A+ R A-

Преступники и их преступления... Часть2

Содержание материала

 

 

 

 

УКРАДЕННЫЙ ТИТУЛ

 

Итак, система обмана действовала ус­пешно, принимая все более изощренные формы. В первом полугодии 1991 года мошенница присвоила 1 миллион фунтов стерлингов. Как бы в насмешку Абердур сняла 100 тысяч фунтов стерлингов с соб­ственного счета и подарила деньги, похи­щенные у этих же больных, госпиталю: жест великодушия со стороны аристо­кратки, которая усердно трудилась на ниве благотворительности. И жест этот благодарные попечители не оставили без внимания.

 

Розмари Абердур прожила светскую жизнь, наслаждаясь роскошным отдыхом, экстравагантными вечеринками и автомобилями с водителем.

 

Разумеется, растрата таких крупных сумм не могла оставаться бесконечно дол­го незамеченной. Но прежде чем обман был раскрыт в Лондоне, еще одна леди Абердур стала подозревать, что происхо­дит нечто странное. Ее муж, лорд Стюарт Абердур, стал получать письма, в которых гости благодарили его за званые вечера, которых он не устраивал. Рождест­венские открытки, адресованные его жене, были подписаны людьми, с которыми ни лорд, ни его супруга никогда не были знакомы.

 

 

«КТО БЫЛА ЖЕНЩИНА, КОТОРАЯ ВЫДАВАЛА СЕБЯ ЗА МОЮ ЖЕНУ?»

 

«Был случай,— рассказывал лорд Абер­дур,— когда на охоте ко мне подошел мо­лодой человек и сказал: «Я недавно позна­комился с вашей женой, она устраивает потрясающие вечера». Он никогда не ви­дел мою жену Мэди и был абсолютно уве­рен, что женщина, о которой он говорит, и есть моя жена. Я был ошеломлен. «Моя жена,— сказал я ему,— находится в Шот­ландии с ребенком, поэтому не понимаю, как такое могло случиться». Я попросил его познакомить меня с той, которая выда­ет себя за леди Абердур. Решил внезапно появиться на вечеринке и разоблачить ее как самозванку. Позже наткнулся на статью в газете, где писали об этой женщине, но уже как о моей дочери. Когда стали приходить письма, я начал возвращать их на почту с припиской: «По этому адресу та­кие не проживают». Но даже когда вы об­наруживаете, что некто — самозванец, ре­ально вы мало что можете сделать».

За две недели до ареста романтически настроенная Розмари арендовала дорогой отель в Сассексе и пригласила людей из  службы видеозаписи. Она нарядилась  как ее любимая киногероиня Скарлетт, а друзей одела в костюмы других героев  фильма «Унесенные ветром», для того чтобы создать собственную киноверсию известной истории. На эту «шалость» она потратила 50 тысяч фунтов стерлингов все из того же благотворительного фонда.

 

Розмари Абердур, которая участвовала в благотворительной афере на 2,7 миллиона фунтов стерлингов, снова проверяется на потерянные 100 000 фунтов стерлингов.

 

Ложь в конце концов открылась, при­чем внезапно и быстро. Причиной краха была небрежность, легкомысленная ошиб­ка с ее стороны. Дело в том, что Розмари Абердур становилась все более самоуве­ренной и менее осторожной в денежных махинациях. В июне 1991 года она уехала на несколько дней, чтобы в очередной раз «встряхнуться». И забыла на своем столе в офисе копию чека на сумму 120 тысяч фунтов стерлингов, которые снимались с одного из счетов, принадлежащих фонду строительной компании. Рядом с копией лежало письмо с разрешением перевести эту сумму в один из пяти банков, которые Розмари использовала для «отмывания» денег, украденных из благотворитель­ного фонда. И письмо, и копию чека обнаружил исполнительный директор благотворительного фонда Ричард Сти­венс. Уж он-то знал, что счета строитель­ной компании Абердур подписывать не разрешалось. И с ужасом понял, что под­писи и на этом, и на предыдущих чеках были наглой подделкой почерков тех, кто таким правом обладал.

 

 

ПОДПИСИ НА ЧЕКАХ БЫЛИ НАГЛОЙ ПОДДЕЛКОЙ ПОЧЕРКОВ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ФОНДА.

 

ПОБЕГ

На следующий день группа полицей­ских из управления по борьбе с мошенни­чеством нагрянула на квартиру Абердур, чтобы произвести обыск в «пещере Алад­дина» и описать имущество. Ящики бумаг и других вещественных доказательств на­дувательства были вывезены из дома фаль­шивой аристократки на глазах у изумлен­ных соседей. Список ценностей, найден­ных в ее апартаментах, насчитывал 37 страниц.

 

Скандал вокруг «дела Абердур» вынудил ее родителей защититься от назойливых журналистов этим вывешенным на двери предупреждением: «Семье Абердур нечего сказать о дочери, кроме как выразить свою любовь к ней».

 

 

Но сама мошенница исчезла, как толь­ко узнала о визите полиции к ней на квар­тиру. По примеру известного участника «великого ограбления» поезда Ронни Биггса она сбежала в Рио-де-Жанейро, в то время как попечители фонда оценивали размеры ее «кропотливой работы».

Из арендованной квартиры неподалеку от пляжа Копакабана Абердур звонила и своим родителям, и жениху Каббинсу, который служил в Германии. В долгих телефонных разговорах они пытались убе­дить ее вернуться в Британию. Сам ми­нистр обороны разрешил капитану Каббинсу покинуть полк, чтобы слетать в Рио и привезти Розмари туда, где ей надлежа­ло находиться. Старая школьная подруга Сара Боаз тоже внесла свой вклад в воз­вращение Розмари.

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ПИР

 

В конце концов Розмари согласилась. Но обставила свое возвращение с уже при­вычным ей шиком. Она раскошелилась (а что жалеть — деньги-то из благотвори­тельного фонда) на билеты «бизнес-клас­са» для себя и жениха. На борту самолета ей подавали изысканные закуски и отличные вина.

Когда самолет приземлился в Брита­нии, побледневшую Розмари встретили де­тективы и офицеры службы безопасности. Женщину, привыкшую к роскошному ли­музину с персональным шофером, втисну­ли на заднее сиденье полицейской машины между двумя угрюмыми детективами и до­ставили в штаб-квартиру управления по борьбе с мошенничеством.

 

Розмари Абердур арестована в аэропорту Хитроу детективами, расследующими мошенничество на сумму 3 миллиона долларов в благотворительном фонде национального развития больниц, в котором она раньше была заместителем директора.

 

Жизнь фальшивой аристократки резко изменилась. Ее шикарные наряды сменила тюремная фланель. Права выйти под залог она была лишена, хотя на Рождество ей разрешили съездить домой к родителям.

 

 

КРАХ МИРА ФАНТАЗИЙ

 

Розмари Абердур подошла к рубежу, когда нужно было подводить итог своим счетам (не для благотворительности, а для правосудия), представ в марте 1992 года перед судом. Она признала себя виновной по семнадцати пунктам обвинения и не проявила никаких эмоций, когда проку­рор зачитывал список ее преступлений: 65 тысяч фунтов стерлингов на вечер — сюрприз для подруги, 80 тысяч на аренду яхты, 780 тысяч на званые вечера, 134 ты­сячи на личную прислугу и 280 тысяч на машины.

Адвокат Грэхэм Боул сказал в ее защи­ту: «Это не обычная преступница или опытная мошенница. Нет ничего, что бы обнаруживало в ней преступницу. Мы не видим ничего, кроме стыда, угрызений совести и мужества отвечать на вопросы обвинения». Он сказал далее, что все так называемые друзья, которые пили и ели за ее счет, испарились как пузырьки шам­панского. Абердур выливала чужие день­ги в глотки этих людей. Адвокат заявил, что она страдала от комплекса неполно­ценности. Он представил Розмари как жертву «грубости и мишуры высшего об­щества». «В конце концов,— сказал он,— мир фантазий стал для нее реальностью. Самообман начал брать верх». И доба­вил: «Эти кутежи, это обжорство стали болезнью».

 

Адвокат Розмари пытался оправдать свою подзащитную, утверждая, что она нуждалась в самоутверждении.

 

Обвинение рисовало совсем другую картину. Речь прокурора была выдержана в суровых тонах: «Ясно, что она содержа­ла многих людей, в том числе близких друзей и своего любовника. Тысячи фун­тов были выброшены на прихлебателей и паразитов. Начинала она скромно, но потом аппетиты ее разыгрались. Она по­нимала, что в конце концов попадется, и скрылась в Бразилии».

Четыре года, к которым приговорили Абердур, многие в благотворительном фонде оценили как слишком мягкое нака­зание. Его попечитель заявил: «Вы трати­ли деньги на вульгарное сумасбродство. Это говорит о том, что мотивы, которые привели вас к преступлению, были сложными или неординарными. Все это так, но в течение двух с половиной лет вы продолжали доить этот фонд. Вам до­веряли, а вы злоупотребляли этим дове­рием».

Конечно, Розмари была мошенницей, одной из величайших обманщиц в крими­нальной истории Британии. И она, вполне возможно, заслужила еще более суровое наказание, чем то, которое определил преступнице суд.

Но был один человек, которому хоте­лось бы подружиться с Розмари. Он за­явил, что готов показать ей «достоприме­чательности Рио-де-Жанейро», которые она так и не увидела. Этим человеком ока­зался Ронни Биггс, который после побега из лондонской тюрьмы шестнадцать лет скрывался в Бразилии.

 

Рональд Артур Биггс (8 августа 1929 - 18 декабря 2013) был английским преступником, который помог спланировать и осуществить Великое ограбление поезда в 1963 году. Впоследствии он прославился своим побегом из тюрьмы в 1965 году, прожив в бегах 36 лет, и за различные рекламные трюки в изгнании. В 2001 году Биггс вернулся в Соединенное Королевство и провел несколько лет в тюрьме, где его здоровье резко ухудшилось. Он был освобожден из тюрьмы по мотивам сострадания в августе 2009 года и умер в доме престарелых в декабре 2013 года.

 

 

Он сказал: «Я мог бы доставить ей много радости, если бы показал этот город, прежде чем она верну­лась назад. Это отличное место для де­вушки, которая любит повеселиться, и ей не понадобилось бы много денег. Думаю, она не должна сдаваться. Она молода, у нее вся жизнь впереди. Но можете быть уверены, я не забуду о своем обещании. Надеюсь, когда она освободится из тюрь­мы, то приедет ко мне в гости. И я покажу ей. что такое настоящая дружба».

Если эта парочка когда-нибудь объеди­нится, она вполне сможет претендовать на место в лондонском музее мадам Тюссо, где собраны восковые «двойники» всех миро­вых знаменитостей. В том числе и скан­дальных.

Но прошли годы... Мошенница, получившая всемирную известность благодаря возмутительному мошенничеству с благотворительностью на сумму 2,7 миллиона фунтов стерлингов почти 30 лет назад, снова находится под следствием после того, как 110 000 фунтов стерлингов «пропали без вести» из имущества ее отца.

 

Розмари Куббин, на фото у здания Высокого суда, предстает перед судом со своим братом Робери Абердуром (на фото справа) после того, как в имении ее покойного отца пропали деньги и активы на сумму около 110 000 фунтов стерлингов.

 

 

Яндекс.Метрика