A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

Часть 4

 

 

ПОДВОДНЫЙ СПЕЦНАЗ

 

 

К началу 70-х годов в военно-морских силах большинства стран были сформированы разведывательно-диверсионные подразделения, способные решать различные задачи в интересах флота и других ви­дов вооруженных сил. Такие подразделения, небольшие по числен­ности, но хорошо подготовленные, оснащенные современными тех­ническими средствами и оружием, сегодня являются важным компонентом в составе ВМФ.

Массовое развитие подводного спорта и спортивных средств пе­редвижения под водой позволяет содержать подготовленный контин­гент специалистов подводного плавания. Статистика свидетельству­ет, что подготовку, необходимую спортсмену-подводнику, только в странах НАТО прошли не менее 5 миллионов человек, из них около 500 тысяч занимаются подводным спортом регулярно. Военно-морс­кие силы этих государств готовятся к широкому использованию бое­вых пловцов.

В настоящее время считается, что боевые пловцы должны осуще­ствлять операции двух типов: штурмовые и вспомогательные. К чис­лу первых относятся: диверсии против кораблей и судов в портах, на якорных стоянках и в прибрежных районах; диверсии против бере­говых целей (объекты обеспечения, связи, управления, РЭБ и дру­гие); прокладывание пути своим морским силам и десантам (устране­ние заграждений, мин, огневых точек, обозначение фарватеров и т.д.); действия в качестве ударных спецгрупп.

Вторые включают: разведывательные действия; охрану собствен­ных портов и акваторий от разведчиков, диверсантов и боевых ко­раблей противника; аварийно-спасательные работы (в том числе в гидротехнических сооружениях); меры по борьбе с террористами, охрану государственных границ.

СССР

В октябре 1955 года на рейде Севастополя от подводного взрыва затонул линкор «Новороссийск». Официально о его гибели не сооб­щалось, лишь зачитали на флотах документ, согласно которому при­чиной трагедии стала немецкая донная мина времен прошедшей вой­ны. Однако многие специалисты считали тогда и продолжают считать сейчас, что истинными виновниками гибели корабля являются под­водные диверсанты неизвестной принадлежности (акцию приписы­вают итальянским боевым пловцам из группы князя Боргезе, британ­ским, американским и даже турецким).

  "Новороссийск" перед опрокидыванием. На схеме цифрами обозначены: 1 - вода с глубиной 17м; 2-3 слой жидкого ила до отметки 21м; 4 - твердое дно бухты; 5 - пробоина в подводной части корпуса; 6 - пробоина в верхней палубе; 7 - полубак; 8 - ватерлиния.

 

Как бы там ни было, подрыв огромного корабля с фатальными последствиями произвел сильное впечатление на тогдашнее руковод­ство советского Минобороны. Оно приступило к рассмотрению воп­роса «о необходимости создания специальных подводных разведы­вательно-диверсионных формирований». Весной 1956 года министр обороны Г.К. Жуков издал приказ об организации специальных сил военно-морского флота. На основе этого приказа начались различ­ные эксперименты в данном направлении.

  Линейный корабль «Новороссийск» — бывшийитальянский «Юлий Цезарь». Спущен на воду в 1911 г. Водоизмещение 29 тысяч тонн; размеры 186 х 28 х 10 метров;10 орудий 320-мм, 12-120-мм, 8-100-мм.

 

Первым в советском флоте в том же году был создан спецназ Бал­тийского флота. Возможно, эта дата действительно обозначает офи­циальное создание частей специального назначения. Тем не менее, нет сомнений, что опыт Отечественной войны не был забыт, и что подводные диверсанты готовились на флотах и до 1956 года. Так, еще до гибели «Новороссийска» курсанты водолазной школы в Севасто­поле проводили ежегодные учения по минированию кораблей эскад­ры. А личный состав пункта морской разведки Балтийского флота в 1999 году отметил 45-летие своей части, т.е. она была сформирована в 1954 году.

«Части специального назначения — черная гвардия Пентагона», писали тогдашние советские журналы, клеймили поджигателей вой­ны и на словах боролись за «мир во всем мире». А тем временем отра­батывалась тактика действий, создавалось снаряжение и вооружение советского морского спецназа. Уже в 1956 году мичман Брагин совер­шил первый прыжок с парашютом, предназначенным для десанти­рования боевых пловцов в воду. На следующий год моряки того же подразделения опробовали новые по тем временам акваланги. Вскоре на смену обычным спасательным кислородным аппаратам пришло водолазное снаряжение особого назначения (ВСОН).

В 1958 году состоялись испытания первого подводного транспор­тировщика. В том же году на учениях в районе Таллиннской военно-морской базы одна группа боевых пловцов «заминировала» крейсер на якорной стоянке, другая группа «уничтожила» на берегу склад бо­еприпасов, третья — проделала проход в боновых заграждениях, при­крывавших вход на рейд.

В 1967 году приказом главнокомандующего ВМФ был создан «Учеб­но-тренировочный отряд легких водолазов Черноморского флота». Уже в следующем году он показал на крупных общевойсковых учени­ях свои возможности в плане обеспечения высадки десанта (захват Босфора и Дарданелл оставался главной стратегической целью Ч.Ф. вплоть до последних дней существования СССР). Боевые пловцы не только провели разведку побережья в районе высадки десанта, но и сумели захватить там плацдарм, облегчивший и ускоривший высадку главных сил.

Помимо отрядов боевых пловцов, предназначенных для разведы­вательно-диверсионных операций в акваториях противника, на базе аварийно-спасательной службы ВМФ были организованы подразде­ления противодействия вражеским подводным диверсантам. В тече­ние 1968—69 гг. на всех флотах развернули отряды по борьбе с под­водными диверсионными силами и средствами (ПДСС). Их подразделения имеются во всех крупных военно-морских базах и в местах базирования атомных подводных лодок. А собственно морской спецназ появился также на Северном и Тихоокеанском флотах, в составе Каспийской флотилии.

В «период расцвета эпохи застоя» спецназ ВМФ СССР насчиты­вал четыре бригады (по одной на каждом из флотов) и несколько бо­лее мелких подразделений. Так, 17-я отдельная бригада особого на­значения базировалась на острове Майский под Очаковым. Она имела в своем составе различные группы специалистов: подводного мини­рования, радиоэлектронной разведки, подготовки ПДСС и другие.

Так выглядит бывший центр «морских котиков».

 

Для выполнения широкого спектра задач советские боевые плов­цы получили целый арсенал вооружения и технических средств (на сегодняшний день изрядно устаревший). Помимо обычных автома­тов, винтовок, пистолетов, пулеметов, снабженных приборами бес­шумной беспламенной стрельбы, это подводный пистолет СПИТ и подводный автомат АПС. Для усиления огневой мощи разведыватель­но-диверсионная группа могла также использовать гранатометы, ПЗРК, ПТУРС и другое оружие. Инженерное вооружение включало обычные ВВ, стандартные армейские заряды — фугасные и кумуля­тивные, противопехотные и противотанковые мины, а также специ­альные противокорабельные мины и буксируемые ядерные фугасы.

Так как основная цель спецназа — действия в тылу противника, то отрабатывались различные способы доставки боевых пловцов к объектам: воздушный, морской, наземный и комбинированный. Для десантирования с воздуха применяются специальные парашюты, позволяющие сбрасывать диверсантов на воду в водолазном снаря­жении. Эксперименты показали, что они позволяют прыгать со сверх­малых высот — такие прыжки проводились на Черноморском флоте в июне 1986 года. Тогда отрабатывали прыжки со 120, 100, 80 и 60 метров. Само собой, что при этом у пловцов не было запасных пара­шютов, так как время полета под куполом исчислялось секундами.

Стандартная численность разведывательно-диверсионной группы составляла 6—8 человек. В середине 80-х годов КБ академика В.Н. Челомея (1914—1984) разрабатывало аэрокосмический способ доставки такой группы, которая должна была сбрасываться в капсуле спускае­мого аппарата в любой район Мирового океана с последующей пере­садкой на подводную лодку. Однако в связи со смертью руководителя до практической реализации проекта дело не дошло.

Водолазное снаряжение дополняли гидроакустические станции, приборы навигации и звукоподводной связи. Для движения под во­дой использовались индивидуальные буксировщики типов «Протон» и «Протей», групповые транспортировщики «Сирена», «Тритон-1» и «Тритон-2».

Транспортировщик «Тритон-2».

 

Тактика подводных операций, приемы и методы обучения, снаря­жение, вооружение, технические средства — все это разрабатывалось советскими военными специалистами почти с нуля, так как предше­ствующих разработок практически не существовало, за исключени­ем отдельных инициативных проектов или экспериментов. Тем не менее за несколько лет по всем аспектам, связанным с подводной разведкой и диверсиями, удалось догнать аналогичные подразделе­ния стран НАТО.

Личный состав подразделений специальной разведки ВМФ и ПДСС набирался в основном из числа морских пехотинцев, получив­ших рекомендацию командира. Кандидат должен быть эмоциональ­но уравновешенным, способным сохранять спокойствие в экстремаль­ных ситуациях, не бояться темноты, одиночества, замкнутого пространства. Он должен выдерживать большие физические нагруз­ки, хорошо переносить погружения на значительные глубины и пе­репады давления. Если психологические тесты и медицинская комис­сия были пройдены, кандидат становился курсантом. Дальше начиналась 6-месячная базовая подготовка, состоявшая из трех эта­пов.

Программа обучения включала в себя водолазную, воздушно-де­сантную, навигационно-топографическую, горную специальную, мор­скую, физическую подготовку, минно-подрывное дело, рукопашный бой, умение выживать в условиях различных театров военных дей­ствий, радиодело и многое другое, без чего не обойтись в современ­ной войне.

В течение нескольких месяцев физические и психологические на­грузки доводили до предельных. За кандидатами постоянно наблю­дали старшины из боевых подразделений, заранее подбиравшие лю­дей в группы. Физическая и профессиональная подготовка оценивались по нормативам, а психологическая устойчивость про­являлась в ходе различных испытаний. Отбор проходили не более 70% процентов первоначально годных добровольцев. Подобная стро­гость понятна и принята во всех странах, она проистекает из слож­ности тех задач, которые стоят перед боевыми пловцами. При их выполнении требуется точный расчет, отличная физическая и тех­ническая подготовка, преданность своему делу и вера в тех, кто идет рядом с тобой.

 Боевые пловцы ВМФ России...

 

Первый этап занимал 7 недель. Учебный день был рассчитан на 15 часов. Курсанты бегали кроссы на дальние дистанции, плавали, занимались греблей, преодолевали полосу препятствий. С каждым днем нагрузки увеличивались, а требования становились все жестче. В последнюю неделю проверялась способность курсантов выдержи­вать предельные физические и психические нагрузки. В это время на сон отводилось не более 3—4 часов в сутки. Курсанты совершали марш-бросок с полной выкладкой на 100 км, а также заплыв в гидро­костюме на 10 миль, буксируя при этом груз до 40 кг. Первый этап проходили до конца далеко не все.

Второй этап длился 11 недель. В ходе его курсанты изучали водо­лазное снаряжение, минно-взрывное дело, тактику боевых операций малых групп под водой и на суше, основы войсковой разведки, ра­диодело, овладевали холодным и огнестрельным оружием. Разумеет­ся, видное место отводилось изучению и отработке различных спо­собов проникновения в заданный район из-под воды и эвакуации с берега в воду. Немало времени уделялось рукопашному бою на суше и под водой с ножом. В процессе занятий происходил также подбор членов мелких подразделений боевых пловцов — двоек, троек, чет­верок — с учетом их психологической совместимости и равенства фи­зических возможностей.

Закончив второй этап обучения, курсанты сдавали зачет по охра­не и обороне береговых объектов и кораблей от боевых пловцов про­тивника. Экзамен проходил на фоне учений, моделирующих боевую операцию. В ходе их проверялось умение работать под водой на раз­личных глубинах: ориентироваться, наблюдать в условиях плохой видимости, вести бой, преследовать врага, отрываться от преследо­вания, маскироваться на грунте. Курсантов, успешно сдавших зачет, отправляли в отдельную бригаду морской пехоты для закрепления приобретенных навыков.

Это третий этап, он длился 8 недель. Опытные инструкторы ежед­невно контролировали курсантов. Затем происходило распределение по боевым частям — бригадам спецназа, другим подразделениям.

Наиболее способным предлагали пройти двухгодичное обучение в специальном учебном центре Главного разведывательного управ­ления Генштаба вооруженых сил СССР, который до 1992 года находился на озере Балхаш в Казахстане.

 Структура подготовки советских боевых пловцов.

 

Этот центр готовил кадры для временных подразделений («Дельфин» и другие), создававшихся ГРУ для проведения конкретных разведывательно-диверсионных опера­ций в дальнем зарубежье.

Здесь курсанты прыгали с парашютом по всей шкале высот, начи­ная с 200 метров и заканчивая затяжными из стратосферы, опуска­ясь при этом на различную местность, в любую погоду и в любое вре­мя суток. Высаживались с вертолетов по канатам и без них. Осваивали выход из подводной лодки через торпедные аппараты. Учились зах­ватывать аэродромы, командные пункты, узлы связи. Кроме того, их учили выживать в любых климатических условиях, способам побега из плена, работе на всех типах радиостанций, использованию самых различных технических средств, преодолению рубежей подводной обороны.

В центре происходила специализация курсантов по регионам предстоящей боевой деятельности: Латинская Америка, США и Канада, Западная Европа, Юго-Восточная Азия, Южная и Юго-Запад­ная Африка, Ближний Восток, Дальний Восток. После основного кур­са обучения на Балхаше диверсантов отправляли в Севастополь, где они изучали методы борьбы с морскими животными, тренированны­ми на уничтожение боевых пловцов.

Когда инструкторы приходили к выводу, что группа диверсантов подготовлена полностью, ее начинали использовать в боевых опера­циях. Однако раз в год они обязательно проходили курс переподго­товки, где их знакомили с новинками снаряжения, вооружения, ме­дицинского обеспечения, а также с опытом советских и зарубежных пловцов.

Проведение любой операции боевых пловцов невозможно без помощи специальных научных подразделений и информационного обеспечения. Чаще всего подразделения технического обеспечения находились на борту «научно-исследовательских» кораблей Академии Наук СССР, судов аварийно-спасательной службы или в секретных отсеках огромных плавучих рыбоконсервных заводов. Они обеспе­чивали диверсантов точной информацией о гидрографических ус­ловиях в районе высадки, нередко осуществляли звукоподводную связь с ними, обеспечивали их гидроакустическими маяками, произ­водили скрытную заброску и прием на борт. Офицеры спецназа ВМФ на гражданских судах совершали «круизы» по иностранным портам с целью рекогносцировки, изучая особенности будущих целей и пла­нируя операции по их уничтожению.

 Боевые пловцы. Элита элит...

 

Яндекс.Метрика