) находятся на берегу и продвигаются в сторону Порт-Стэнли. Это были машины LVTP-7 Amtrackамериканского производства, оснащенные пулеметами калибра 30 дюймов. Когда они продвигались по дороге к аэропорту, они были атакованы взводом № 2 под командованием лейтенанта Билла Троллопа Р.М. Головной автомобиль был остановлен 66-мм ракетой LAW (легкое противотанковое оружие), выпущенной стрелком Марин Гиббсом, которая попала в пассажирский салон. 84-мм снаряд MAW, выпущенный морскими пехотинцами Брауном и Бестом, взорвался в передней части Amtrack. Никто не вышел. Другие машины выставили свои орудия и открыли огонь из пулеметов.

 

 

Снайперский конкурс

 

Предусмотрительно отступив, морские пехотинцы вернулись к Дому правительства, где уже несколько часов бушевал ожесточенный бой, когда «Buzo Tactico» пытались взять его штурмом. В разгар боев из взвода № 4 возле Нави-Пойнт было получено радиосообщение, в котором говорилось, что у нее есть три цели для поражения и каковы приоритеты. — Какие цели? — спросил Норман. «Цель № 1 — авианосец; цель № 2 — крейсер; цель...» Радио отключилось. Однако взвод сумел уйти на надувном корабле «Gemini» и оставался незамеченным в течение четырех дней после капитуляции. К этому моменту битва превратилась в снайперское состязание. Уже рассвело, и несколько морских пехотинцев считали, что смогут выстоять против 600 или около того человек, окруживших Дом правительства. Но когда губернатор Рекс Хант позвонил в Порт-Стэнли, чтобы узнать у жителей о ходе наступления аргентинцев, пришли неприятные новости о том, что машины LVTP-7 Amtrackуже в пути. Они могли находиться вне досягаемости огня морской пехоты и, если бы захотели, то сровняли бы с землей Дом правительства. Норман знал, что шансов на прорыв больше нет, поэтому предложил Ханту поговорить с аргентинцами. Губернатор неохотно согласился, но не собирался сдаваться аргентинцам. Однако у него не было выбора.

Вице-коммодор Гектор Жилоберт, аргентинец, руководивший гражданской авиакомпанией LADE, снабжающей Фолкленды, связался в своем доме в Стэнли (до этого времени его еще не арестовали), и он согласился действовать в качестве посредника. В этот момент трое аргентинских коммандос, прятавшихся в спальне горничной, решили, что пора действовать. Осторожно выползая из-под кровати, они двинулись к двери. В комнате прямо под ним находился Гэри Нутт. Ни секунды не колеблясь, он выпустил очередь из своей самозарядной винтовки (SLR) в потолок, а затем, когда услышал крики потрясенных мужчин, еще одну. Секунд через десять коммандос скатились вниз по лестнице, невредимые, с поднятыми вверх руками, умоляя взять их в плен. Когда Хант встретился с адмиралом Бюссером в Доме правительства, он сказал аргентинцу, что ему не рады, и предложил ему уйти. Адмирал вежливо отказался, указав, что у него около 2800 человек на берегу и еще 2000 на кораблях. Логика была непреодолимой.

 

Успешный адмирал Бюссер с книгой «планов», с пометкой «конфиденциально»...

Карлос Альберто Сезар Бюссер (10 января 1928 - 29 сентября 2012) был аргентинским военно-морским офицером, который командовал аргентинскими войсками во время вторжения на Фолклендские острова в 1982 году, который вынудил сдаться губернатора Фолклендских островов, Рекса Ханта.

 После поражения Аргентины в Фолклендской войне он был назначен председателем Объединенного комитета начальников штабов, и занимал эту должность до выхода на пенсию в 1983 году. В 1984 году Бюссер опубликовал книгу «Operaciоn Rosario»(« Операция Росарио»), подробный отчет о высадке аргентинских войск на Фолклендских островах, а в 1987 году – «Malvinas, la guerra inconclusa» («Мальвинские острова, незавершенная война»), общий анализ конфликта.

Бюссер умер от сердечного приступа в сентябре 2012 года. Он находился под домашним арестом с 2009 года за предполагаемые нарушения прав человека , совершенные в Баия-Бланка, область во время диктатуры 1970-х годов

 

В 09:25 Хант приказал морским пехотинцам сложить оружие. Теперь настала очередь Южной Георгии.

 

Унижение для Британии ...  Королевские морские пехотинцы военно-морской группы 8901 высадившиеся ранее на взлетно-посадочную полосу... Рядом с набережной катится машина LARC-5 1-го батальона десантных машин аргентинской морской пехоты. Через несколько минут на шесте у Дома правительства будет поднят бело-голубой аргентинский флаг: острова объявлены аргентинской землей.

 

 

Яндекс.Метрика