A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

США

 

Как уже сказано выше, к 1948 году в составе ВМФ США остались только 4 команды боевых подрывников: две в составе амфибийных сил Тихоокеанского флота, еще две находились в распоряжении ко­мандующего амфибийными силами Атлантического флота. Было при­знано необходимым пересмотреть тактику боевого применения под­рывных команд. С развитием радиолокационных приборов корабли с подрывниками на борту и сами боевые пловцы уже не могли неза­метно приблизиться к вражескому берегу, нужно было найти другой путь. Решение проблемы напрашивалось само собой: полностью уйти под воду.                            

Начались интенсивные опыты по переоснащению команд боевых подрывников и разработке новой тактики. Организация боевых дей­ствий под водой была для американцев совершенно новым делом. Поэтому в 1948 году группа добровольцев провела ряд эксперимен­тов по погружению на различные глубины, влиянию на человека кис­лородного опьянения и отравления избытком углекислоты, по выхо­ду на поверхность из торпедного аппарата подводной лодки. В частности, американские легководолазы совершили выход из подвод­ной лодки «Групер» и возвращение в нее в открытом море, в том чис­ле на ходу.

В 1949 году у Кусто были закуплены образцы его акваланга, кото­рые приняли на вооружение наряду с кислородными аппаратами. После этого дальнейшее развитие техники плавания под водой по­шло гигантскими шагами. Боевые пловцы проникали на все большие глубины, росло их умение и уверенность в себе, что и было успешно продемонстрировано на учениях Атлантического флота зимой 1949 года.

Летом 1950 года были проведены совместные маневры с британс­кой сверхмалой лодкой типа «ХЕ» по проникновению через сетевые заграждения, поставленные на фарватере Норфолкской гавани. Для англичан в этом не было ничего нового, но американцы приобрели ценный опыт. В том же году был сконструирован первый двухмест­ный подводный транспортировщик. Он стал родоначальником це­лой серии аппаратов типа «Минисаб». Наконец, главное управление кадров министерства ВМФ сделало шаг, который явился окончатель­ным признанием боевых пловцов: оно открыло училище подводных пловцов в Ки-Уэст. Начальником училища стал капитан-лейтенант Роу, в свое время возглавлявший 12-ю команду UDТ.

 Училище подводных пловцов в Ки-Уэст

 

25 июня 1950 года началась война в Корее, а уже 10 июля группа боевых подрывников старшего лейтенанта Атчесона провела пер­вую разведку побережья в районе Поханга. Этот отряд в составе 10 человек прибыл из Японии. Вслед за ним на театр военных действий в Корею прибыли 1-я и 3-я команда подрывников Тихоокеанского флота.

Небольшие глубины и исключительно сложная минная обстанов­ка для тральщиков, а также их нехватка предопределили выдвиже­ние боевых пловцов на ведущую роль в борьбе с минами в гаванях и на рейдах Кореи, в прибрежной зоне. Свою работу они выполняли всегда успешно и без потерь личного состава. Так, в Инчхонской де­сантной операции в сентябре 1950 года 100 боевых пловцов обследо­вали дно, определили глубины в районе высадки, обозначили веха­ми фарватеры, обнаружили и подорвали несколько донных мин. Перед высадкой американского десанта в Вонсане боевые пловцы произвели разведку подступов к порту, отметили буйками 50 якорных и донных мин. В ноябре 1950 г. в мелководном районе на подходах к порту Нампхо, команды подрывников ликвидировали 27 из 68 мин, уничтоженных на этом участке. В районе Ивонь пловцы провели минную разведку и нанесли на карту подступы с моря к месту высад­ки десанта. При оставлении противнику порта Хыннам подрывники заложили у причалов и других портовых сооружений более 20 тонн взрывчатки и взорвали их перед самым вступлением в город северо­корейских войск.

 Боевые пловцы изучает ситуацию по высадке десанта вблизи порта Вонсан...

 

Кроме того, в этой войне американцы впервые активно исполь­зовали команды боевых пловцов для диверсионных действий на суше. Доставляемые быстроходными катерами, они взрывали мосты и тон­нели на прибрежных коммуникациях, тянущихся вдоль восточного побережья полуострова. Специально для действий в Корее в 1952 году дополнительно была сформирована 5-я команда водолазов-подрыв­ников.

В ходе боевых действий американцы совершенствовали методы разведки в прибрежных районах, проверяя в деле наработки преды­дущих лет. Пловцы умело пользовались дыхательными аппаратами, в зимнее время были опробованы резиновые гидрокостюмы, состо­явшие из двух частей, соединяемых «молнией». Впервые подрывни­ки при разминировании использовали вертолеты. По итогам кампании был принят ряд решений, направленных на улучшение оснаще­ния команд подрывных работ и расширение их возможностей. В час­тности, начались эксперименты по обучению боевых пловцов прыж­кам с парашютом, ведению разведки и боя на суше.

Война в Корее и появление ядерного оружия у Советского Союза заставило американское военно-политическое руководство сделать важные выводы. Стало ясно, что, во-первых, военное противостоя­ние двух сверхдержав будет происходить в основном в виде «ограни­ченных конфликтов» на территории других стран без применения ядерного оружия; во-вторых, для таких войн нужны хорошо обучен­ные, вооруженные и оснащенные войска специального назначения. Их создание американцы начали в рамках новой стратегической кон­цепции «гибкого реагирования».

Первая такая группа численностью 2500 человек («зеленые бере­ты») была сформирована в 1952 году в Бад-Тельце (ФРГ). Оно пред­назначалось для ведения партизанской войны на территории Запад­ной Европы в случае советского вторжения. К 1960 году в американской армии имелись уже три группы армейского спецназа, в задачи которых входило проведение разведывательно-диверсион­ных акций, антипартизанских операций и «психологической войны», а также организация повстанческих формирований на территории противника.

Процесс создания спецназа подхлестнуло заявление тогдашнего лидера КПСС Н.С. Хрущева (1894—1971) от 6 января 1961 года, когда Генеральный секретарь ЦК КПСС бросил вызов Америке, заявив, что «СССР вместе с союзниками будет поддерживать справедливые на­ционально-освободительные войны и движения народов». В качестве одной из ответных мер 1 января 1962 года президент Джон Кенне­ди подписал приказ о создании морского спецподразделения SEAL-1 (Тихоокеанский флот), а спустя неделю — SEAL-2 (Атлантический флот).

 

* * *

В конце 1963 года все разведывательно-диверсионные подразде­ления и части, имевшиеся в составе амфибийных сил Атлантическо­го и Тихоокеанского флотов, были объединены в две группы поддер­жки морских операций (Naval Ореration Support Grоир), размещенные соответственно на базах в Литтл-Крик (штат Вирджи­ния) и Коронадо (штат Калифорния). В состав этих групп вошли: уже знакомые нам команды водолазов-подрывников UDТ, отряды развед­чиков-диверсантов SEAL, отряды по ведению психологической вой­ны и вновь сформированные отряды катеров и малых лодок ВSU.

Четыре команды водолазов-подрывников (UDТ) призваны были по-прежнему решать главным образом задачи разведки в интересах десантных сил, расчищать подходы к пунктам высадки, уничтожать противодесантные заграждения, проделывать проходы в минных полях и обезвреживать мины. Лишь в отдельных случаях они могли привлекаться к проведению диверсий, не связанных с обеспечением высадки десанта. Каждая команда состояла из штабного взвода и че­тырех взводов водолазов-подрывников (по два офицера и 20 рядо­вых в каждом). Общая численность одной такой команды составляла 120 человек. Водолазы к этому времени получили на вооружение спе­циальные костюмы и снаряжение, подводные гидролокаторы, аппа­ратуру звукоподводной связи.

 Боец группы UDТ в полном снаряжении...

 

При проведении десантных операций водолазов-подрывников доставляли в район высадки на борту десантного или транспортного судна за несколько суток до начала действий. К обследованию при­брежной полосы они приступали, как правило, за одни-двое суток, действуя группами по б—12 человек. Водолазы-подрывники через каж­дые 20—25 метров выбрасывались в воду с резиновой лодки, пришвар­тованной с противоположного от берега борта катера типа LCPL, который на большой скорости шел вдоль берега по отметке шести­метровой глубины. Другой способ выброски водолазов — с вертоле­тов, летящих на высоте около 6 метров со скоростью 40 км/час.

Обследование дна производилось по направлению к берегу визу­ально или с помощью ручного гидролокатора. Все замеченные пре­пятствия и особенности дна записывались на планшет. По оконча­нии разведки подрывников подбирали обратно на катер. Добытые ими сведения обобщались и докладывались командованию. Обнару­женные препятствия подрывались специальными зарядами за не­сколько часов до начала высадки десанта.

Команды водолазов-подрывников комплектовались добровольца­ми в возрасте 18—32 лет из числа гражданских лиц и военных моря­ков. Кандидаты подвергались строгому медицинскому обследованию. Отобранный личный состав готовился в школах на базах в Литтл-Крик и Коронадо. В один поток в каждую школу набирали 110—120 человек, многие из них отсеивались в ходе дальнейшей учебы. Ос новной курс обучения длился одиннадцать недель, плюс три недели подготовки в парашютной школе.

Разведывательно-диверсионные отряды SEAL(Sеа, АirаndL and Теаm), предназначенные действовать «на земле, в небесах и на мoре», по первым буквам аббревиатуры получили прозвище «тюлени». Они создавались как одна из разновидностей войск спецназначения и предназначались для ведения разведки, диверсий и подрывной дея­тельности в глубоком тылу противника. Разведчики-диверсанты дей­ствуют на берегу или в водах заливов и гаваней с целью уничтожения наиболее важных промышленных и военных объектов, в том числе надводных кораблей и подводных лодок.

Одним из примеров удачной разведывательной операции «тюле­ней» является похищение в 1967 году с советского морского полиго­на в заливе Петра Великого на Дальнем Востоке двух новейших по тем временам донных мин. Они были выставлены там в связи с про­веркой подразделений Тихоокеанского флота комиссией Главной инспекции Министерства обороны СССР. Спустя два месяца после исчезновения эти мины «всплыли» в Нью-Йорке...

Как уже сказано, поначалу были сформированы два отряда SEAL: 1-й на Тихоокеанском и 2-й на Атлантическом флоте. Численность личного состава каждого отряда составляла около 200 человек. Это был контингент военнослужащих, наиболее подготовленных для ве­дения боевых действий в любых условиях. В назначенный район их доставляли на самолетах, вертолетах, катерах и подводных лодках. Кроме того, они имели в своем распоряжении подводные буксиров­щики и четырехместные транспортировщики «Минисаб» с радиусом действия до 60 миль.

Отряды «тюленей» комплектовались в то время путем вербовки добровольцев из числа лучших водолазов-подрывников в возрасте 25— 30 лет. Затем кандидаты в течение 18 месяцев проходили специаль­ную подготовку в школах разведчиков-диверсантов, на различного рода курсах, а также в учебных центрах войск специального назначе­ния США. В программу обучения входило: изучение географических особенностей, языка и религии страны предстоящих действий, при­емов рукопашного боя, подрывного дела, способов выживания в джун­глях, обращения с различными видами оружия и аппаратурой связи, тренировки в стрельбе, плавании, выполнение прыжков с парашю­том. Таким образом, подразделения «людей-лягушек» были преобра­зованы в универсальных разведчиков-диверсантов.

Члены команды SEAL в транспортировщике на подводной лодке USS Philadelphia

 

Для совершения разведывательно-диверсионных акций на море и обеспечения действий «тюленей» были сформированы отряды малых катеров и лодок (Воаt Support Unit).

Задачи борьбы с подводными диверсантами противника решали группы прибрежной подводной войны (Navаl Inshorе Andersеа Warfarе Groups), вошедшие в состав минно-тральных сил Тихоокеан­ского и Атлантического флотов. Численность каждой группы состав­ляла 20 офицеров и 180 матросов.

Боевое крещение «тюлени» получили во Вьетнаме. С 1963 года команды подводных диверсантов использовались для поиска мин в районах якорных стоянок кораблей 7-го американского флота и для разведки побережья в местах высадки американских войск.

С марта 1966 года подразделения из состава 1-го диверсионно-раз­ведывательного отряда SEAL действовали в речных акваториях, на покрытом джунглями участке между Сайгоном и побережьем Южно-Китайского моря, а из состава 2-го отряда вели разведку и патрулиро­вание в дельте реки Меконг. В 1966 году все команды боевых пловцов во Вьетнаме были объединены в 116-ю оперативную группу ВМФ, получившую кодовое название «Гейм Уорден». Она вела борьбу с от­рядами Вьетконга (Народного фронта освобождения Южного Вьет­нама) в речных районах. Группа стала одной из основных ударный частей речных сил американского флота. «Тюлени» осуществляли разведку, патрулирование, диверсии, захват «языков».

В это время количество сил специального назначения в США зна­чительно возросло и достигло 25 тысяч человек, в том числе увели­чилась численность подразделений «тюленей». За один год были подготовлены около 3 тысяч боевых пловцов, из которых 800 при­нимали непосредственное участие в боевых действиях. В 1967 году 1-я команда SEALуже насчитывала 11 взводов, в каждом по 14. чело­век — два офицера и 12 солдат. Взводы делились на две группы по 7 человек.

Все боевые пловцы проходили курс «выживания», учились неза­метно проникать вглубь территории противника, бесшумно снимать часовых, обращаться со всеми видами оружия, был введен курс вьет­намского языка. Каждый из «тюленей» совершал не менее шести прыжков с парашютом, три из которых с обязательным приводнением. Срок службы для боевых пловцов во Вьетнаме был установлен в шесть месяцев, то есть вдвое короче, чем для военнослужащих любо­го другого рода войск, принимавших участие в этой войне.

Действовали боевые пловцы, как правило, группами по 5—6 чело­век. В районы, контролируемые Национальным фронтом освобож­дения, их забрасывали по рекам на небольших быстроходных кате­рах либо на обычных вельботах с подвесным мотором. Несколько позже на вооружение поступили «катера обеспечения боевых плов­цов». Эти катера из алюминия длиной около 7,5 метров развивали при помощи водометного движителя ход до 30 узлов. В район бое­вых действий «тюлени» выдвигались только ночью. Катера проника­ли в районы, занятые противником, не подходя вплотную к берегу. Пловцы ныряли с борта и под водой добирались до джунглей. После выполнения задачи они скрытно возвращались к катеру, ожидавше­му их в условленном месте.

 Бойцы SEAL во время патрулирования в дельте Меконга.

 

Основными пунктами базирования боевых пловцов во Вьетнаме и сил их обеспечения являлись речные порты Нха Бе, Винь Лонг, Май Тхо, Бинь Тхай. Иногда они действовали с маневренных баз — десантных кораблей. Несомненные успехи морского спецназа при­вели к тому, что в январе 1968 года командование морскими операци­ями увеличило 116-ю оперативную группу до 38 офицеров и 195 мат­росов.

Типичным примером тактики «тюленей» может служить рейд 14 сентября 1968 года, когда взвод «Отель» под командой старшего лей­тенанта Пэррота покинул вспомогательную базу флота в Ки Нхане на торпедном катере, чтобы организовать засаду на основании соб­ственных разведданных. Через два часа «тюлени» пересели на мотор­ные лодки. Затем они выбрали место для засады и заняли позиции. Сидя по шею в воде, коммандос в молчании и неподвижности прож­дали всю ночь. Утром на реке показался сайпан, на котором громко разговаривали четыре вьетнамца. Американцы огнем уничтожили их, обыскали судно и затопили его. Отход прикрывали два штурмовых вертолета «Кобра». В результате акции были захвачены планы штур­ма Ки Нханя, списки и оперативные отчеты одного из батальонов Вьетконга. Эти данные позволили организовать новые засады и уда­ры по противнику.

В 1972 г. США предали своих южновьетнамских союзников. Аме­риканское общество решило, что 55 тысяч американцев, погибших в войне с коммунистами — слишком высокая плата за торжество демократии в одной, отдельно взятой азиатской стране. Вместе с другими войсками «тюлени» тоже покинули Вьетнам. Однако их операции доказали, что действия даже одного небольшого специального под­разделения могут играть важную роль не только в крупном конфлик­те, но и в условиях войны партизанского типа. За шесть лет боевых действий (1966—72) 116-я группа SEALпровела 153 операции, унич­тожила более 1000 вьетконговцев, столько же захватила в плен, а сама потеряла при этом убитым всего лишь одного (!!!) бойца.

 Особый боевой знак, известный как «SEAL Trident»

 

Американское военное командование высоко оценило действия боевых пловцов во Вьетнаме. Так, в официальном военно-морском журнале было сказано: «Команды боевых пловцов хорошо зарекомен­довали себя во Вьетнаме. Они внесли в войну вклад гораздо больший в пропорциональном отношении, чем представители любого друго­го рода войск».

На специальном заседании комиссии по делам вооруженных сил конгресса США отмечалось, что «эти военно-морские коммандос ока­зались весьма эффективной силой при действиях на реках и в приле­гающих к ним районах». Таким образом, команды SEAL доказали свою необходимость в составе флота.

 

Яндекс.Метрика