A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

 

Животные с обозначением Мк.5 Мод.1 составляют две коман­ды по четыре морских льва и используются в настоящее время для обнаружения учебных мин и других взрывоопасных объектов в водах минных полигонов в районе Чарлстона и Санта-Роза. Морс­кие львы используются обычно на глубинах не больше 150 метров, хотя они способны нырять и на 350 метров с задержкой дыхания на 6—8 минут.

Дельфины «типа» Мк.6 Мод.1 обеспечивают быстрое обнаруже­ние и опознание водолазов и боевых пловцов. Шесть дельфинов этой группы постоянно участвуют в учениях по охране объектов и противодиверсионным действиям в районах военно-морских баз. Первое их испытание в этой роли, как уже говорилось, состоялось во время войны во Вьетнаме. Сообщалось о дельфинах, которых тренировали для срывания дыхательного аппарата с легководолаза, разбрасывания небольших глубинных зарядов, транспортировки игл, снаряжен­ных быстродействующим ядом, а также для подрыва движущегосякатера.

 Схема работы дельфина по обезвреживанию тетриловых мин.

1 —установка маркера на минреп; 2 — отсек-буй, поднимающийся на поверхность; 3 -дельфин, возвращающийся к катеру с контрольной пластиной в зубах; 4 — нейтрализующий заряд Мк.98, состыкованныйс минрепом.

 

Наконец, животные с обозначением Мк.7 Мод.1 (восемь дельфи­нов) предназначены для обнаружения, определения местоположения, маркировки или обезвреживания донного минного оружия. Некоторые новейшие мины могут сами зарываться в грунт с помо­щью механической вибрации. Но и традиционные донные мины под влиянием волн, приливов и морских течений часто оказываются по­крыты значительным слоем грунта, что делает их не видимыми и труд­но обнаруживаемыми даже с помощью специальных гидролокаторов и подводных телекамер.

Между тем, дельфины могут точно определять то место, где нахо­дится рыба, даже если она скрыта слоем ила и песка. Сейчас живот­ных этой группы активно применяют в американском флоте для ра­боты с самозарывающимися минами по программе МАDОМ («Магнитное и акустическое обнаружение мин»). Дельфины в дан­ном проекте предназначены для действий на мелководье, где затруд­нено использование технических средств. Животных привозят к ме­сту проведения операции на быстроходном катере в «мокрой кровати». Сюда же доставляется надувная лодка, оснащенная при­емником спутниковой навигационной системы GPS, портативным автоматизированным местом оператора и средствами радиосвязи. Основная задача дельфинов - определять местонахождение заглуб­ленных мин и маркировать их специальным устройством. Оно, для упрощения процесса дрессировки, очень похоже на нейтрализующий заряд Мк.98 и представляет собой двухъякорный маркер - дистанци­онный взрыватель. Мина может быть уничтожена обыкновенной глу­бинной бомбой или нейтрализующим зарядом, доставленным при повторном погружении дельфина. Таким образом, группы животных Мк.4 и Мк.7 могут быть оперативно развернуты на борту корабля и действовать в составе противоминных соединений ВМФ, а также в таких морских операциях, как прорыв к порту, проводка судов, рас­чистка фарватеров, контрольное траление мин, которые проводят­ся в ограниченных акваториях.

 

СССР. В 60-е годы советские военные стремились ни в чем не усту­пать Западу и соблюдать симметрию во всех видах вооружений. Не остался незамеченным и интерес американских военных к морским животным.

В 1968 году было принято решение о создании соответствующего научно-исследовательского центра ВМФ СССР. Он разместился в бух­те Казачья под Севастополем, а его начальником стал один из специ­алистов морской разведки капитан 1 ранга В.А. Калганов. Все при­шлось начинать с нуля — строительства лабораторий, отлова животных, подбора кадров, отработки методик. К 1975 году был воз­веден запланированный комплекс зданий, накоплен опыт работы с дельфинами и начаты исследования по решению конкретных воен­но-прикладных задач: использованию животных для противодиверсионной обороны военно-морских баз и якорных стоянок, для поис­ка мин, для нанесения ударов по надводным кораблям и подводным лодкам противника (в принципе, то же самое, над чем работали аме­риканцы).

Схема работы животных при обезвреживании донных и самозарывающихся мин.

1 — катер с дельфином; 2 — лодка с приемником спутниковойнавигационной системы СР8; 3 — дельфин с маркером;4 — нейтрализующий заряд Мк.98; 5 — маркер дистанционного взрывателя; 6 — мины.

 

Особенно больших успехов удалось достичь в применении мор­ских млекопитающих для обнаружения боевых пловцов и обеспечения безопасности кораблей. К середине 80-х годов в Севастополе была создана не имевшая аналогов система противодиверсионной оборо­ны ВМБ с использованием специально обученных дельфинов. Начи­ная с 1986 года, они регулярно заступали на боевое дежурство, уча­ствовали в различных учениях и доказали свою высокую эффективность. Группа животных участвовала в экспериментах по обеспечению безопасности кораблей 5-й эскадры в Средиземном море. Подробности всех этих дел, так же как и в Америке, тщательно засекречены.

Они легко могут следить за акваторией и условным сигналом оповещать операторов о подозрительных аквалангистах и предметах (при необходимости боевой дельфин даже может вступить в схватку с противником — для этого у него может быть специальное оборудование.

 

Все же известно, что «передовой опыт» черноморцев был пере­нят и на других флотах. В Каспийском море экспериментировали с каспийскими тюленями, их планировалось использовать для нанесе­ния ударов по надводным кораблям, подводным лодкам и сооружени­ям на глубинах до 400 метров. Еще один центр создали на Тихоокеан­ском флоте, в бухте Витязь под Владивостоком. Здесь больших успехов достигли в работе с белухами, сивучами, морскими котика­ми. В частности выяснилось, что белуха по дальности действия свое­го эхолокатора почти вдвое превосходит обычного дельфина, а тю­лень-сивуч является настоящей грозой для подводных диверсантов.

За двадцать лет была выполнена огромная исследовательская и практическая работа с морскими млекопитающими, накоплен бесцен­ный опыт их использования для решения различных задач, созданы подразделения дельфинов и тюленей, доказавшие свою эффектив­ность. Однако Советский Союз распался, и приоритеты сменились.

Животных можно успешно использовать для целей МЧС и других ведомств. Они могут принимать участие в поисковых и спасательных работах, прокладке линий и направлений (тонких кабелей) к терпящему бедствие судну, в непосредственном спасении людей на море, доставке им плотов, груза медикаментов и необходимых вещей, не говоря уже об определенной психологической поддержке тонущих до прихода основных сил спасателей.

 

В настоящее время все это поделено и продано. Ликвидирована база на Каспии, вывезены животные из бухты Витязь. Черноморский научный центр достался Украине, но оказалось, что для нее это слиш­ком дорогая игрушка. То, что осталось в Казачьей бухте, никак не фи­нансируется и превратилось в хозрасчетное предприятие, попросту говоря — в цирк. В последнее время появились сообщения о том, что инструкторы этого центра вместе со своими питомцами отправились в Иран — крепить боевую мощь сил специального назначения иран­ского флота в Персидском заливе.

 

Данные по базе в Севастополе...

1966 год — Под Херсонесом создана тренировочная база для обучения боевых дельфинов

1970-1980 гг. — Боевые дельфины участвуют в патрулировании Севастопольской бухты

Начало 1990-х годов — Деьфины из Севастопольского дельфинария проданы в Иран

2000 год — прекращено обучение боевых дельфинов

2012 год — ВМФ Украины возобновляет работу Севастопольской базы

2014 год — специалисты базы заявляют, что начинают работу в составе ВМФ России

 

ВМФ России тоже нынче не по карману содержать океанариумы, проводить какие бы то ни было фундаментальные исследования. Морские львы и дельфины, обладающие уникальными боевыми навыками, дают представления в Севастополе и разъезжают с гастро­лями по СНГ, зарабатывая кормежку себе и зарплату своим инструк­торам. Это и есть «особый путь» России: затевать великие стройки, затем все сносить, потом восстанавливать руины... А прагматичные американцы продолжают вкладывать деньги в дорогостоящие океа­нологические проекты, ибо хорошо помнят завет сэра Рэйли: «вла­деющий морями владеет миром!».

В перспективе командование ВМФ США намерено доверить дель­финам охрану подходов к базе атомных подводных лодок Бангор. Программа по созданию системы «живых часовых», на которую было израсходовано 30 миллионов долларов, завершилась успешными ис­пытаниями в районе Пьюджет-Саунд (штат Вашингтон).

Как видим, диверсионные задачи отошли на второй план. Под­разделения боевых морских животных сегодня не планируется ис­пользовать для проникновения во вражеские базы, подрыва кораб­лей и гидротехнических сооружений, хотя они, несомненно могут это делать — работа не сложнее любой другой. Однако, чтобы воспи­тать из дельфина тренированного «бойца», требуется около пяти лет работы инструкторов. Такой дельфин стоит не меньше одного мил­лиона долларов (!), поэтому превращать его в примитивного ками­кадзе экономически нецелесообразно. Взорвать какой-нибудь шлюз можно сегодня высокоточной крылатой ракетой, выпустив ее за 1000 км от цели.

Результаты большинства экспериментов с морскими животными окутаны завесой секретности, однако известно, что они ведутся ши­роким фронтом: в США, Великобритании, Канаде, Новой Зеландии, КНР Иране, Франции. Представители Центра океанических систем ВМФ США в Сан-Диего оценивают полученные ими результаты как «весьма впечатляющие». Ясно, что морские «биоинтеллектуальные» технологии будут и далее развиваться в военных целях.

 

 

Яндекс.Метрика