A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

 

На третьем этапе в течение девяти недель изучаются средства унич­тожения объектов, системы оружия и взрывные устройства, осваи­ваются методы ведения разведки мест высадки, способы ори­ентирования на местности и тактика боевых действий на берегу, отрабатываются действия в составе взвода, отделения и разведгруп­пы из четырех человек, порядок высадки с вертолета, проводится минно-подрывная подготовка.

Последние четыре недели курсанты проводят на острове Сан-Клементо, где отрабатывают на практике все ранее полученные знания и навыки в комплексе с использованием боевого оружия, взрывных и пиротехнических устройств. Перед окончанием базового курса они проходят зачетное учение по физической, тактической и специаль­ной подготовке с выполнением установленных нормативов, а сразу после выпуска направляются в армейскую школу в Форт-Беннинг, штат Джорджия, где в течение трех недель проходят курс парашютно-де­сантной подготовки.

Здесь отрабатываются способы десантирования, изучают парашю­ты разных типов и снаряжение. Прыгают по всей шкале высот: от минимальной в 200 метров до высотных затяжных с 5000 метров, на различную местность, в хорошую погоду и в ветреную. Помимо прыж­ков с парашютом отрабатываются способы высадки с вертолетов по канатам и без них. Последние 3—5 дней данного курса занимает уче­ние с парашютной выброской группы в отдаленный район, откуда они совершают заплыв не менее 10 миль к заданному объекту и его «уничтожение».

 Последние «шаги» – они всегда тяжелые...

 

Весь цикл обучение «тюленей» заканчивается шестимесячной ста­жировкой в командах SEAL и подразделениях специальных транспор­тных средств. Там они повышают свою квалификацию, изучая штат­ное оружие и боевую технику, иностранные языки, совершенствуют тактику проведения спецопераций в условиях города, пустынь, джун­глей и Арктики, использования надводных и подводных плавсредств. И только теперь, по окончании стажировки, каждому курсанту присваивается соответствующая квалификация по выбранной специ­альности с вручением эмблемы службы — «трезубца».

 Эмблема американских «тюленей».

 

Но и дальней­шая жизнь не позволяет боевому пловцу расслабляться. Каждые пол года его проверяет квалификационная комиссия со сдачей разнооб­разных нормативов по физподготовке. Даже теперь он не считается полноценным «тюленем» — его еще не допускают к серьезным опера­циям и используют, как правило, «на подхвате»: прикрывать тыл, обеспечить отход основной группы, просто «пошуметь». Только че­рез три года, после подписания второго контракта, новобранец мо­жет считать себя настоящим бойцом SEAL.

Офицерский состав для морского спецназа отбирается из числа добровольцев, выпускников военно-морского училища в Аннаполи­се и гражданских вузов, прошедших обучение по программе офице­ров резерва ВМФ. Кандидаты проходят начальную подготовку в том же учебном центре, что матросы и старшины, после чего стажируют­ся в подразделениях СпН в течение 6—9 месяцев на должностях ко­мандного состава, осваивая обязанности командира взвода. Затем в течение нескольких лет офицер проходит службу, в полном объеме исполняя свои обязанности. После 5—6 лет он может рассчитывать на повышение, имея право выбора места службы на командно-штаб­ных или военно-педагогических должностях.

Помимо основного курса обучения разведчиков-диверсантов, на­бираемого два раза в год, в учебном центре Коронадо организуются десять специальных курсов: операторов ПСД, инструкторов-водола­зов, физиологии и кессонных заболеваний и другие.

 1 января 1962 года президент Джон Ф. Кеннеди подписал закон о создании нового подразделения специальных операций под названием «U.S. Navy SEa, Air and Land» или «SE.A.L Teams»... отмечается очередная годовщина подразделения...

 

Американцы считают, что подготовка подразделений ССО ВМФ осуществляется в целом на достаточно высоком профессиональном уровне, свидетельством этому служит незначительный процент по­терь при участии их в боевых действиях в экстремальных ситуациях.

За последние пятнадцать лет силы спецопераций ВМФ США при­нимали участие в операциях по урегулированию вооруженных конф­ликтов более чем в 25 странах имеющих границы по морскому или океанскому побережью, берегам рек, озер и заливов. Опыт их боево­го применения в Гренаде (1983), Панаме (1989), зоне Персидского залива (1987-88 и 1990-91), Гаити (1994) и Югославии (1999) свиде­тельствует о том, что они способны выполнять свойственные им за­дачи в конфликтах любой интенсивности практически на всех теат­рах военных действий

Основными способами высадки, применявшимися в ходе разве­дывательно-диверсионных действий в подобных операциях, были морской (надводный или подводный с использованием ПСД), а так­же воздушно-морской, когда боевые пловцы сначала высаживались на парашютах в море вместе с надувными лодками, а затем произво­дили высадку из них на избранный участок побережья. В боевых дей­ствиях в зоне Персидского залива имели место также воздушный спо­соб высадки и заброска диверсантов наземным транспортом.

 

 

Персидский залив, 1991

 

 

Командование американских ССО ВМФ выделило особый контин­гент для отправки в район Персидского залива. Позже он был преоб­разован в группу «морских спецопераций» под руководством коммандира Реймонда Смита. В состав группы вошли: командование (размещалось в Дахране, Саудовская Аравия), 1-я, 3-я и 5-я команды SEAL, три особые лодочные команды, группа специальных подвод­ных и надводных судов, подразделения связи. К началу боевых дей­ствий общая численность войск специальных операций на театре достигла 5000 человек.

«Тюлени» сначала производили тактическую разведку побережья оккупированного Кувейта с упором на выяснение навигационно-гид-рологической обстановки и поиск минных заграждений; противодей­ствовали небольшим иракским группам, производившим разведку саудовского побережья и высадку диверсантов; обеспечивали безопасность кораблей и судов в саудовских перевалочных портах и на якорных стоянках. Кроме того, они осуществляли набеговые опера­ции против иракской береговой обороны, участвовали в спасении экипажей сбитых над морем самолетов и вертолетов.

Для разведывательных рейдов использовались скоростные катера и полужесткие лодки типа «Зодиак» F-470. Катера доставляли «зодиаки» в прибрежную зону, далее «тюлени» пересаживались в эти лод­ки и проникали на вражескую территорию. Полученная ими информация содействовало тому, что союзное командование отказа­лось от морского десанта: прогнозируемые потери были несоиз­меримы с результатами. Очень важной задачей «тюленей» было разминирование прибрежных минных заграждений. Для этого использовались подводные транспортировщики Мк.IX, имеющие доплеровскую навигационную систему и гидроакустическую станцию обнаружения морских мин. Между 30 января и 15 февраля морской спецназ очистил от мин акваторию общей площадью 27 квадратных миль.

 Подводный транспортировщик (SDV) Mk IX в музее подводных лодок США

 

Однако наиболее значительной акцией команд SEAL стали «отвлекающие операции» по введению противника в заблуждение относительно истинных намерений союзного командования. Так, в ночь с 23 на 24 февраля 1991 года морскую базу Рас аль-Мишаб покинули два катера специального назначения. Достигнув исходных рубежей в девяти милях от кувейтского города Мина Сауд, катера легли в дрейф. Шесть «тюленей» пересели в «Зодиаки». Каждый, кроме личного оружия, нес подрывные заряды и сигнальные буи. За несколько сот метров от линии прибоя боевые пловцы бросились в воду и вплавь добрались до берега. Размещение взрывчатки и буев прошло беспрепятственно. Когда бойцы вернулись на катера, с их бортов дистанци онно взорвали заряды на берегу, имитируя тем самым действия под рывников, уничтожающих препятствия. Затем были приведены в действие сигнальные буи, как бы обозначающие проходы для десантно-высадочных средств. Отряды «тюленей» проведи также высадку на острова Фейлака и Бубиян, несколько групп «отметились» в райо­не Умм-Каср. Все эти действия убедили иракское командование в под­готовке «удара с моря» и заставили дополнительно передвинуть на приморское направление три пехотных дивизии.

19 января отряд SEAL численностью до 80 человек принимал уча­ствовал в захвате четырех иракских нефтедобывающих платформ, на которых размещались станции РЛС (американцы также опасались, что платформы могут использоваться для базирования катеров или вертолетов). Операция проводилась одновременно с воздуха и с моря. Помимо вертолетов, применялись подводные средства движения. 24 января подразделение «тюленей» участвовало в захвате кувейтского острова Кварух, лежащего в 30 милях на юго-восток от города Кувейт. Перед их высадкой два вертолета обстреляли иракские позиции. Интенсивный пулеметный огонь и несколько залпов неуправляемых ракет предрешили результат боя: гарнизон острова сдался. «Тюленям» осталось только занять остров — первый освобожденный союзника­ми участок кувейтской территории.

Команды SEAL во время этой войны реализовали весь комплекс функций частей специального назначения, начиная с тактической разведки и заканчивая охраной важных персон. Влияние акций всех спецподразделений, включая «тюленей» на ход операции «Буря в пустыне» было несопоставимо выше, чем их численность. Одни толь­ко «тюлени» провели около 120 операций, не потеряв при этом ни одного человека.

 Специальный отряд SBU-12 во время операции "Буря в пустыне"

 

* * *

 

Анализ использования ССО в этом конфликте позволяет сделать вывод об изменении функций подобных войск, обретении ими важ­нейшего значения в обеспечении боевых действий на всех этапах проведения операции на ТВД. Более того, военные специалисты пришли к выводу о качественно новом уровне использования сил специальных операций. В Персидском заливе они применялись не только совместно с другими родами войск, но также и в качестве са­мостоятельного «полноправного элемента». После войны в заливе стало ясно, что в будущем роль их будет постоянно возрастать. Про­шедшее с тех пор десятилетие подтвердило этот тезис.

 

 

Яндекс.Метрика