A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ПОДВОДНЫЙ СПЕЦНАЗ В XXI ВЕКЕ

 

 

Что такое «война шестого поколения»?

 

 

Все войны в истории человечества можно разделить на войны доядерной эпохи и войны ядерного периода. С древнейших времен и до конца XXвека сменились четыре типа войн доядерной эпохи.

В войнах первого поколения (войны древнего мира и средних веков) главным средством вооруженной борьбы являлся ближний бой холодным оружием с целью физического уничтожения противника.

Изобретение пороха, появление пороховых фугасов (мин), а за­тем огнестрельного оружия привело к возникновению форм и спо­собов войн второго поколения. На этом этапе значение ближнего боя уменьшилось, однако в виде штыкового боя он по-прежнему оставал­ся главным средством окончательного разгрома противника.

Войны третьего поколения (с 60-х гг. XIX века) отличаются рас­пространением нарезного стрелкового оружия и нарезной казноза-рядной артиллерии, обладавшими большой дальностью и точностью огня, появлением якорных мин заграждения, торпед, приборов уп­равления артиллерийским огнем и т.д. Здесь уничтожение против­никами друг друга в основном осуществлялось на расстоянии.

Войны четвертого поколения (начиная с Первой мировой вой­ны) отличаются действиями массовых армий, использующих автома­тическое стрелковое оружие, танки, боевые самолеты, подводные лодки, технические средства связи, автомобильный и авиационный транспорт. Такие войны не прекращаются поныне. Концепция войн этого типа, основой которой являются действия сухопутных войск, существует около 80 лет.

В середине 40-х годов XXвека появилось ракетно-ядерное оружие, ставшее базой для теории войн пятого поколения, которые, к счас­тью, в реальности не происходили. Характерной особенностью по­добных теорий явилось снижение интереса к обычному оружию, осо­бенно оперативно-тактического значения. Оно перестало играть свою прежнюю роль, так как главная ставка делалась на атомные и водородные бомбы.

Во всех войнах доядерной эпохи главным объектом поражения являлись вооруженные силы противоборствующих сторон, поскольку только после их разгрома можно было захватить вражескую тер­риторию, что означало победу. Так как обычных средств для массированного воздействия одновременно по всей территории против­ника не существовало, для достижения стратегических результатов в войне приходилось вести длительные наступательные операции стра­тегического масштаба - многочисленными сухопутными группиров­ками при поддержке авиации. А в ракетно-ядерную эпоху объектом поражения стала практически вся территория и все население обе­их сторон. Точнее, ареной военных действий в ракетно-ядерной вой­не становится вся Земля. Выяснилось, однако, что наша планета слиш­ком мала для подобных экспериментов, мировая ядерная война станет первой и последней в истории человечества. Ядерная стратегия при­вела в тупик.

В связи с этим в военной науке за последние 20—25 лет произошла смена приоритетов. Сегодня военные теоретики разрабатывают кон­цепцию войн шестого поколения. Решающую роль в таких войнах играют уже не сухопутные войска и не атомные бомбы, а воздушно-космические, военно-воздушные и военно-морские силы, высокоточ­ные боеприпасы большой мощности, средства радиоэлектронного управления и подавления, оружие на новых физических принципах (лазерное, пучковое и т.п.). Соответственно, плавный эволюционный процесс разработки новых и модернизации прежних видов вооруже­ний уступил место скачкообразному их обновлению. Например, в войне в Корее (1950—53) были применены всего 9 новых видов ору­жия, созданных после 1945 года. Во Вьетнаме (1963—76) число таких видов равнялось 25, в войнах и конфликтах на Ближнем Востоке с 1967 по 1986 годы — 30, а в войне за Кувейт (1991) — свыше 100.

Высокоточное оружие — это такие управляемые средства (раке­ты, авиабомбы, торпеды, снаряды), вероятность поражения которы­ми малоразмерных целей, находящихся на любом удалении, близка к единице с первой попытки, в том числе несмотря на активное про­тиводействие противника. Кроме того, системы высокоточного ору­жия по мощности поражения целей приближаются к тактическому ядерному оружию, а в некоторых случаях даже превосходят его. Мас­сированное применение высокоточного оружия по военным целям и объектам экономики способно парализовать жизнедеятельность любого государства.

Другая особенность современного периода - создание для боевых действий на суше индивидуальных мобильных систем, включающих технические средства передвижения, мощное вооружение, средства защиты от оружия противника, компьютеры с приемнопередающими радиоцифровыми устройствами, средства электронной борьбы. Такая система позволяет одиночному солдату передвигаться по пере­сеченной местности со скоростью до 60 км/час, ни на секунду не те­ряя связи с мощным главным компьютером в штабе, находящимся за сотни километров от места сражения. Благодаря этому, управление войсками начинает походить на компьютерные игры. Пехота, осна­щенная подобными «экзоскелетами» и электронными «штучками», представляет собой качественно новое образование, обладающее ко­лоссальными боевыми возможностями.*

* Летом 2000 года на полигоне в штате Луизиана прошли учения, в ходе кото­рых была испытана новая экипировка для пехотинцев. В нее входят: компьютер «Пентиум» размером с пачку сигарет; мобильный радиотелефон; прибор навигаци­онной системы GPS; мощный бинокль дневного и ночного видения с дальномерно-угломерным прибором; униформа из особой ткани и бронежилет, обеспечивающие солдату существенную защиту от огневого поражения.

 

В России в 1999 году успешно прошел испытания базовый комплект индвидуальной боевой экипировки «Бармица». Этот комплект включает в себя новый пуле­мет «Печенег» (калибр 7,62 мм) и автомат «Абакан» (калибр 5,45 мм); портативный радиотелефон; средства разведки, спутниковой навигации и жизнеобеспечения. В комплекте используются новые сверхпрочные материалы и особые технологии, обеспечивающие защиту бойца от средств поражения противника. По расчетам, данный комплект позволит снизить число смертельных ранений на 60—70 процен­тов.

 Базовый комплект боевой индивидуальной экипировки (БКИЭ) «Бармица» — базовый комплект российской боевой экипировки первого поколения, созданный для мотострелковых и воздушно-десантных войск, а также — частей спецназначения.

 

Эксперты считают, что все­го лишь 25—50 тысяч человек «новой пехоты» позволят США успеш­но решать те задачи, которые требуют сейчас 500-тысячной сухопутной армии!

Таким образом, сухопутные войска станут существенно меньши­ми по численности и более рассредоточенными. Они будут вести боевые действия в любом направлении из разнесенных на местности районов. На базе информационных технологий появятся «сетевые» формы организационных структур малых подразделений и новой тактики, в центре которых будет находиться одиночный солдат либо мобильная боевая система. Поле боя исчезнет как понятие. Концен­трация войск, четкая линия фронта тоже исчезнут. В результате на­земные боевые операции станут напоминать партизанскую войну высокой интенсивности, в стиле пресловутых «зеленых беретов».

В том случае, если придется воевать странам, чьи вооруженные силы находятся на разных этапах технического развития, уничтожение армии противника, неспособной вести войну нового типа, станет для противоположной стороны третьестепенной целью. Гораздо важнее полностью вывести из строя экономику и главные военные объекты врага. Армия государства, не готовая к ведению войны шес­того поколения, вынуждена будет лишь наблюдать за тем, как со всех сторон наносится массированный удар высокоточным оружием од­новременно с радиоэлектронным подавлением и информационно-психологическим воздействием. При этом стороне, наносящей такой удар, нет необходимости захватывать чужую территорию.

Провозвестником эры войн шестого поколения стала в 1990 году война в Персидском заливе. Телезрители многих стран своими глаза­ми увидели, как первая ракета пробивает отверстие в стене электро­станции в Багдаде, а вторая влетает через это отверстие внутрь. Не нужно быть специалистом, чтобы понять, что в данном случае была достигнута точность попадания, равная нескольким десяткам санти­метров. В ходе войны крылатые ракеты, запущенные с удаления 1200— 1500 км от целей, успешно поразили 80% всех важнейших военных и гражданских объектов на территории Ирака.

 Фрагмент войны в Персидском заливе...

 

Война в Персидском заливе стала также своеобразной лаборато­рией для отработки компьютерной технологии войн. Достаточно сказать, что всю операцию заранее смоделировали на компьютерах. За период с августа 1990 по март 1991 года Пентагон проработал бо­лее 200 вариантов различных способов ведения и обеспечения бое­вых действий многонациональных сил.

Компьютерное моделирование показало, что в ходе воздушно-кос­мической наступательной операции длительностью не менее 35 суток, с применением не менее чем 300 высокоточных крылатых ра­кет, можно поразить 360 важнейших объектов, составляющих основу военно-экономического потенциала Ирака. В том числе удастся унич­тожить около 30 авиационных баз, 10 объектов по разработке и про­изводству химического оружия, ядерный исследовательский центр, все заводы по производству боеприпасов, крупные склады оружия и боеприпасов. Была также дана гарантия вывода из строя практичес­ки всех нефтеперегонных заводов, электростанций, крупных мостов и ряда других важных объектов.

Так впервые встретились две концепции войны: со стороны Ира­ка — четвертого поколения, со стороны многонациональных сил — шестого. Ирак очень серьезно готовился к «прошлой» войне, но ему навязали войну «будущего». Это стало для Ирака катастрофой.

Правда, после завершения воздушной операции американцы при­менили свои сухопутные силы, но вовсе не для того, чтобы достичь более грандиозных стратегических или военно-политических целей. Просто им надо было показать своим налогоплательщикам, что сухо­путные войска прибыли туда не зря. Наземную операцию многона циональных сил, а точнее, езду на танках и бронетехнике по пусты­не, остановили на четвертый день, когда передовые части этих сил вышли к реке Евфрат.

 Результат войны в Персидском заливе...

 

Еще более показательной стала акция против Югославии весной 1999 года: югославские сухопутные войска не сделали за все войну ни одного выстрела, так как противник их просто игнорировал.

В свете сказанного следует рассматривать всю сегодняшнюю по­литику США. Хотя ядерное оружие утратило свое военное значение, оно накоплено в огромных количествах и по-прежнему представля­ет собой значительную угрозу. Став мировым лидером и претворяя в жизнь концепцию войн шестого поколения, США в первую очередь хотят лишить Россию и Китай военно-технических возможностей для нанесения ракетно-ядерного удара по их территории. Поэтому они готовы пойти на кардинальное ядерное разоружение. Одновремен­но, по тем же причинам, американцы создают новую систему проти­воракетной обороны, способную уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты сразу после старта. Цель всего этого — оста­вить вооруженные силы всех потенциальных противников «на уров­не Ирака», на уровне войн четвертого поколения.

 

Роль флота в войнах шестого поколения

 

Особая роль в войнах шестого поколения отводится флоту. Преж­де всего, он должен иметь возможность быстро реагировать на кри­зисные ситуации, возникающие в любых регионах, длительное вре­мя находиться там в полной готовности к выполнению широкого круга задач — начиная с демонстрации флага и кончая участием в круп­ных наступательных операциях в морском и воздушном пространстве противника.

В отличие от стратегии 80-х годов, сегодня делается акцент на боевые действия флота не в океане, а в прибрежных морских районах. Развертываемые в них группировки призваны сдержи­вать возникающие конфликты, способствовать их разрешению и урегулированию, в том числе с применением силы. В соответствии с Оперативной концепцией 1997 года, основное назначение военно-морских сил США, развернутых в передовых районах, состоит в го­товности «проецировать» американскую военную мощь с моря на берег и оказывать влияние на происходящие там события «непосред­ственно и решительно». В данной связи весьма существенно то, что флот находится в международных водах, он не зависит от чьего-либо разрешения на использование иностранных баз, портов и аэродро­мов.

В ходе начавшейся боевой операции военно-морские силы выпол­няют задачи высокоточного огневого поражения на всю глубину театра, осуществляют оперативный маневр, оборону своих морских соединений и наземных сил, защиту морских коммуникаций, а после завершения кампании предпринимают меры по поддержанию ста­бильности в регионе и соблюдению принятых санкций. При этом передовые группировки ВМФ могут наносить внезапные удары кры­латыми ракетами, высаживать диверсионно-разведывательные груп­пы и создавать условия для дальнейшего наращивания американских (или коалиционных) вооруженных сил.

Как свидетельствует практика последних лет, при всем разнооб­разии конфликтов и кризисных ситуаций, начальная реакция США на них, как правило, проявляется с моря. А на острие этой «реакции» практически всегда находятся команды SEAL. Хотя бы уже только потому, что они предназначены для действий именно в прибрежных районах.

Таким образом, флот идет в авангарде подготовки вооруженных сил к участию в конфликтах следующего столетия. А в авангарде фло­та и экспедиционных сил идут «тюлени», на содержание и развитие которых расходуется сегодня почти полмиллиарда долларов в год.

 

Яндекс.Метрика