A+ R A-

Преступники и их преступления... Часть2

Содержание материала

 

 

POЗMAPИ AБEPДУP

 «Красиво жить не запретишь»

 

Розмари родилась в 1961 году без титу­лов и званий, но с тем качеством, которое часто делает из обычного человека - вора, с жаждой наживы. Дочь Кеннета Абердура, рентгенолога из Эссекса, и его жены Джин, когда-то работавшей секретарем в Цен­тральной лондонской больнице, Розмари получила обычное образование в местной школе.

 

Розмари выросла в особняке на две семьи в Уорчестер Парк, графство Суррей, но с детства мечтала об уединенном комфорте собственного дома, спрятанного в гуще сада. И деньги она похищала, чтобы заплатить за осуществление этой мечты.

 

Окончив учебу, стажировалась в ка­честве бухгалтера в одной из городских фирм. Поменяв несколько мест работы, в 1986 году получила хорошую должность бухгалтера при национальном фонде развития больниц, благотворительной организации, покровительницей которой была принцесса Диана. Розмари была дочерью врача из Эссекса и зарабатывала 21 000 фунтов стерлингов в год.

 

Родители Розмари... Кеннет и Джин Абердур...

 

Тут она и ступила на путь лжи и мошенничества. Первое время на но­вом месте Розмари трудилась старатель­но и честно. За это время возросла сумма денег, предназначенных для развития ме­дицины. Центральная лондонская больни­ца является признанным во всем мире цент­ром, специализирующимся на лечении рас­сеянного склероза, болезни Паркинсона, эпилепсии и инсультов. Первый успех при­шел к Розмари, когда ей удалось убедить попечителей больницы, что ежегодный «Королевский бал» может помочь развитию фонда и пополнить его кассу.

 

Розмари Абердур... Она беззестенчиво присваивала деньги, предназначенные для больных, чтобы увеличить свои собственные доходы...

 

 

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ БАЛ

 

Этот бал мало чем отличался от обыч­ных благотворительных вечеров. Но Роз­мари знала: если убедить общественность в том, что это нечто особенное, грандиоз­ное, с дорогими билетами, больница мо­жет получить немалые деньги. «Королев­ский бал» прошел настолько успешно, что Розмари организовала еще несколько та­ких мероприятий. Некоторые из них посе­тила принцесса Уэльская, патронесса бла­готворительных обществ.

 

На «Красном октябрьском балу» в 1990 году Розмари,«Леди», (крайняя справа) нетерпеливо ждет очереди, чтобы пожать руку принцессе Майкл Кентской.

 

Розмари завоевала расположение влия­тельных спонсоров, на которых произ­вели впечатление ее исключительная энергия и большой талант убеждать бога­тых и знаменитых людей в необходимости жертвовать большие суммы на развитие лондонской больницы. Она действительно была очень настойчивой. Розмари лице­мерно заявляла: «Я получаю огромный душевный заряд от встреч с больными, ко­торые показывают примеры замечатель­ного мужества в борьбе с недугами, хотя часто эта борьба бывает неравной». Тем не менее Розмари присваивала деньги, предназначенные для лечения этих же больных, чтобы увеличить свои собствен­ные доходы.

 

 

ПОДДЕЛКИ И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ

 

Линию, отделяющую честную жизнь от преступной, Розмари переступила в 1988 году, начав присваивать небольшие сум­мы денег, которые были пожертвованы благотворительному обществу. Она кон­тролировала финансы общества, пользу­ясь исключительным доверием руковод­ства. Часть благотворительных сумм ле­жала на депозитах в банках и строитель­ных компаниях. После первого же «Коро­левского бала» Абердур получила право подписи на счетах, которые фиксировали суммы пожертвований. Однако на каждом чеке необходимы были и другие подписи, например исполнительного директора фонда Ричарда Стивенса. И мошенница начала их подделывать. Розмари обраба­тывала счета так, что суммы, которые она присваивала, никогда не появлялись в офи­циальных отчетах. Она быстро сообрази­ла, что это очень легкий способ откачивать деньги на собственные нужды. Гори­зонты ее жизни значительно расширились.

Основная масса денег со счетов обще­ства исчезла между апрелем 1989-го и 1991 годом. Деньги буквально текли на открытые ею специальные банковские счета. Тогда мошенница стала плести паутину лжи, что­бы выдать себя за совершенно другое лицо.

Глава фонда Джон Янг вспомнил тот день, когда он впервые заметил произо­шедшие с Розмари метаморфозы. Она ста­ла приезжать на работу в сверкающем ли­музине «бентли» в сопровождении шофера и охранника. «Можно подумать, что при­бывает королева»,— сказал он ей шутя. Абердур абсолютно серьезно ответила: «Видите ли, я получила наследство в 20 мил­лионов фунтов стерлингов и должна иметь охрану». Всем своим знакомым она объяс­няла, что неожиданная удача дала ей право принять титул леди Абердур.

Якобы получив огромное наследство, «леди» Абердур начала создавать необхо­димый для ее нового жизненного статуса фон. Она переехала в роскошные апарта­менты с видом на Темзу, с бассейном, ро­зовой мраморной ванной и знаменитыми соседями, такими как актриса Бригитта Нильсен.

 

Пентхаус с двумя спальнями, где жила Розмари Абердур

 

Спальня была обита кроваво- красным и золотым шелком. На старин­ном кресле лежала подушка, на которой она собственноручно вышила: «Я люблю старое вино, молодых мужчин и себя». Люстра в гостиной, где в углу красовался рояль, стоила 10 тысяч фунтов. Избегая старых друзей и родственников, которые могли ее разоблачить, Розмари Абердур стала собирать вокруг себя «верных» лю­дей, которых восхищала вся эта роскошь.

 

 

БУЙНАЯ ДВУХНЕДЕЛЬНАЯ ГУЛЯНКА

 

Розмари была великолепной мастери­цей по части приемов, вечеров и гулянок. Одна такая гулянка была устроена в ста­ринном поместье XIII века в Северном Йоркшире. Она продолжалась две недели. Вереница взятых напрокат машин достав­ляла гостей из аэропорта, с вокзала, а по­том отвозила обратно. По случаю прибы­тия каждого гостя с шумом открывались бутылки шампанского. Понадобились не­дели, чтобы после этой вакханалии при­вести старинный особняк в порядок.

 

«Леди» Розмари Абердур, живущая светской жизнью на своей карибской вечеринке

 

Управляющий поместьем Тим Мадд рассказывал: «Они испортили серебро и мебель. Самое печальное, что они сунули в печь серебряные подносы стоимостью в тысячи фунтов, и ручки, покрытые свин­цом, расплавились. Некоторые подносы были запачканы морковным соком, они пытались отчистить серебро, но лишь окончательно испортили его. Один вечер прошел особенно буйно. В одной комнате вся антикварная мебель оказалась обод­ранной. Другую комнату превратили в танцевальный зал. Гости изображали оживших мертвецов, которые выпрыгива­ли из гробов. Счет только за этот вечер приближался к тысяче фунтов».

 

 

КОРОЛЕВА ЗАМКА

 

Подобных случаев было немало. Чтобы отметить день рождения своей подруги, Абердур арендовала замок Конви (Конуи) в Се­верном Уэльсе. Добираться туда гостям предстояло на вертолете.

 

Замок Конуи (Conwy Castle)  — средневековый замок, находится в городе-графстве Конуи в Уэльсе.

Замок был построен в 1283—1289 годах по приказанию Эдуарда I Английского.

В течение четырех лет, работая с марта по октябрь, 1500 человек возвели крепость и стены. Замок Конуи окружен каменной стеной с 8 круглыми башнями и бойницами. Башни замка многоэтажные, их высота около 20 м. Внутренний двор разделен на 2 части огромной поперечной стеной. В одной из частей находился зал для приемов. Замок долгое время был заброшен и медленно разрушался.

Конуи - прямоугольный, хотя и выглядит концентрическим. Замок разделён на два дворика - внутренний и внешний, - причём каждый из них окружён толстыми стенами с 4 башнями по углам. Башни многоэтажные, их высота около 70 футов (20 м), диаметр - 30 футов (около 10 м), толщина стен - 15 футов (примерно 4 м). Рядом с замком высится Bodysgallen Hall, построенный в XIII веке как часовая башня замка Конуи для наблюдения за перемещением противника с северной стороны, т.к. из самого замка обзор в этом направлении был затруднён.

До наших дней дошли лишь стены замка, но и в таком виде они выглядят достаточно внушительно. С высоты стен замка Конуи открывается прекрасный вид на городок Конуи, одноимённый залив и зелёные холмы Уэльса.

 

План вечера был тщательно разработан. Устроили маска­рад в средневековом стиле. Прибывающих встречало карнавальное шествие. Изне­женного лабрадора Дживса в вертолет не взяли, он присоединился к своей хозяйке позже, когда новый лакей привез его в ли­музине.

 

Розмари Абердур со своим любимым  лабрадором Дживсом (Jeeves)

 

Как только вертолет с Абердур и ее подругой приземлился, их встретили менестрели в вычурных костюмах, триум­фально зазвучали фанфары, и грозные «черные рыцари» в доспехах приблизились к хихикающим девицам. Но «белые рыцари» стремительно бросились на «чер­ных» и спасли девушек. Позже была ус­троена шуточная церемония возведения Розмари на престол «королевы замка».

Следующая сцена этого спектакля: Абердур перевозит своих гостей в другой замок, где их развлекают оркестр духовых инструментов и уэльский мужской хор. Вечер окончился огромным количеством шампанского и изысканной закуской. Эта увеселительная прогулка была оценена в фантастическую сумму — 40 тысяч фунтов стерлингов.

Однако всем ее постоянным прихлеба­телям и прислуге скоро стало ясно, что эта толстушка — «королева милосердия» на самом деле очень одинока. Она надеялась купить дружбу своей щедростью, тратила деньги на круизы по Карибскому морю и Индийскому океану, раздавала приглаше­ния на роскошные приемы в Лондоне. Своему лондонскому дворецкому филип­пинцу Мануэлю Кабрера, который рабо­тал у нее полтора года, она подарила от­личную квартиру. Он утверждал, что, хотя у нее был жених — капитан британской армии Майкл Каббинс, Розмари содержа­ла любовника. В обязанности Кабреры входило следить, чтобы эти двое не столк­нулись друг с другом.

 

100-1f.jpg

Розмари Абердур со своим парнем, а затем и мужем Майклом Куббином, в аэропорту Рио, Бразилия, 1991 год.

 

 

«СЧАСТЬЕ МОЖНО КУПИТЬ...»

 

Кабрера так рассказывает о своей хо­зяйке: «Когда Майкл и Розмари обручи­лись, он подарил ей потрясающее кольцо с бриллиантом. Но оно ей не понравилось, и она купила себе другое — более чем за 8 тысяч фунтов. Она считала, что счастье всегда можно купить за деньги. Организовав вечеринку в Гренаде, она оплатила поездку своих подружек, а сама осталась дома с Майклом. Однажды она устроила невиданную «пляжную вечеринку» в своей квартире. Вся мебель была убрана, а полы покрыты толстым слоем песка. Ванна была завалена бутылками шампанского, которые открывали одну за другой».

 

Розмари Абердур на одной из вечеринок...

 

Очередная вечеринка была устроена на Валентинов день. Она назвала этот вечер «избиением в день святого Валентина». И потратила на него 60 тысяч фунтов стер­лингов. При входе гостям предлагали эк­зотические коктейли, потом приглашали к столам, которые буквально ломились от самых изысканных яств. После обильных возлияний гости поднялись наверх, где был бассейн, и там им было предложено переодеться в специально приготовленные костюмы. Веселье началось с шуточных боев в воде и закончилось еще большим количеством шампанского и откровенным разгулом.

Благотворительный фонд рассчитывал собрать 10 миллионов фунтов стерлингов на нужды больницы. Розмари Абердур так умело составляла документацию, что луч­шие аудиторы города дважды тщательно проверяли счета и отчеты фонда, и оба раза находили, что они в полном порядке. Но не было ничего более далекого от истины.

Абердур использовала такой прием: она давала аудиторам счета по частям, таким образом оставляя себе время, что­бы перевести деньги с одного счета на другой. Естественно, расхождений в тех частях, которые она посылала аудиторам, не было.

Попечители фонда проявили бес­печность, разрешив ей доступ к счетам и контроль за финансами, и мошенница воспользовалась их доверием.


 

 

Яндекс.Метрика