Такая загадочная Африка... часть1

Опубликовано: 07 октября 2017
Просмотров: 564

 

Такая загадочная Африка...

 

Раздел создан на основе книги Лоуренса Грина "Тайны берега скелетов" и других материалах...

Часть 1

Часть2

 

 

 

  Lawrence ("Laurie") George Green (Лоуренс («Лори») Джордж Грин) (1900  - 14 май 1972 год) был южноафриканским журналистом и автором книг.

 

 

Тайны Берега Скелетов...

 

Побережье Юго-Западной Африки на протяжении тысяч миль охраняют буруны и гряды высоких желтых дюн. Эти песчаные дюны — самые высокие в мире. Под дюнами — но редко на поверхности — лежат алмазы. Только на крайнем севере и крайнем юге есть реки, которые текут круглый год. Кунене — северная граница страны — своенравная и малоизученная река, некоторые участки которой не исследованы и по сей день.

 

 Кунене (порт. Cunene) — река в юго-западной Африке, начинается в Анголе, в среднем и нижнем течении образует границу между Анголой и Намибией и вливается в Атлантического океан. Длина 1207 км, площадь бассейна 109 832 км², расход воды 174 м³/с.

 

Отвесные обрывы врезаются в мутный и вероломный поток. Бе­гемоты, крокодилы, малярия и нестерпимая жара — вот опасности, которые подстерегают тех, кто в поисках алмазов пересекают реку. К этому еще стоит добавить неожиданные пороги, которые затягивают и опрокиды­вают каноэ.

 

  Богатая флора и фауна реки и прибрежных территорий строго охраняются. Кунене знаменита своей популяцией нильских крокодилов, поэтому от купания в ее водах лучше воздержаться.

 

На юге — Оранжевая река, вполне мирный поток; но и там вы можете пройти сотни знойных миль по длинным каньонам и так и не увидеть при­знаков цивилизации.

 

  Оранжевая река известна благодаря 146-метровому водопаду Ауграбис и седьмая по протяжённости река в Африке, берущая начало в Драконовых горах, протекающая в ЮАР и впадающая в Атлантический океан.

 

Алмазы можно найти повсюду между этими реками, если держаться безлюдного берега. Это — пустыня Намиб, со своей собственной пугающей красотой и своими собственными опасностями. Это пустыня потому, что ледяное течение из Антарктики проходит вдоль берега и вытягивает всю влагу из преобладающих южных ветров. Испарения конденсируются. Почти каждый ве­чер приносит туман. Между периодами тумана и обжигающего восточного ветра проносятся песчаные бури. Мне не раз приходилось испытывать страх во время этих бурь, находясь в полной темноте, не имея воз­можности говорить и лишь слушая, как песок, словно дождь, немилосердно сыпется на брезент над моей по­ходной постелью. Даже морские птицы кричат от ужаса, когда за ними гонится такая буря.

 

Пустыня Намиб - встреча с океаном. Еще в период жизни динозавров образовалась пустыня Намиб, ее возраст около 80 млн. лет. Она считается самой древней пустыней в мире.

 

Большую часть песка дает холодный синий океан. Он высыхает при отливе, а сильный ветер поднимает его и несет вглубь материка, увеличивая и без того огромные движущиеся дюны. Между портами Людериц и Уолфиш-Бей местность напоминает океан из песка, движущегося на 80 миль вглубь материка в виде ог­ромных барханов, достигающих 700 футов в длину. Время от времени какие-то капризы геологии рождают вдруг на свет красную дюну среди одинаковых желтых чудовищ. С большими промежутками среди песка воз­никают сухие русла рек, их берега отмечены высокими деревьями ана, разновидностью акации; но они никогда не доходят до побережья. Только вечнозеленые тама­риски выживают в этом подлинном поясе жажды. Даль­ше вглубь материка одиночество пустыни нарушают эвфорбии, редкие вельвичии и так называемые «буш­менские свечи» — пылающий желтым пламенем кус­тарник. Небогатый сад, но производящий впечатление почти чуда, если учесть, что на побережье не выпадет и дюйма осадков за двадцать лет.

 

  В переводе с нама Намиб означает «место, где нет ничего».

 

Неожиданно среди этой пустыни вздымаются горы, одинокие пики, которые немцы прозвали «инзельберге», гранитный купол гор Брандберг, мраморные горы, из­вестные здесь как Фальшер-Хайнрих и Ланге-Хайнрих, Спитскоп и Россинг. Берег океана, как правило, пологий с отдельными вкраплениями скал. Монотонность бере­говой линии нарушают лишь лагуны. Когда-то это были заливы, но песок постепенно перегородил проливы, со­единяющие их с океаном. Точно так же были перекрыты и устья рек, но несколько раз в каждые сто лет во время сильного паводка все же побеждает песок. На этих безлюдных берегах лишь тела животных, стволы деревьев да всякий мусор, выносимый паводками, по­коится на скрытых в песке алмазах. В руслах рек со­храняется пресная вода, и на побережье люди часто спасали свои жизни, копая в нужном месте, порой совсем рядом с океанскими волнами. К берегу выходят стада антилоп гемсбоков, чтобы полизать соль. Упи­танные антилопы раскапывают песок в поисках воды копытами и питаются дикими дынями. Шакалы посе­щают берег, чтобы поохотиться на морских птиц. Та­инственные звуки пустыни Намиб — это вой шакалов на луну. Иногда на побережье из внутренних районов выходят и дикие страусы. Но в этом мире песка только птицы и насекомые чувствуют себя как дома.

 

 Это тоже Намиб…

 

Некоторые называют пустынное побережье Юго-За­падной Африки «Берегом Скелетов», и это вовсе не полет воображения. Многие путешественники называли его «Берегом Мертвых Кораблей». Но для меня это всегда будет «Берег Алмазов». Он протянулся на более чем восемьсот миль от Кунене до Оранжевой реки — восемьсот миль южноатлантического прибоя, долгих, пологих берегов, редко посещаемых человеком, и ог­ромных серповидных дюн, с верхушек которых порывы резкого ветра, называемого готтентотами «су-у-уп-уа», постоянно сметают песок. Иногда попадаются соляные «паны» и лагуны, которые облюбовали фламинго. Все они столь же бесплодны, как и Луна.

Об этих диких местах ходит масса удивительных историй. Это берег, о котором автор историй ужасов вряд ли сможет придумать что-то более драматичное, чем подлинные приключения, реальные катастрофы и медленные мучительные смерти, которые там разыг­рывались.

Я ездил туда по специальному разрешению и ни­когда мне не угрожала опасность умереть от жажды. Искатели алмазов, нелегально проникающие туда, могут быть оштрафованы на пятьсот фунтов стерлингов (или посажены на год в тюрьму), если их застанут в запрет­ной зоне прибрежной пустыни. Но полиция знает, что меня больше интересуют истории об алмазах, чем по­иски самих камней. И я свободно проезжал по «Сперр-гебит» — «запретной территории».

 

   Пустыня Намиб - свидетель кончины огромных рептилий за десятки млн. лет практически не изменил свой внешний вид.