A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 5

Содержание материала

 

 

БОЕВЫЕ ЖИВОТНЫЕ

 

Боевые средства, где вместо водолаза-смертника используются морские животные, можно назвать «живыми торпедами». Над таким подводным оружием начал работать уже в годы Первой мировой вой­ны известный американский физик Роберт Вуд (Wood; 1868—1955). Он считал, что тюлени, обладающие прекрасным слухом и обоняни­ем, вполне могут отыскивать притаившиеся на дне подводные лод­ки. В 1939 г. этой идеей заинтересовалось Министерство военного флота Швеции. Оно профинансировало эксперимент. Отловили боль­шое количество тюленей и начали их дрессировать. Суть дрессиров­ки заключалась в размещении на корпусе старой подлодки, находив­шейся в подводном положении, решетчатых контейнеров со свежевыловленной сельдью. Когда тюленей выпускали затем в море, оказалось, что они без особого труда находят лежащие на грунте под­лодки несмотря на то, что рыбы там нет.

Следующим этапом эксперимента стало проведение специальных хирургических операций на тюленях с целью размещения под их ко­жей зарядов взрывчатки. Результаты оказались отрицательными, так как животные не выдерживали подобного зверства. Тогда сконструи ровали специальный ошейник, позволявший тюленю буксировать за собой плавучую мину. Однако эксперимент провалился: тюлени кате­горически не хотели нырять с таким грузом к подлодкам.

Таким образом, первые серьезные работы по использованию мор­ских млекопитающих в военных целях приходятся на конец 30-х — начало 40-х годов XXвека. Однако начавшаяся вскоре мировая бой­ня не способствовала длительным и трудоемким научным изыскани­ям. Зато с начала 50-х годов вспыхнул настоящий бум в изучении аквасферы. Одна за другой работают океанографические экспедиции, строятся глубоководные аппараты и исследовательские подводные лодки, на шельфе устанавливаются подводные лаборатории, широ­кое распространение получил акваланг, позволивший человеку сво­бодно парить в глубине. Одновременно в различных научно-исследо­вательских центрах, в первую очередь в США и во Франции, развернулись планомерные работы по изучению морских животных и возможности использования их способностей в практических це­лях.

Речь шла о морских млекопитающих — все тех же тюленях и еще о дельфинах. С античных времен известно, что дельфины являются одними из наиболее общительных и дружелюбных к человеку живот­ных. Они обладают высокоразвитой нервной системой, легко ужива­ются в неволе, хорошо поддаются дрессировке. Значительный инте­рес для исследователей представляет совершенство их органов движения и механизма кислородного обмена при погружениях. Дель­фин способен нырять на глубину до 500 метров и находиться там чет­верть часа, к тому же он превосходно владеет эхолокацией и ориен­тируется под водой независимо от условий освещения. Эксперименты проводились также с касатками и морскими львами. В ходе таких ра­бот было доказано, что человек может обучать этих животных для выполнения вполне конкретных работ. Отсюда уже недалеко до сле­дующего умозаключения: прирученные и соответственным образом тренированные морские животные могут стать одним из эффектив­ных боевых средств ведения войны на море.

США. В 1959 году результатами исследований заинтересовалось командование американского флота, которое выделило ассигнования на создание собственной экспериментальной базы для изучения мор­ских млекопитающих. Ученые должны были дать ответ на вопрос: ка­кие практические задачи эти животные могут решать и какой вид дрессировки дает наилучшие результаты.

Известно, что дельфины способны выполнять довольно сложные упражнения, в чем наглядно убеждается публика, посещающая океа­нариумы и морские парки. Однако их дрессировка для выполнения задач военного характера оказалась непростым делом. «Военно-мор­ские» млекопитающие должны были научиться быстро различать объекты разных и неизвестных заранее размеров и форм, располо­женные в непривычной окружающей среде, созданной, например, неординарным сочетанием естественных и искусственных предме­тов, фоновыми акустическими шумами, стаями рыб, которые кажут­ся дельфинам и тюленям куда более привлекательными, чем донная мина или подводный диверсант.

Тем не менее, специалистам удалось доказать возможность исполь­зования названных морских животных для обеспечения повседнев­ной деятельности ВМФ, а в случае необходимости и для боевых дей­ствий. Они способны решать следующие задачи: а) уничтожать морские цели (подводные лодки и надводные корабли) в базах и га­ванях противника; б) взрывать плотины и другие гидротехнические сооружения на реках; в) охранять побережье, военно-морские базы и якорные стоянки кораблей от проникновения подводных дивер­сантов; г) разминировать водные участки; д) искать, обозначать и под­нимать различные предметы, оказавшиеся под водой; е) помогать во­долазам при проведении подводных работ; ж) спасать утопающих и защищать человека от нападений акул.

Катализатором, ускорившим перевод научно-исследовательских разработок в практическую плоскость, послужил инцидент в Тонкин­ском заливе и последующие боевые действия во Вьетнаме, когда бое­вые пловцы Вьетконга стали причинять немалый материальный ущерб и даже топить транспортные суда в речных и морских портах Южного Вьетнама — Кам-Рань, Дананг, Сайгон и других. Так, 2 мая 1964 года в Сайгоне магнитными минами был поврежден американс­кий авиатранспорт «Кардж» с грузом самолетов и вертолетов, позднее в порту Нха Транг во время погрузки взорвался и затонул британс­кий танкер. В общей сложности вьетнамские (и, по неофициальным данным, советские) подводные диверсанты потопили или повреди­ли несколько десятков транспортных судов.

Первой реакцией ВМФ США на эту угрозу стало создание отря­дов специального назначения для защиты уязвимых гаваней. Такие отряды входили в состав 1-й группы прибрежных подводных дей­ствий спецназа. В 1970—71 гг. в ходе операции под кодовым названием «Быстрый поиск» эти подразделения начали привлекать к работе дрессированных дельфинов, обученных охранять акваторию портов, для обнаружения подводных диверсантов и обезвреживания их. Так, группа из шести дельфинов, прошедших подготовку в военно-морс­ком подводном центре в Сан-Диего, вместе с 12 дрессировщиками, использовалась для охраны порта Кам-Рань. Дельфины вели поиск в заданном районе. Обнаружив пловца, животное подавало сигнал по радиоканалу своему дрессировщику. Получив от последнего команду-сигнал, дельфин, у которого на передней части головы был заклю­чен баллончик с парализующим веществом (двуокись углерода) и иг­лой, направлялся к пловцу и, стремясь вытолкнуть того на поверхность, наносил смертельный укол.

 Боевые дельфины: вверху — убийца; снизу — сапер.

 

Об этой операции ходило много слухов, в частности о том, что в бухте Кам-Рань боевые дельфины якобы уничтожили 14 диверсантов (в том числе двух советских) и еще одного пьяного американского сержанта, решившего искупаться. Во всяком случае, там было дока­зано, что использование дельфинов для поиска боевых пловцов бо­лее эффективно, чем применение электронно-акустических датчиков. Результаты операции командование признало «весьма удовлетвори­тельными», поэтому дрессировка морских млекопитающих в военных целях продолжалась до конца 70-х годов по программе ММS (Маrine Маmmals System).

Кроме центра в Сан-Диего, исследовательская работа с морскими животными проводилась еще в шести местах: в зоне Панамского ка­нала, в бухте Канеоха-Бей (Гавайские острова), на острове Сан-Кли­менте у берегов Калифорнии, на озере Панд-Орей (штат Айдахо) и на мысе Принца Уэльского (Аляска). В интересах ЦРУ велись экспе­рименты в Ки-Уэст у побережья Флориды. Кроме того, фундаменталь­ные работы в области физиологии, отработки методов содержания морских млекопитающих, их приручения, профилактики заболева­ний и общей дрессировки осуществлялись в многочисленных океа­нариумах и развернутых на их базе институтах и лабораториях.

В 70-ые годы американский флот накопил обширный опыт по ис­пользованию дельфинов, гринд и касаток для поисков учебных торпед, мин, авиабомб, оборудованных акустическими датчиками, излу­чения которых улавливаются животными. Обнаружив предмет, они обозначали его буйками.

В 1976 году начались работы с морскими львами, первоначально в рамках обеспечения испытаний противолодочной ракеты-торпеды АSRОС. Морские львы осуществляли поиск и подъем затонувших торпед и других предметов. Техника их подъема заключалась в следу­ющем. Морской лев с закрепленным на голове захватом с нейлоно­вым тросом, следуя на звук акустического маяка, находил предмет. Приблизившись к нему, он толкал его захватом, который с помощью специального приспособления защелкивался на корпусе предмета и одновременно отделялся от головы животного. После этого предмет поднимали на поверхность с помощью троса.

Для гринд и касаток, способных нырять на глубины до 500—600 метров, было разработано другое подъемное оборудование, представ­ляющее собой захват особой конструкции с мундштуком по форме пасти животного. При ударе о предмет захват защелкивался на нем и одновременно отделялся от мундштука. На захвате крепились газоге­нератор и надувной эластичный баллон. При защелкивании захвата генератор начинал производить газ, который поступал в баллон. Пос­ледний раздувался и за счет его подводной силы предмет поднимал­ся со дна на поверхность.

Проводились опыты и по диверсионной подготовке: выполнению атак по кораблям, отработке способов закрепления на животном за­рядов взрывчатого вещества. Самым простым решением было при­крепить 8-кг цилиндрическую мину к спинному плавнику дельфина или касатки (последняя может развивать скорость до 55 км/час). Специалисты в Ки-Уэст занимались вопросами транспортировки дельфином мины-торпеды, которую он должен был буксировать за собой на тросе, либо толкать головой. Предполагалось, что специ­ально оборудованные суда будут доставлять животных непосредствен­но к базам противника, где они должны перехватывать и подрывать входящие и выходящие корабли, а в отдельных случаях проникать на внутренние рейды и атаковать там суда, стоящие у причалов.

Кроме того, морские животные могут доставлять на дно аппара­туру и оборудование для строящихся там сооружений, обслуживать океанографические приборы, производить фотосъёмку морского дна или мест подводных аварий.

В 1987—1988 годах дельфины, подготовленные для обнаружения мин и защиты от боевых пловцов, использовались американцами в Персидском заливе.

Дельфины, согласно программе KDog, выполняли работы по разминированию в Персидском заливе во время войны в Ираке.

 

В настоящее время военный флот США располагают пятью под­разделениями морских млекопитающих, которые входят в состав групп специального назначения. Они постоянно привлекаются к уче­ниям флота и всегда готовы к выполнению боевых задач. Так, летом 1998 года пятерка боевых дельфинов из Сан-Диего принимала учас­тие в учениях НАТО «Балтийский вызов». Во взаимодействии с польскими водолазами они осуществляли поиск и обезвреживание мин в Куршском заливе.

Животным, «состоящим на вооружении» военно-морских сил, присвоено условное обозначение серии Мк — как обычным техническим средствам и системам. Наиболее важное боевое подразделе­ние входит в состав в состав 3-го мобильного отряда по нейтрализа­ции взрывоопасных боеприпасов (ЕODMU-3), расположенного в Коронадо, где в основном и осуществляется процесс их подготовки. Другая группа, состоящая из морских львов, входит в состав 6-го от­ряда (ЕODMU-6) в Чарлстоне. На сегодняшний день в американском флоте «служат» только бутылконосые дельфины и морские львы, хотя специалисты продолжают изучать китовых, в том числе касаток.

Одной из наиболее важных задач, выполняемых морскими мле­копитающими, в частности дельфинами, остается разминирование. Их «биогидролокатор» способен различать самые слабые сигналы и по-прежнему превосходит наиболее совершенные электронные сис­темы, созданные человеком.

 Функции боевых дельфинов.

 

Эхоулавливатель дельфина настроен на частоты от 100 до 130 кГц с достижением максимума чувствительнос­ти до 200 дБ. Громкие «щелчки» с низкой частотой повторения он использует при слежении и панорамном поиске, в то время как по­вторяющиеся «щелчки» разной силы — при определении местонахож­дения цели и направления ее движения. Наконец, так называемое «мяуканье» позволяет дельфину на близких дистанциях получать трех­мерное «изображение» цели с фильтрацией всех шумовых помех ес­тественного акустического фона.

Морские животные с обозначением Мк.4 Мод.О (быстрого реаги­рования) обучены обнаруживать взрывоопасные объекты, в том числе якорные мины, и присоединять к ним нейтрализующий заряд с помощью специального кабеля. Они помогают в расчистке фарвате­ров и портовых акваторий. Полная отработка таких действий была достигнута в 1993 году.

 Морской лев подключает нейтрализующий заряд к боеприпасу...

 

Работа по обезвреживанию мин проводится следующим образом: дельфинов, размещенных в «садках-кроватях», доставляют на быст­роходном катере в заданный район и там выпускают в воду. Держа в зубах трос с нейтрализующим зарядом типа Мк.98, они прикрепляют его к минрепу якорной мины, после чего от этого заряда отделяется плавающий отсек-буй, что и служит сигналом об окончании подвод­ных работ. Далее животные, держа в зубах контрольную пластину, возвращаются на корабль за заслуженной наградой. Такая процедура дает возможность оператору убедиться в том, что заряд присоединен к минрепу, и что во время подрыва заряда дельфины находятся не в воде, а в «садке-кровати», т.е. не подвергаются опасности.

 

Яндекс.Метрика