A+ R A-

Земноводные диверсанты часть 3

Содержание материала

 

 

 Управляемые торпеды «Негер»

 

 

Основой для идеи создания немецких управляемых торпед послу­жили итальянские «Майяле». После капитуляции Италии осенью 1943 года часть технических средств и оперативной документации 10-й флотилии МАЗ попала в руки немцев. Исследовательский центр по разработке торпед незамедлительно начал работы по созданию оте­чественного оружия такого же класса.

Несмотря на заимствование идеи, принципиальная схема герман­ского образца значительно отличалась от итальянской. Она предус­матривала наличие двух параллельно закрепленных электрических торпед типа G7Е и управлялась одним человеком. Вес торпеды-носи­теля составлял 5 тонн, длина — 7,65 метра. Мощность двигателя тор­педы-носителя была 12 л.с. Эту конструкцию разработал инженер Рихард Мор (Mohr), а прототип построили за 24 часа на верфи Torpedo-VersuchsAustaltв Эккернфёрде. Всего немцы выпустили око­ло 200 торпед-носителей типа «Негер».

В корпусе верхней торпеды вместо боевого отделения размеща­лась закрытая плексигласовым колпаком кабина водителя; нижняя (зазор между верхней и нижней торпедами составлял 15 см) не имела никаких изменений по сравнению с базовым образцом. Водитель располагал простейшими органами управления и мог осуществлять следующие несложные манипуляции: запуск и остановку электродви­гателя торпеды-носителя, управление рулями курса и глубины, пуск ударной торпеды. Для этого в кабине имелись компас, ручка управле­ния и два рычага — включения электромотора и сброса торпеды. Дышал пилот сжатым воздухом, который хранился внутри 30-литро­вого баллона. Имелись также калийные патроны, абсорбировавшие выдыхаемую водителем двуокись углерода.

Управляемая немецкая торпеда «Негер».

 

Во время атаки над поверхностью воды на 35—40 см выступал лишь колпак кабины водителя, который должен был подвести аппарат на расстояние не более 300—400 метров от вражеского корабля и с этой дистанции выпустить нижнюю торпеду. Затем носитель разворачи­вался и своим ходом покидал поле боя. С торпеды-носителя для увеличения плавучести (чтобы успешно нести ударную торпеду) сняли половину аккумуляторов — в результате максимальная скорость зна­чительно снизилась.                                                   

Испытания нового оружия происходили в Эккернфёрде на Бал­тике в марте 1944 года. В ходе их была достигнута скорость хода тор­педы-носителя 7 узлов, с подвешенной ударной торпедой — 3,2 узла. Аппарат мог пройти 30 миль с ударной торпедой, 48 миль — без нее. В марте 1944 года его продемонстрировали Деницу и тот выразил свое одобрение. «Чтобы построить линкор, нам нужно четыре года. А на производство десятка одноместных торпед — всего четыре дня», — сказал гросс-адмирал.

По аналогии с фамилией инженера-разработчика конструкции дали кодовое обозначение «мавр». Затем кто-то в шутку бросил: «негр», и под этим наименованием оружие пошло в серию.

Командовать подразделением «негров» Дениц назначил старше­го лейтенанта Ганса Крига, командира поврежденной авиацией под­водной лодки. После этого гросс-адмирал объявил, что не выделит больше в водители торпед ни одного подводника.*

* Он хотел сохранить опытные кадры для комплектования экипажей новей­ших океанских подводных лодок XXIсерии и лодок прибрежного действия XXIIIсерии.

 

 Американские солдаты расследуют ранее невидимое оружие немецкой «Kriegsmarine», выброшенное на берегу в Anzio Beachead, Италия, 1944. Это немецкая торпеда «Негер» ...

 

Поэтому первые 40 человек набрали из самых разных подразделенний, ни один из них не служил ранее на флоте. Интенсивные занятия по освоению тех­ники длились всего 15 дней, после чего свежеиспеченные водители управляемых торпед, гордо именовавшие себя «капитанами», полу­чили первое задание.

 

Анцио

 

Первый отряд «Негров» удалось сформировать к апрелю 1944 года. В то время командование германских войск в Италии было обеспо­коено захватом союзниками небольшого плацдарма в немецком тылу, в 50 километрах южнее Рима, в районе Анцио. Мало того, что кораб­ли союзников доставляли своим десантным частям продовольствие, боеприпасы и подкрепления, их мощный артиллерийский огонь ме­шал немцам сбросить десант в море. Германский флот не располагал здесь силами, способными атаковать союзную эскадру. Тогда было решено пустить в ход управляемые торпеды «негер».

Несколько десятков торпед, для маскировки упрятанные в боль­шие парусиновые чехлы, 13 апреля 1944 г. доставили в сосновую рощу неподалеку от Пратика-ди-Маре. После тщательных поисков удалось найти подходящую стартовую площадку для них в Торре Вайяника, в 18 милях от Анцио. В рейде планировалось использовать 30 управля­емых торпед, близость пункта их отправки к объекту атаки позволя­ла добраться туда своим ходом и даже гарантировала возвращение назад.

Операция началась в 22 часа 20 апреля, после того, как разведка доложила о прибытии в порты Анцио и Неттуно очередного конвоя с грузами. Для спуска торпед на воду немецкое сухопутное командо­вание выделило 500 солдат, однако этого, как быстро выяснилось оказалось недостаточно. В месте спуска не было ни кранов, ни лебе­док, ни молов. Тяжеленные торпеды вместе с их водителями прихо­дилось вручную тащить на специальных колесных тележках по мел­ководью в холодной воде, пока они не оказывались на достаточной глубине, чтоба всплыть и начать движение своим ходом (минималь­ная глубина для обретения «неграми» плавучести с подвешенными боевыми торпедами составляла 170 см). Солдаты очень быстро на­сквозь промокли, замерзли и выбились из сил. В результате 13 «негеров» завязли и были брошены на песчаной отмели, где их пришлось взорвать с наступлением рассвета.

Торпеда «Негер» на тележке...

 

Перед стартом диверсанты были разбиты на три группы. Первая, которую возглавлял лейтенант Кох, имела задачу, обогнув мыс Анцио, проникнуть в Неттунскую бухту и там искать корабли противника. Вторая, более многочисленная группа, под командованием лейтенан­та Зейбике, должна была атаковать суда стоявшие на внешнем рейде Анцио. Остальные пять торпед во главе с гардемарином Потхастом намеревались проникнуть внутрь порта Анцио.

В числе удачно спущенных на воду 17 «негров» оказалась вся груп­па Коха. Ей предстоял самый длинный путь, поэтому ее спускали на воду первой. Кроме того, на плаву оказалось около половины аппа­ратов группы Зейбике и всего две торпеды из числа тех, кому пред­стояло проникнуть в порт. В таком составе флотилия вышла в свое опасное плавание. Выполнив задание, «капитаны» на обратном пути, убедившись, что линия фронта пройдена, должны были включить механизм самоликвидации, покинуть свои аппараты на глубоком ме­сте и добираться до берега вплавь.

Условия для нападения были идеальными — темная безлунная ночь, волнение моря 1—2 балла — однако немцам не повезло. Вскоре води­тели торпед утратили визуальные контакты между собой, многие не смогли ориентироваться по береговым объектам. В результате 8 «не­гров» сбились с курса, только 9 достигли заданного района. Они проникли на слабо охраняемые рейды Неттуно и Анцио, но не обна­ружили ни одной крупной цели: буквально накануне союзники выве­ли свои десантные соединения в море для переброски в Централь­ную Италию новых пополнений. Немецкая разведка не заметила этого изменения обстановки.*

* По другим данным, разведка союзников узнала о готовившейся диверсии, поэтому их корабли специально ушли в открытое море.

 

 Соответственно, атака управляемых торпед оказалась малорезультативной — удалось потопить два сторожевых катера в Неттунской бухте (и то случайно) да еще небольшое кабо­тажное судно в Анцио.**

** Его потопил гардемарин Потхаст, тот самый, который спустя два с полови­ной месяца торпедировал крейсер «Дрэгон».

Из 17 водителей погибли трое, отравившиеся двуокисью углеро­да в своих тесных кабинах, не имевших вентиляции. Остальные 14 вернулись назад. Немецкое морское командование пришло к выводу, что в целом первый опыт прошел неплохо. Новое оружие показало себя вполне дееспособным, обозначились также направления его технического совершенствования. Несмотря на потопление двух сто­рожевых катеров и каботажного судна, нападающие не были обнару­жены — атака сил ПЛО отсутствовала. Это свидетельствовало о том, что удар оказался совершенно неожиданным для противника. Стало ясно, что будущие операции необходимо готовить более тщательно, обращая особое внимание на разведку оперативной обстановки.

 

  Побережье Нормандии

 

Как известно, 6 июня 1944 г. началась высадка войск западных со­юзников в Нормандии. Для противодействия силам вторжения в кон­це июня 40 «негров» под командованием капитана 1 ранга Фрица Бёме были скрытно сосредоточены в небольшом порту Виллер-сюр-Мер (Villers- sur- Mer), расположенном примерно в 10 километрах к юго-за­паду от городка Трувиль. С учетом трудностей спуска торпед на воду саперы оборудовали для них специальные деревянные аппарели.

Первая атака на скопившиеся в этом районе корабли союзников была намечена на 2 июля, однако ее сорвала штормовая погода. 5 июля около 23 часов в море вышли 30 «негров» и направились к порту Кан, на внешнем рейде которого стояли английские корабли под коман­дованием контр-адмирала Райветт-Карнака. В частности, там были мониторы «Эребус» и «Роберте», линкор «Родней», четыре крейсера и множество эскортных кораблей. Они обстреливали побережье, поддерживая действия британских сухопутных войск, штурмующих город Кан.

 Места базирования немецких штурмовых средств на побережье Нормандии.

 

Вскоре после выхода в море начались аварии, несколько «негров» пошли ко дну, их водители вплавь вернулись на берег. К стоявшим на якорях английским кораблям подошли только 23 управляемые тор­педы. Выяснилось, что крупные корабли противника находятся под прикрытием множества малых судов охранения. Пробиться к ним не было никакой возможности. Пришлось водителям атаковать те суда, что находились в периметре охраны. В 3 часа ночи первый взрыв отправил на дно тральщик «Cato» водоизмещением 890 тонн.

Сразу же поднялась тревога. В воду полетели глубинные бомбы, мины из минометов, даже ручные гранаты. Экипажи британских ко­раблей открывали огонь из автоматических пушек по любому подо­зрительному предмету на поверхности воды. Им удалось потопить 9 торпед. Немцы так и не смогли прорваться в центр эскадры, где нахо­дились крупные боевые единицы. Им удалось потопить только еще один тральщик — «Magic», однотипный с предыдущим.

Всего немцы потеряли в ходе атаки и последующего отхода 19 торпед-носителей, в том числе 10 затонули в результате аварий. Трем водителям удалось добраться до берега вплавь, один, надышавшись в кабине двуокиси углерода, попал в плен, 15 остальных погибли. В общей сложности, из 30 «капитанов» на базу вернулись всего 14 чело­век. Кроме потопленных тральщиков, больше ни один британский корабль попаданий не получил.

Таким образом, первое масштабное боевое применение показало, что управляемые торпеды не оправдывают возлагавшиеся на них надежды. Даже использовав в полной мере фактор внезапности, нем­цы не смогли добиться серьезных результатов.

В ночь с 7 на 8 июля атаку на соединение Райветт-Карнака повто­рили еще 20 «негров». Бёме бросил в бой все, что у него было: 10 тор­пед, оставленных в резерве в прошлый раз и те 10, что вернулись назад из первого рейда (вернулись 11, но одна торпеда получила на следующий день повреждения во время авианалета). Новая атака оказалась немного успешнее предыдущей: в 4.30 торпеда попала в кор­мовую часть английского легкого крейсера «Дракон» (Dragon) водо­измещением 5870 тонн, плававшего под польским флагом и с польским экипажем. Мощный взрыв оторвал кораблю корму, погиб­ли 37 моряков, еще 14 получили ранения. Крейсер сел на грунт, 10 июля он был оставлен командой и отбуксирован к искусственному порту «Малберри», где его затопили в качестве элемента строящего­ся волнолома.

Вот как описывал позже эту атаку водитель «негра» унтер-офицер Карл-Гейнц Потхаст (Potthast):

«Через 20 минут я заметил слева перед собой группу военных ко­раблей, идущих под углом поперек моего курса. Самый большой ко­рабль замыкал строй и был наиболее удален от меня. Я прикинул, что если противник не изменит курс, то я смогу выйти на дистанцию тор­педного залпа как раз к этому последнему. Мы быстро сближались.

Водитель «Негра» в рубке.

 

Два первых корабля легли на другой галс, видимо, они хотели сме­нить место в походном ордере. Но замыкающий корабль, который казался мне большим эсминцем, двигался в прежнем направлении, притом довольно медленно. С каждой минутой я все ближе подби­рался к нему. Когда расстояние сократилось примерно до 500 метров, я вспомнил наставление, с которым сам неоднократно обращался к своим младшим коллегам: не впадайте в горячку, стремитесь занять наилучшую позицию. 400 метров: борт вражеского корабля прямо передо мной. Тем не менее, пуск я произвел только тогда, когда до него осталось 300 метров...                                        

Сразу после этого я резко повернул влево. Забыл при этом взгля­нуть на секундомер, поэтому ожидание взрыва тянулось очень долго. Я даже успел приуныть, решив, что промахнулся, когда вдруг ощутил мощный толчок, едва не выбросивший мой «Негер» на поверхность воды. Над пораженным кораблем взметнулся сноп огня. Спустя не­сколько секунд возникший на нем пожар лишил меня всякой видимости. Густой дым стелился над самой водой в мою сторону, так что на какое-то время я полностью утратил ориентацию. Когда же он немно­го расеялся, я смог продолжить наблюдение. Корабль пылал и кло­нился бортом к воде. Казалось также, что он стал значительно коро­че. В конце-концов до меня дошло, что взрыв оторвал ему корму».

Кроме «Дрэгона», немцам удалось потопить британский тральщик «Pylades». Однако этот ограниченный успех достался им недешево — из 20 торпед-носителей не вернулась в Виллер-сюр-Мер ни одна. В принципе, все повторилось как в прошлый раз. Часть торпед затону­ла вследствие технических неисправностей еще по пути к рубежу ата­ки, часть погибла при попытке прорыва к целям, часть — на обрат­ном пути. Двух водителей (в том числе Потхаста) союзники выловили из воды и взяли в плен, один (старший матрос Герольд) смог доплыть к своему берегу.

 Английский крейсер «Дрэгон» на 1944 год.

 

В середине июля из Германии прибыли новые управляемые тор­педы. Однако их выход в море вечером 19 июля провалился из-за на­чавшегося вскоре шторма. Более половины «негров» погибло в ре­зультате волнения. Им удалось потопить только британский эсминец «Айсис» (Isis) водоизмещением 1340 тонн в ночь на 20 июля. Незна­чительные результаты при больших потерях заставили германское командование отказаться от дальнейшего использования торпед-но­сителей данного типа.

Управляемая торпеда, выброшенная штормом...

 

Яндекс.Метрика