Такая загадочная Африка... часть2

Опубликовано: 07 октября 2017
Просмотров: 434

 

 

 

Кладбище слонов

 

 

Где бы вам не довелось охотиться на слонов, вы обя­зательно услышите неумирающую легенду о кладбищах толстокожих гигантов. Это огромное кладбище, где пол­ным-полно слоновой кости. Ведомые инстинктом, тол­стокожие идут туда из последних сил, когда чувствуют приближение смерти.

Рассказы о «долине слоновой кости» я слышал в Южной и во многих частях тропической Африки. Груп­па охотников, разбивших лагерь в нижнем течении реки Сандис в Капской провинции вскоре после первой мировой войны, обнаружила ущелье, где был целый холм из слоновьих костей. Похожий «склад» костей и бивней эти же охотники нашли в местности, известной как Бусакс-Клуф на ферме Глен-Ролло в Тутаби. Туда издалека приходили туземцы, чтобы забрать крупные кости. Они размалывали их, смешивали с маисом и кормили своих детей полученной кашей, чтобы им передалась храбрость слонов.

В сороковые годы занимавшийся раскопками энту­зиаст по имени Лауренсон привез меня к озеру Милнертон у побережья Столовой бухты и показал мне место, которое он назвал кладбищем мамонтов. Не­сколько лет он раскапывал бивни и зубы мамонтов в пригородах Кейптауна! Эти мамонты принадлежали к виду, известному ученым как архидискодонт гигант­скому предку слона. Лауренсон заявил о существовании больших кладбищ доисторических животных, особенно слонов. Он полагал, что Столовая бухта когда-то могла быть озером, у которого водились эти необычные со­здания. Многие из них и погибли в лагуне Милнертон.

Стада слонов бродили по большей части Капской провинции, когда туда прибыли первые голландские колонисты, но уже через пятьдесят лет около их посе­ления был убит последний слон. Тем не менее еще в начале прошлого века можно было встретить стада сло­нов до пятисот голов в районе Грааф-Рейнета. Торговля слоновой костью процветала там и позже. Сотни слонов водились в лесах Книсны еще в 1876 году, и никто тогда не мог себе представить, что они окажутся на грани исчезновения. Так что легенда о кладбищах сло­нов стала частью преданий, которые окружали любой лес, где обитали слоны.

 

   Национальный парк Addo Elephant ЮАР.

 

В этих легендах особенно привлекало меня то, что в них полностью верили Седоус и другие знаменитые охот­ники прошлого. Сегодня по-прежнему есть немало спе­циалистов, которые вполне доверяют имеющимся на этот счет свидетельствам. Не так давно я с огромным инте­ресом обнаружил, что такой придирчивый к фактам натуралист, как доктор Морис Бертон, приводил пример того, как слоны всю ночь тащили своего мертвого собрата через джунгли. Доктор Бертон изучил множество легенд о животных. Некоторые он посчитал за вполне достовер­ные. В основе всех лежали реальные факты.

Откуда берет свое начало эта самая стойкая из аф­риканских легенд? Раннее свидетельство, которое мне уда­лось найти в литературе на этот счет, я обнаружил в работе Эндрю Бэттелла, англичанина, который путеше­ствовал по Анголе в начале семнадцатого века. Бэттелл рассказывал, что португальцы находили в джунглях груды бивней. Возможно, это послужило отправной точкой для возникновения легенды, которую другие, с тоской думая о драгоценной слоновой кости, приукрасили в духе рас­сказов о сокровищах. С другой стороны, в основе этой легенды лежат и реальные факты, которые Морис Бертон нашел в стольких замечательных рассказах о животных.

Легенда о кладбищах слонов действительно основы­вается на двух хорошо известных фактах. Первый — это то, что туземцы до сих пор время от времени приносят неизвестно откуда большие партии ценных бивней, причем бивней, которые явно не были спилены у недавно убитых слонов. «Мы нашли их в буше»,— говорят туземцы. Это их версия, и они придерживаются ее. Но ничто не заставит их показать белому человеку источник этих нескончаемых запасов.

Вторым неоспоримым фактом является то, что мерт­вых слонов, не считая застреленных или попавших в ловушку, находят очень редко. Сегодня слону спрятаться не так-то легко. Некоторые части Африки до сих пор кишат слонами, и их гигантские следы можно увидеть на расстоянии многих миль вокруг каждого водопоя, а стадо, бегущее вдоль линии горизонта, похоже на скорый поезд. Но мертвых слонов увидеть удается не часто. Слоны на свободе живут примерно пятьдесят лет, поэтому в очень больших стадах животное должно умирать примерно раз в месяц. Куда деваются умира­ющие слоны? Согласно легенде, они чувствуют, что приближается смерть. Издавая пронзительный пред­смертный рев, они исчезают в тайной долине, где лежат, белея на солнце, огромные скелеты их предков.

 

  Несмотря на то, что никто никогда не видел слоновьих кладбищ, широко известен тот факт, что слоны и люди - единственные существа на планете, оказывающие должное умершим сотоварищам. Если слон заболевает, слоны стада всячески ухаживают за ним и приносят еду. Если он умирает, они некоторое время пытаются его оживить пищей и водой, а затем выкапывают неглубокую могилу и покрывают умершего слона ветками.

 

Некоторый колорит этой легенде придает то, что когда слоны убивают человека, они зарывают тело под кучей травы. Этим как бы доказывают, что у таких умных животных может существовать свой собственный «похо­ронный ритуал». Некоторые охотники также имели воз­можность наблюдать, как самки слонов помогают своему вожаку-самцу, когда он ранен: вливают воду ему в рот, покрывают его ветками, чтобы защитить от жары и мух, охраняют тело в течение долгого времени после смерти.

Полковник Дж.Л.Ф. Туиди, бывший районный упол­номоченный в Судане, предложил свое решение загадки, исходя из личного опыта. В его штаб-квартиру принесли для взвешивания и регистрации слоновую кость, и он заметил, что одна партия бивней сильно пострадала от огня. Он выяснил, что туземцы обнаружили стадо сло­нов на высохшем болоте. Они подожгли высокую траву вокруг стада, и все охваченные паникой слоны погибли за огненной стеной. Полковник Туиди предположил, что путешественник, набредший на кости такого стадамного лет спустя, мог легко вообразить, что он на­ткнулся на кладбище слонов.

Сэр Уилльям Доуэрс, бывший губернатор Уганды, подсчитал, что в Африке каждый год естественной смер­тью погибает примерно две тысячи слонов. Он при­знал, что практически все те мертвые слоны, которых он видел, были либо застрелены, либо убиты копьем, либо попали в ловушку, либо упали с обрыва. Слоны, дейст­вительно, нередко становятся жертвами несчастных слу­чаев со смертельным исходом. Не так давно в Северной Родезии (Замбия,— Пер.) три слона были убиты ударом молнии. Другие погибали от укуса змей. Но, тем не менее, сэр Уилльям Доуэрс был противником теории о кладбищах.. Он считал, что умирающие слоны исчезают под водой в реках и топях. И это предположение подтвердил инженер, который занимался подводными рабо­тами при строительстве моста через Голубой Нил в Хартуме. Он обнаружил целый слой слоновьих костей на глубине двадцать футов на дне реки.

 

  Для кого-то это болото, а кому-то – удовольствие...

 

Другие противники легенды о кладбищах говорят, что отсутствие мертвых слонов легко объясняется. Сла­бого, умирающего слона может свалить стая львов, а затем съесть его мясо. Потом приходят гиены, разгры­зая и растаскивая даже крупные кости, и в конце концов их скрывает буйная растительность. Вдоль речных бе­регов в пиршестве принимают участие и крокодилы. Так толстокожего гиганта разрывают на части, и постепенно он вообще исчезает.

Карл Маух, немецкий путешественник и изыскатель 60-х годов прошлого века, прославившийся тем, что од­ним из первых поведал миру о руинах Зимбабве, наоборот, поддержал эту легенду. Он путешествовал по Бечуаналенду с туземным проводником, и они вошли в узкий клуф (ущелье (африкаанс).— Пер), который, расширившись, превратился в огромное глубокое ущелье. Оно на протя­жении многих миль было усеяно костями, которые Маух определил как слоновьи. Но там не было бивней. Маух назвал это место слоновьим кладбищем Бечуаналенда.

Я не знаю, побывал ли кто-нибудь еще на этом кладбище после Мауха. Когда я в 1936 году был в Бечуаналенде с экспедицией, исследовавшей пустыню, я тем не менее слышал местное предание, которое связано с легендой о кладбище слонов. Говорят, где-то в Калахари есть огромный вулканический кратер (см. главу «Алмазы Калахари».—Пер.), куда как в ловушку попадали люди, животные и фургоны. Немецкий охотник по имени Эрлангер говорил, что вместе со своим фургоном провалился в гигантский колодец. Он исследовал кратер и наткнулся на несколько скелетов слонов с бивнями. Вне сомнения, рассказ о приключении, выпавшем на долю Эрлангера, со временем был приукрашен, но в Калахари, действительно, полно подобных странных мест, так что кратер, может, и существует на самом деле.

Типпо Тиб, крупнейший торговец рабами с Занзи­бара, говорят, как-то обнаружил огромную «долину сло­новой кости», куда уходили умирать тысячи восточно-африканских слонов. Британские власти предлагали заплатить ему десять процентов стоимости всей сло­новой кости, если он покажет им местонахождение сокровищ. Но он не верил ни одному белому человеку и, как считали, унес эту тайну с собой в могилу. У Типпо Тиба был племянник Мохамед Абдулла, который был таким же негодяем, как и его дядя. В 1927 году Мохамед Абдулла поведал правительству Уганды исто­рию о слоновой кости, которую спрятали задолго до белых людей. Он отказался сообщить какие-либо под­робности, и сказал лишь, что слоновую кость дал ему умерший друг. Были ли эти сокровища Типпо Тиба? Мохамед получил требуемые гарантии, и сохранились документы, подтверждающие, что он передал властям более сотни великолепных бивней.

 

Сокровище Африки...

 

Майор П.Х.Дж. Пауэлл-Коттон, один из первых охотников в Британской Восточной Африке, уверял, что обнаружил подлинное кладбище слонов на землях на­рода туркана. «Я с удивлением обнаружил, что большая территория была усеяна останками. Когда лучи солнца прорывались сквозь облака, они ярко высвечивали ко­сти, лежащие повсюду»,— писал он.

«Мой проводник назвал это «местом, куда слоны при­ходят умирать», и уверял меня, что это не какая-то болезнь уничтожила огромное стадо, а просто слоны, чувствующие, что силы покидают их, специально преодолевают большие расстояния, чтобы сложить свои кости в этом месте. Эта долина хорошо известна туркана, которые регулярно на­ведываются сюда, чтобы забрать бивни».

Еще более убедительное свидетельство оставил майор Дж.Ф. Камминг, районный уполномоченный в Судане, который описал кладбище слонов в одном научном журнале всего несколько лет назад. Майор Камминг застрелил слона в стаде, которое паслось недалеко от верхнего течения Нила, и вернулся на следующий день, чтобы отпилить бивни. Но слон исчез. Он покоился под восемнадцатью дюймами грунта, а майор Камминг вокруг обнаружил следы бивней «могильщиков».

Как-то в годы второй мировой войны я пролетал на небольшой высоте над подлинным кладбищем сло­нов, и один из моих спутников, который исходил эти места, рассказал мне любопытную историю. Это было озеро Бангвеоло в Северной Родезии. Через дымовую завесу от лесных пожаров я увидел огромное таинст­венное озеро — тысячу шестьсот квадратных миль не­глубоких вод и  изменчивых фарватеров;  уложенные бревнами тропы через болота; каноэ, огромные бана­новые деревья и заросли тростника; мириады птиц, уток, цапель, журавлей и аистов марабу.

 

 Озеро Бангвеоло

 

Мне показалось, что я могу различить черных бабуинов, двигающихся по деревьям, но мой спутник сказал, что это пигмеи. Он показал мне их деревни, хижины на сваях на больших и малых островах посреди этих водных джунглей. И он сказал, что на Бангвеоло есть другие острова, где только слоны чувствуют себя как дома. Они были отрезаны от «большой земли» во время сезона дождей. Слоны рождались на этих островах и там умирали.  Люди не осмеливались охотиться на них, так как камы­шовые заросли и непролазные чащи в этих убежищах слонов представляли опасность для человека. Где-то около западного берега Еангвеоло, согласно местной легенде, находится кладбище слонов с огромным количеством слоновой кости. Я с интересом смотрел вниз на эти земли, где рождались и находили вечный покой слоны, и было жаль, что наш «Лоудстар» летел так быстро. Это была одна из тех дразнящих, мельком возникающих перед глазами картин, которые на мгновение дает воз­можность увидеть самолет, чтобы тут же унести прочь. Единственно, что можно сказать наверняка: слабый, умирающий слон испытывает страшную жажду. Поэтому многие слоны  в том или ином районе идут в свой последний час по одной и той же тропе, самой короткой тропе, которая ведет к воде. Напившись последний раз в жизни, огромные животные, вероятно, тонут в болотах и заводях, которые становятся кладбищами для целых стад.Так они и исчезают, пока однажды в результате сильной засухи не обнажатся скелеты и бивни. «Он ушел умирать в одиночестве,— говорят туземцы, Когда старый и хорошо известный им самец исчезает в конце концов с их племенных земель.— Откуда мы можем узнать, куда он ушел?».

Возможно, это миф, но мне хочется думать, что груда скелетов в Долине Слоновой Кости становится год от года все больше...

 

Сколько же нужно уничтожить бедных животных, чтобы мир наконец-то был насыщен слоновой костью до отвращения...