A+ R A-

Такая загадочная Африка... часть2

 

 

 

Не вызывает сомнений, что до Лихе дошли слухи о дереве-людоеде, но что побудило его написать эту страшную историю, лучше известно ему самому. Возможно, это была простая мистификация, но я думаю, что он надеялся завоевать репутацию первооткрывателя. Ясно, что он сам не видел того, что описывал. Он перестарался с рассказом о приношении человеческой жертвы. Ученые могли бы поверить менее драматической истории о странном дереве, у корней которого разбросаны кости. Но сцена с жертвоприношением вы­дала Лихе как лжеца.

Было множество сообщений, как бы продолжающих историю Лихе, и в разных частях света существует множество ее вариаций. Передо мной лежит вырезка из лондонской газеты за февраль 1924 года, где опи­сывается испытание, выпавшее на долю двух ботаников Жозефа Вилларё и Жоржа Гастрона, которые собирали образцы растений в болотах в сорока милях от Нового Орлеана. Они неделю блуждали по топям, а затем выбрались на небольшой островок, где у самой воды росло таинственное растение, не известное науке. Оно было похоже на серую пальму. Вилларё привлекли ду­шистые желтые цветы, которые росли около ее осно­вания, и он уже было собрался сорвать их, как вдруг несколько листьев этого неизвестного дерева схватили его и потащили к главному стволу. Затем в него вон­зились шипы, которые схватили его так крепко, что он не мог пошевелиться. Гастрон с топором бросился на помощь, и в конце концов Вилларё был освобожден. Затем они заметили, что несколько мелких животных — белок и кроликов — было поймано деревом и сжато в его смертельных объятиях. Гастрон говорил, что после удара топора растение стало корчиться в агонии, а из ран выступил красный сок, напоминающий кровь.

 

 Абориген спасает незадачливого европейца...

 

Лондонская «Дейли кроникл», опубликовавшая эти фантастические россказни со ссылкой на информаци­онное агентство (не «Рейтер», спешу добавить) снабдило свое сообщение серьезным примечанием, в котором говорилось: «Плотоядные растения отнюдь не редки. Такие растения встречаются в тропиках повсюду, всегда на болотах и топях».

Это сообщение побудило журналиста Артура Р. Эмори признаться, что он первым написал историю о дереве-людоеде в Индии, дождливым днем 1894 года. (Ве­роятно, он не знал о более ранней попытке удивить публику Карла Лихе.) Эмори с друзьями разговаривали о «растении-кувшине», которое, как они видели, ловит насекомых; и Эмори пустился в фантазии о том, что может случиться, если такой «кувшин» вырастет до гигантских размеров.

 

 Фантазии сбываются... «У меня за спиной гиганские кувшины  в парке в Куала-Лумпуре, Малайзия» (д-р Карл Шукер)

 

Он описал участника экспедиции, отправившейся за орхидеями, который оставил основную группу и пошел на поиски пропавшей собаки. В конце концов он нашел своего терьера сжатого резинистыми щупаль­цами огромного растения. Он обрезал ножом одно щу­пальце за другим, но в это время остальные щупальцастали обвивать его самого. В конце концов охотник за орхидеями из рассказа Эмори был безжалостно сдавлен до смерти. Другие участники экспедиции неделю спустя обнаружили его скелет, лежащий рядом со скелетом его собаки.

Это был чистый вымысел, но после того, как история была опубликована в бомбейской газете, животрепещу­щий рассказ пошел гулять по всей Индии уже как подлинный. Некоторые газеты придумали свои подроб­ности, чтобы добавить рассказу правдоподобия. История дошла до Австралии, Дальнего Востока и Канады, ста­новясь все длиннее и богаче деталями по мере про­движения через моря и границы. Наконец она достигла Англии, и Эмори был ошеломлен, когда прочел оче­редную версию, где содержались имена охотников за орхидеями и подробности их биографий.

«Не говорите мне о чудовище, созданном Франкен­штейном,—заявил Эмори,— Франкенштейн был жалким любителем».

Сэлмон Чейз Осборн, американский путешественник и член Мальгашской академии, отправился в 1924 году в леса Мадагаскара, чтобы расследовать происхождение легенды, и пришел к следующему выводу: «Я не знаю, существует ли на самом деле это кровожадное дерево, или же эти леденящие кровь истории о нем являются чистым вымыслом. Но почему такое дерево не может существовать? Все люди, с которыми я встречался, будь то хува, сакалава, сиханака, бецилеу (названия этниче­ских групп мальгашей.— Пер.)— от всех них я слышал истории и предания. Я прошел тысячу миль вдоль и поперек острова. Некоторые миссионеры говорят, что этого дерева не существует, но они не едины в этом мнении. Некоторые миссионеры говорили мне, что они не могут понять, как все эти племена могут так искренне верить в его существование, если под этим нет каких-то реальных оснований».

 

    J. W. Buel's Sea и Land в 1887 году описывали это растение, YA-TE-VEO(«Я вижу тебя»), как родное для Африки и Центральной Америки и имеющее «стебли», которые напоминают «множество огромных змей в разгневанном возбуждении, время от времени бросаясь из стороны в сторону, как будто поражая воображаемого врага", пытаясь уничтожить людей.

 

 

 Современный Ficusvirens - совсем как YA-TE-VEO...

 

Капитан Л.Р. де ла Херст, бывший офицер Индий­ской армии, который много путешествовал по Мада­гаскару, объявил в 1932 году в лондонской газете, что он собирается возглавить экспедицию на западное по­бережье Мадагаскара с целью найти дерево-людоеда. «Я могу сказать вам — оно действительно пожирает лю­дей,— заявил капитан де ла Херст.— Его местонахож­дение держат в строгой тайне, и туземцы не особенно склонны показывать место, где оно растет. Вожди го­ворили мне, что дереву приносят жертвы, и я надеюсь заснять церемонию на кинопленку. Но я не собираюсь много рассказывать об этом, дабы не выглядеть еще одним де Ружмоном (Мишель-Николя де Ружмон — французский писатель, автор невероятных историй (1781-1840).-Пер.).

Капитан де ла Херст тем не менее сказал достаточно, чтобы возбудить мой интерес, и я очень внимательно следил за результатами его экспедиции. К сожалению, больше ничего о ней я не услышал.

Покойный Оуэн Летчер, известный южноафрикан­ский специалист в области горного дела, поехал в 1935 году на Мадагаскар по финансовым делам и ре­шил всерьез заняться там деревом-людоедом.

Среди тех, кто снабдил его информацией, был Майлс Кэррол, австралийский горный инженер, который прора­ботал на Мадагаскаре более тридцати лет. Кэррол сказал Летчеру, что колдун предлагал ему отвести его в долину, где росли два таких дерева. За это необходимо было одарить колдуна несколькими зебу, но он намеревался принять подношение, когда у него будет время. По-ви­димому, он так и не сделал этого. Ибо это было последним упоминанием о поисках загадочного явления.

Согласно одной из теорий, которую я упоминаю только из-за ее романтичности, дерево-людоед было выдумано пиратами Индийского океана — Киддом и другими — когда они создали на Мадагаскаре свою республику. Они не желали, чтобы кто-то вторгался в их убежище и, возможно, нашел бы их сокровища, и они надеялись, что жуткое дерево оградит их от неже­лательных посетителей. Я думаю, это был бы слишком изобретательный ход.

Теперь я должен сделать небольшое отступление, чтобы рассмотреть эту легенду, которая занимала меня в течение долгого времени, под другим углом. Три века назад на Мадагаскаре губернатором был Этьен де Флакур, опубликовавший книгу, где описывал гигантскую птицу, которая откладывала огромные яйца. Эта птица напоминала рухх из «Тысячи и одной ночи», которая бросала камни в корабль Синдбада и потопила его, птицу, о которой Марко Поло говорил, что она может поднять в воздух слона. Флакур не утверждал, что видел эту птицу. Это была просто распространенная среди туземцев легенда, как и та, что касалась дерева-людоеда. Даже в то простодушное время, в XVIIвеке, нашлись многие, кто ставил под сомнение слова Флакура.

В начале прошлого века исследовавший Мадагаскар путешественник Сганзен обнаружил куски скорлупы ог­ромного яйца и сделал с них зарисовки, которые отправил французскому натуралисту Жюлю Верро, ока­завшемуся в то время в Кейптауне. Теперь мы, конечно знаем, что на Мадагаскаре обитала гигантская бескры­лая птица, достигавшая двенадцати футов высоты и называвшаяся эпиорнисом, птица, которая просущест­вовала до двенадцатого века нашей эры. Она отклады­вала самые большие яйца, какие когда-либо находили на земле, яйца размерами три фута в окружности. Конечно, эпиорнис никогда не пожирал слонов, но это была птица, а не миф.

 

  Эпиорнис (слоновая птица). Обитала на Мадагаскаре. Высота почти 3 метра, вес 500кг, яйца диаметром 35см, что равно 180 куриным.

 

Есть ли действительно на Мадагаскаре дерево со смертельно опасными свойствами, существование ко­торого, могло бы объяснить возникновение легенды о дереве-людоеде? Я думаю, что это возможно, и мое мнение опирается на необычную, но правдивую исто­рию о яванском анчаре, антиарисе токсикарии, дереве, содержащем смертельный яд. Оно было описано Фриаром Одерихом в четырнадцатом веке, и с той поры распространились рассказы, будто смертельное дерево настолько опасно, что способно убить любого, кто спит в радиусе мили от него.

 

61plant9        Дерево упас, выделяющее ядовитый млечный сок, относится к разновидности деревьев анчар.

 

Вера в эти рассказы настолько укоренилась, что в 1837 году лейтенант-полковник У.Х. Сайкс, член Королевского Общества отправился на его поиски. Его проводники отвели его в долину скелетов, где среди костей были и человеческие черепа. Там же рос и анчар.

Сайкс попытался найти какие-то другие объяснения причины гибели людей и животных, и вскоре он нашел, что искал. Ява — эта страна вулканов, которые выделяют двуокись углерода. Собаки и куры, которых Сайкс ос­тавил на ночь в этой отравленной долине, были на утро найдены мертвыми. В безветренную погоду газ скапливается в долинах. Туземцы в гибели людей и животных винили ядовитый анчар, а не газ.

Я думаю, что на Мадагаскаре может существовать ядовитое дерево, причем, возможно, в какой-то нездо­ровой местности, где часты безвременные смерти. Кости людей и животных, разбросанные вокруг таких деревьев, могли быть вполне достаточным основанием для появления легенды, которая до сих пор гуляет по свету, несмотря на все насмешки.

 

 

Яндекс.Метрика