A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

* * *

 

В 1983 году в составе группы «Вымпел» Первого главного управ­ления КГБ СССР (внешняя разведка) тоже создали собственное под­разделение боевых пловцов. Специализацией «Вымпела» являлась диверсионно-подрывная деятельность за рубежом. Личный состав подразделения набирался их оперативных сотрудников госбезопас­ности. В отличие от диверсантов ГРУ, важное место в их подготовке занимала работа с агентурой в приморских населенных пунктах стран вероятного противника. В день «X» им предстояло во взаимодействии с агентами захватить и уничтожить важные стратегические объек­ты, либо удержать их до момента высадки десанта главных сил с воз­духа или с моря.

Советские боевые пловцы.

 

Офицеры «Вымпела», отвечавшие за конкретную страну, нелегаль­но отправлялись в зону своей ответственности и изучали на месте теобъекты, которые планировалось блокировать, захватить или унич­тожить. Кроме того, они проходили ознакомительную практику в диверсионных подразделениях Кубы, Никарагуа и Вьетнама, испол­няли обязанности советников в Анголе, Мозамбике и других странах. Проводили совместные учения с коллегами из спецслужб стран Вар­шавского договора. Так что советские подводные диверсанты обла­зили весь мир и к выполнению поставленных задач были вполне го­товы.

Масштаб этих задач был огромен. В случае начала войны с блоком НАТО советский морской спецназ должен был вывести из строя всю систему противолодочной обороны в Атлантике, Тихом океане и Средиземном море, осуществить диверсии в центрах управления и связи основных морских соединений противника, заблокировать пе­редовые операционные базы легких сил. С этой целью им предстоя­ло высаживаться с подводных лодок, самолетов и вертолетов, с ком­мерческих и промысловых кораблей под чужими флагами или тайно проникать к местам предстоящих операций еще до начала военных действий. По данным НАТО, только на побережье Швеции и Норве­гии группы советского подводного спецназа высаживались более 150 раз, так что воевать они готовились серьезно.

Боевой пловец и буксировщик «Протон».

 

В эпоху «холодной войны» противостояние между СССР и США происходило по всему миру. За кулисами чуть ли не каждого локаль­ного конфликта или революции в странах Третьего мира стояла со­ветская и американская помощь, в том числе военная. Поэтому со­ветские морские диверсанты, как и «советники» всех других родов войск, участвовали в боевых действиях во многих регионах мира: в Анголе, Вьетнаме, Египте, Никарагуа, Эфиопии и других — всего в 19 странах мира. Но ответственность за их операции брали на себя воо­руженные силы либо спецслужбы дружественных СССР стран. Сек­реты этой тайной войны еще долго будут храниться в сейфах.

Кроме того, боевым пловцам приходилось решать самые разно­образные задачи невоенного характера: искать в море упавшие лета­тельные аппараты и затонувшие суда, обезвреживать невзорвавшие-ся боеприпасы, ликвидировать последствия техногенных катастроф и даже охранять высокопоставленных лиц.

Так, группа боевых пловцов одного из подразделений ПДСС в ко­личестве 16 человек трое суток, сменяя друг друга, обеспечивала под­водное прикрытие советских и американских судов во время встре­чи Горбачева с Бушем на Мальте в декабре 1989 г.

Капитан 3 ранга Юрий Ивано­вич Пляченко более 30 лет про­служил в отряде ПДСС Черно­морского флота. Он вспоминает, что с ножом и АПСом (автоматом подводной стрельбы) ему воевать под водой не приходилось. Хотя боевых пловцов учат всему, в том числе и реальному противобор­ству с противником. Но лично у него такого никогда не было.

 Капитан 2 ранга Юрий Иванович Пляченко. Фото из журнала «Братишка» (№4 за 2008 г.)

 

Пляченко не думал, что будет боевым пловцом. В 1967 году окончил обычное высшее воен­но-морское училище, служил на тральщике, затем дивизионным минером. Приходилось зани­маться обезвреживанием боепри­пасов, оставшихся с времен Вели­кой отечественной войны.

Наверное поэтому, да еще узнав, что он увлекается подводным спортом, командование и перевело его в отряд борьбы с ПДСС. Был там главным инженером, затем стал командиром.

Последняя его загранкомандировка состоялась в 1986 году, в Ан­голу. Там в ночь с 5 на 6 июня были заминированы под водой и подо­рваны в порту Намиб кубинский транспорт «Гавана» и два советских судна— «Капитан Вислобоков» и «Капитан Чирков». ТАСС, со ссыл­кой на ангольские источники, сообщил, что это дело рук южноафри­канских диверсантов. Правительство ЮАР сразу заявило протест. Раз­горался международный скандал. На советских судах по одной мине не взорвалось, надо было разминировать их и разобраться, чьи это мины.

Пляченко взял двоих матросов, недавно вернувшихся с боевой службы в Эфиопии — у них не было проблем с акклиматизацией, и акул они не только на картинках видели. Назначил в группу еще двух мичманов и одного офицера. Ровно через двое суток все шестеро вылетели в Луанду.

     Эмблема клуба ветеранов специальной разведки ВМФ СССР

 

Он вспоминает. «Ранним утром пошли под воду. Настроение было мерзкое. Прилетели без оружия, а вдруг неизвестный противник решит еще раз наведаться? А как поведут себя мины? Ластой взмахнешь неосторожно, и... Да и акулы у берегов Анголы — здоровущие. Но все обошлось. Осмотрел целые мины, приказал своим ребятам собрать на грунте все осколки от взорвавшихся. Несколько дней они дно об­шаривали, а я на берегу железочки складывал. Интересные оказались штуковины. Такого типа мин никто в мире еще не применял.

Вскоре к Намибу подошли военные корабли Северного флота. Жить стало легче и веселее. Набрали мы у северян ручных гранат и перед каждым спуском глушили «вероятного противника» почем зря. Но диверсантов глушенных не всплывало. Хотя, чего скрывать, ме­рещились.

Работать больше приходилось на берегу — головой. Определили, что мины поставлены на неизвлекаемость. Поняли, почему две из них не взорвались: «чужие» пловцы не сделали поправку на ангольскую зиму (относительную, конечно, по нашим понятиям). Загустела смаз­ка, и электронные взрыватели не сработали. Разработали план обез­вреживания.

Проще всего было взорвать их на месте. Но было жалко судов. Свои же, не «дядины». Первую мину я нейтрализовал маленьким контр­взрывом. Она отделилась от корпуса и взорвалась на грунте.

А вторую надо было снять целой и невредимой во что бы то ни стало. Интересы государства требовали установления авторства ее конструкторов.

Был единственный шанс на успех, да и то слабый. На З6-е сутки я дождался: шток прибора неизвлекаемости оброс водорослями. Еще раз все просчитал и рискнул. Мину обвязали капроновым тросиком, дернули. Повезло, не взорвалась. Отбуксировали ее на берег, на пус­тынный пляж. Там я ее и разобрал до винтика.

Для «интересов государства» мина значения не представляла. Де­тали были японские, английские, голландские. Обыкновенные рези­сторы, диоды, микросхемы. А чья конструкция и сборка — не разбе­решь. Маркировка «ДД» и порядковый номер — 13.

Разборка той самой мины ...

 

Конверсия, «перестройка» и развал Советского Союза больно уда­рили по всем родам войск. Для сил специального назначения 90-годы стали периодом упадка, их общая численность сократилась почти в восемь раз (!). Целые части сокращались, расформировывались либо делились между «новыми» суверенными государствами. Так, группу «Вымпел» после августа 1991 года пять раз передавали из одной струк­туры в другую и за пару лет полностью развалили уникальное подраз­деление. Черноморская бригада морского спецназа по-прежнему дис­лоцируется на острове Майский, но это уже украинское подразделение. Ликвидирован морской пункт разведки на Каспии. Очень остро стоит вопрос материально-технического обеспечения, не хватает гидрокостюмов, выходит из строя техника, заметно упало «качество» добровольцев, а о том, что американский «тюлень» за свою службу получает не менее 3-х тысяч долларов в месяц, у нас просто неприлично вспоминать.

Правда, после войн в Чечне и в Югославии, после серии вылазок международных террористов, российское руководство наконец осоз­нало, что войска спецназначения жизненно необходимы. Сейчас происходит формирование новых подразделений, возрождаются рас­формированные. Среди них группы «Гром» (ФСБ), «Пика» (ГРУ), «Вега» (МВД), отряды «Русь», «Кобальт» и другие. Не каждая страна и не всегда может содержать крупные вооруженные силы, но иметь специальные части она просто обязана. Именно такие «элитные» формирования принадлежат сегодня к числу главных средств защи­ты национальных интересов во внешних и внутренних конфликтах.

 

Яндекс.Метрика